Блог Новости из ФК Урал

Большое интервью Григория Иванова: «Верю, что в Екатеринбурге прозвучит гимн Лиги чемпионов»

Президент «Урала» Григорий Иванов в день своего 60-летия дал интервью изданию "Спорт-экспресс". Он рассказал о детских годах, зарождении мини-футбола, Гончаренко, Скрипченко, первом президенте России, любимых фильмах и мечте.

Юбилей, коронавирус

— Что для вас значит цифра 60?

— Она меня точно не радует. Но в то же время и не пугает. Хотя, конечно, хотелось бы, чтобы мне сейчас было 20 (смеется). Быстро время пролетело... Вроде бы еще вчера пацанами в футбол гоняли. Порой возвращаюсь в свой двор и понимаю: елки-палки, 50 лет уже прошло! Что поделать, это жизнь.

— Как отмечать собираетесь? С размахом?

— Да никак не буду отмечать.

— ?

— Уже лет 20 спокойно отношусь к своим дням рождения. Когда тебе 60 — это уже не праздник (смеется). Буду с командой на сборе.

— Получается, все последние годы дни рождения отмечаете на сборах?

— Нет. Как правило, дома. Приходят друзья, ученики из моей школы. Всегда все трогательно проходит, приятно. Но в этот раз решил полететь с «Уралом». Так получилось. Надо побыть с командой. Посмотрим, может быть, игроки мне галстук подарят (смеется). Мы же будем контрольный матч с «Зенитом» проводить, с «Краснодаром» сыграем. Кто знает... Лучше пусть там галстук подарят, а не во второй части сезона.

— Как сейчас себя чувствуете? Восстановились после коронавируса?

— Уже более-менее нормально. Две недели назад выписался. Но я и не предполагал, что это такая коварная болезнь. Видимо, пока сам на себе не испытаешь, не поймешь всю серьезность коронавируса... Непросто все это перенес.

— Вы же были подключены к искусственной вентиляции легких?

— Нет, такого не было. Дышал кислородом.

— Во время болезни посещали дурные мысли?

— Много плохих новостей в интернете... Но у меня в целом упаднического настроения не было. Семья здорово поддерживала. Нужно отдать должное докторам из команды и врачам больницы, в которой я лежал. Им надо вообще памятник поставить! Они же на работу идут как на войну, чуть ли не круглыми сутками дежурят. Большие профессионалы. Хотим пригласить медиков на наш первый домашний матч. Мы в долгу перед ними.

Счастливое детство

— Откуда у вас такая любовь к футболу?

— Да как у всех. Я еще в садик ходил, когда отец начал водить на хоккей с мячом. Он говорил воспитательницам, чтобы после обеда меня спать не укладывали, потому что меня заберет. В общем, шли болеть за нашу великую команду — СКА. А летом, конечно, ходили на футбол. Так что все это от папы, наверное. Кроме того, влияние на мои интересы оказали школьные физруки. Мой первый учитель Николай Алексеевич до сих пор бегает на лыжах за ветеранов, а ему уже за 80! Представляете, какая закалка? Он с Ведениным дружил (Вячеслав Веденин — двукратный олимпийский чемпион по лыжным гонкам. — Прим. «СЭ»). В общем, привил нам любовь к спорту с первого класса.

А когда я переехал в другой район, моим учителем физкультуры стал Анатолий Иванович Манаев. Его уже нет в живых. Вот он конкретно делал упор на игровых видах спорта, в частности на футбол. Очень грамотные у него были тренировки, команду сильную собрал. Мы соревнования по городу выигрывали.

— Каким в целом было ваше детство?

— Счастливым. По сравнению с нынешними временами более искренним, что ли... Сейчас дети приходят к нам в школу тренироваться. Смотрю на них, когда они сидят на скамейке, и не вижу эмоций. Многие не живут игрой! Могут в телефоне копаться перед матчем. У нас такого не было. Мы все время носились как заведенные. В любой игре хотели победить. В любой! Не только в футбол умели гонять, но и в баскетбол, хоккей. Эмоции били ключом. При каждом заводе была секция, с нами работали сильные тренеры. Вспоминаю, что в Екатеринбурге в одном Чкаловском районе 18 команд играло на первенстве района. Подчеркиваю: не города, а района! А у нас их семь.

— Сейчас такого нет.

— В том то и дело. Не только в Екатеринбурге, но и в других городах на месте футбольных полей понастроили непонятно что... И где детям играть? От родителей тоже многое зависит. Некоторые приводят своих чад на тренировку и думают, что из них обязательно сделают мастеров спорта. Но для этого нужно помогать своим детям! Показывать им пример, выходить вместе с ними во двор, в снежки играть, в футбол, в хоккей, быть спортивными, понимаете? У нас в «Урале» единицы умеют кататься на коньках. Ну как так?! Вспоминаю, когда я только начинал выступать в мини-футболе в 1992-м году, мы дружили с хоккеистами из «Автомобилиста». И они умели играть в футбол на приличном уровне, выставляли даже команду на первенство города. А что сейчас?

— Узкая специализация.

— Мы на сборе в Железноводске решили сыграть с молодежью в баскетбол. Тренерский штаб и руководство против ребят.

— И как?

— Думал, они нас перебегают. Но оказалось, что никто их в школе баскетболу-то и не учил! Что они проходили на физкультуре?

— В общем, разнесли их?

— Счет уже не вспомню, но победили их два раза. Они же еще нас на матч-реванш вызвали, но ничего у них не получилось. Так что детство у меня было счастливым. Столько соревнований, столько команд, коллективов... На первенство области в Нижний Тагил приезжали вообще ребята из глубинки. А теперь все исчезло. Остался, по сути, только «Кожаный мяч», но уже не то. По воскресеньям у нас в районе все собирались в одном месте и рубились в футбол, хоккей (зимой), баскетбол. Раньше же клубы многих ребят находили во дворах, ходили, просматривали.

Вроде бы в последнее время постелили у нас в городе небольшие поля для детей. Но вот мимо них проезжаешь, а там никого! Ни души! Все сидят по домам, в своих гаджетах. И вот тут как раз родители должны выводить своих чад на улицу, прививать им любовь к уличному спорту. Вроде бы все условия им созданы, но у нас детство было счастливее, чем у них.

— Вы были игровиком? Или на бокс тоже ходили?

— Нет, нет. Бокс — это не мое. Причем я жил рядом с дворцом спорта. Один раз сходил на тренировку по боксу. Мне сказали, что перчатки выдают только на третьем занятии. В итоге я всю тренировку простоял перед зеркалом. Мне это не понравилось (смеется), больше не ходил. Так что я действительно игровик. В легкой атлетике у меня тоже были определенные успехи, но мне больше нравятся коллективные виды спорта.

— Как в школе учились?

— Да по-всякому, по-всякому. Самое главное — по физкультуре была пятерка. Мои учителя всегда хотели, чтобы я чего-то добился в спорте. Надеюсь, я их не подвел.

Лихие 90-е, мини-футбол, Еременко

— Вы стояли у истоков мини-футбольного клуба «ВИЗ-Синара». Если верить «Википедии», то даже успели сыграть в высшей лиге 34 матча и забить шесть мячей.

— Да. В 1992-1994 годы я еще выходил на площадку. Не могу назвать себя супер-пупер-игроком. С другой стороны, где еще я мог бы стать мастером спорта? Мы вышли в премьер-лигу и сразу завоевали бронзу. За это получили звания. Я даже что-то там забивал. Кстати, в 90-е годы мини-футбол развивался здорово! Сейчас мне не нравится, что многовато легионеров, бразильцев. Надо играть своими ребятами. У нас, например, все местные выступают! Все окончили нашу школу. Надеюсь, получится это сделать и в большом футболе.

— Это не утопия?

— Нет. Думаю, Сергею Николаевичу Галицкому в «Краснодаре» это скоро удастся. Я тоже мечтаю, чтобы в составе «Урала» вышло на поле 11 воспитанников. Мы работаем над этим.

— Вам же доводилось играть против Константина Еременко?

— А как же! Вспоминаю один матч. Играли дома, принимали «Дину». А там все великие! Костя Еременко, Аркаша Белый... Короче, все те, кто ковал славу нашего мини-футбола.

— Как сыграли?

— Рассказываю. Забиваем гол, ведем — 1:0. А потом в ворота «Дины» еще и пенальти назначают. И все у нас оцепенели...

— Почему же?

— Ну, никто не решался взять на себя ответственность. У них же в воротах стоял Илюха Самохин, царствие ему небесное (Илья Самохин умер в 2014 году. — Прим. «СЭ»). Такой хороший парень был... И никто из наших не хотел ему пробивать — мол, заругают и так далее. А я одним из руководителей клуба являлся. Подумал: была не была. Поставил мяч и забил (смеется). Повели — 2:0. Так что вошел в историю (смеется). А Костя Еременко, конечно, футболист от Бога. Жаль, что он так рано от нас ушел. Суперзвезда.

— Как удалось выжить в лихие 90-е годы?

— Всякое было... Но это же не только в Екатеринбурге, но и в других городах.

— Но если почитать прессу, посмотреть фильмы, интервью, то у вас там чуть ли не гражданская война была. Центровые, уралмашевские, афганцы...

— Я лично ничего такого страшного не видел, чтобы говорить о гражданской войне. Да, кто-то что-то делил между собой, кого-то где-то убивали... Но 90-е были несладкими для всей страны. Сложное время, одним словом. Самое главное, что тогда мы были молодыми, полными сил и желаний, амбиций. Это сейчас мне уже 60...

— Был случай, когда вас могли реально убить?

— Убить? Да нет, такого не было. А за что? За футбол? Я всегда старался жить по правде, честно. Ни с кем не ссорился из-за пустяков. Никогда не прятался, не увозил куда-то семью. Довольно спокойно жили.

— Неужели не вспоминаете то время с содроганием?

— Нет. Это уже преувеличение какое-то. Конечно, было непросто. Семью надо было кормить, зарабатывать. Но все равно смогли же в 1992-м организовать мини-футбольную команду. Как это ни парадоксально, но очень многие люди тогда откликнулись, помогли нам. Дмитрий Александрович Пумпянский уже тогда оказывал поддержку. Помню, директор завода хотел нам помочь, но денег не было. Он нам сказал: тогда заберите автобус, «пазик». Мы хоть как-то могли куда-то добираться на соревнования. У нас же за рулем сидел футболист (смеется). Вот как-то так жили, выкручивались, подставляли друг другу плечо. Так что я точно не содрогаюсь, когда слышу про 90-е. Это наша история.

Тюбетейка из Хорватии, Гончаренко, Скрипченко

— Вы уже 18-й год президент «Урала». Не верится, что ни разу не хотели бросить это дело. 

— Да было, конечно... Футбол — это же эмоции. Проиграл — сразу все плохо, болельщики, как модно сейчас говорить, нас хейтят. Я к нашим зрителям очень уважительно отношусь. Но некоторые, не зная конкретики, начинают лить грязь.

— Задевает?

— Я же им всегда говорю: есть вопросы — приходите, пообщаемся, отвечу. Но не надо грань переходить! У всех же есть родственники, близкие. Они же всю эту критику тоже читают... Лучше ко мне напрямую обратитесь, я попробую изложить свою точку зрения. Я же никому своего мнения не навязываю. Приходи — сядем поспорим.

— Ваша шапка-тюбетейка — один из главных мемов этого сезона. Откуда она у вас?

— Я в прошлом году был в Хорватии. Сидели с друзьями в ресторане, а там официант ходит вот в такой кепке. А она наших цветов, представляете? Оранжево-черная. Спросил его, есть ли такая в продаже. Он ответил утвердительно, вот я и купил. Понравилась. Но там это целая национальная традиция.

— Расскажите.

— Если мужчина женат, то выходит в оранжевой шапке на улицу. А если, допустим, холост, то выворачивает ее наизнанку — синий цвет. Это как у нас некоторые мужчины, когда куда-то собираются, снимают с пальца обручальное кольцо (смеется). Сейчас, кстати, пошла мода на такие шапки. Недавно в программе у Маргулиса на телевидении выступала наша группа «Чайф». И вот Вова Бегунов был так одет.

— Так это вы задали тренд?

— Не знаю, не знаю. На первой игре в ней был — победили, на второй — тоже. Как я мог от нее отказаться? Правда, потом наступил не очень удачный период. И я подумал: если «Уфу» не обыграем — я ее выброшу. В итоге взяли верх — пришлось оставить. Думаю, доношу до конца сезона.

— Но в феврале-марте, мягко говоря, прохладно...

— Так мы в Краснодаре начинаем (улыбается). А вообще, во время игры я холода не ощущаю. Весь там — на поле, поглощен футболом. Такие эмоции, такие нервы! У меня никогда и перчаток нет.

— Был ли в «Урале» хоть один тренер, который тактично просил вас смотреть футбол из ложи, а не со скамейки?

— Нет, никто конкретно не просил. Но мне казалось, что Виктор Михайлович Гончаренко поначалу чувствовал себя не совсем комфортно, что ли. Однако мы все с ним обговорили, я ему точно не мешал. Знаете, что мне в нем нравится?

— Что?

— Он сам, без моей поддержки, может все четко донести парням. Помню, проиграли ЦСКА — 0:1. Обидно... Я захожу после матча в раздевалку, а он там так футболистам «рассказал»... Я постоял и пошел оттуда. Мне добавить было нечего (смеется). А так у меня со всеми тренерами были хорошие отношения.

— Со всеми?

— Да. С Побегаловым, со Стукаловым общаемся, на связи. С Димой Парфеновым недавно расстались, но я всегда к этому человеку буду относиться с уважением.

— Почему у него не получилось?

— Что-то в концовке не пошло. Нам сам бог велел выйти в финал Кубка России. Но мы в Екатеринбурге уступили «Химкам» — хорошей команде, но все же... Весь город, наверное, тогда пребывал в шоке. Дима сам все понял, написал заявление. Желаю ему удачи. Никаких проблем у нас с ним не возникло. Только вот Скрипченко не совсем красиво поступил. Говорил про проблемы со здоровьем, а через день возглавил «Крылья». Ну зачем обманывать? Скажи честно, что в Самаре тебе денег больше дали! Я понял бы. С Олегом Василенко, возможно, возникли какие-то шероховатости, но мы потом все уладили.

— Уход Гончаренко до сих пор окутан тайной.

— Нет, мы сразу с ним переговорили. Сразу! У нас с Гончаренко нормальные, хорошие отношения, мы созваниваемся, я с ним могу посоветоваться по тому или иному игроку.

Футбол в регионах? В Томске нефть добывают, а аптеки принадлежат ребятам из столицы

— В одном из интервью вы сказали: «Моя цель — затащить «Урал» в Лигу чемпионов». Не погорячились?

— Немного не так. У меня действительно есть мечта, чтобы «Урал» сыграл в этом турнире. Но я же не сказал, когда она осуществится. Четких сроков не назвал, не обозначил. Не знаю, произойдет ли это при моей жизни. Но у меня есть уверенность, что рано или поздно «Урал» сыграет в Лиге чемпионов.

— На чем она основана?

— Многие люди в нашем городе, регионе любят футбол, обожают игру. Многие нам помогают. Я знаю с детства Дмитрия Александровича Пумпянского (председатель совета директоров Трубной металлургической компании, владелец группы компаний «Синара». — Прим. «СЭ»). Знаю, как он любит наш город, спорт, футбол. Он очень амбициозный человек. Очень многого добился в бизнесе и хочет, чтобы и «Урал» был реально успешен. Мы с ним иногда играем в теннис. Вроде бы друзья, но у нас до ругани доходит! Порой спорим буквально за каждый мяч. Он спортсмен до мозга костей! Я ему благодарен за то, что он сохранил в Екатеринбурге большой футбол. Мы вместе с ним прошли эти 18 лет. Он вроде бы и в тени, но его поддержка просто неоценима. Низкий ему за это поклон. Так что я верю, что в Екатеринбурге будет звучать гимн Лиги чемпионов!

— Но надо же быть реалистами. Как вам тягаться с бюджетами Питера и Москвы?

— Согласен. Пока непросто. Посмотрите, какие огромные компании стоят за этими клубами. А где нам найти таких спонсоров на периферии? В Самаре любят футбол, в Воронеже по нему с ума сходят... Я как-то приехал в Томск, зашел в салон подстричься, разговорился с женщиной. Оказалось, что она разбирается в футболе. Она мне заявляет, что их регион занимает чуть ли не первое место по добыче нефти. Однако даже сеть аптек принадлежит ребятам из столицы... Вот вам и вся картина. Получается, все деньги в Москве? И кому там нужно развивать футбол в Томске, зачем вкладываться? А вот для Пумпянского Екатеринбург — не пустое слово. Нам многие местные помогают. Вот вам и человеческий фактор. Я уже не говорю про наш женский баскетбол.

— Вы не считаете, что футбол в регионах загибается?

— Конечно, загибается. А как развиваться? У нас же какой-то странный регламент.

— Что вы имеете в виду?

— В ФНЛ можно играть в манеже, а в РПЛ — нет? Но когда переходили на «осень-весну», о чем все говорили?

— О чем?

— Надо строить манежи и все такое... И что мы получили? Это нормально в конце ноября играть в Екатеринбурге на свежем воздухе? Где логика? Или еще один момент.

— Какой?

— Почему-то стадион в РПЛ должен вмещать не меньше 10 тысяч зрителей. Зачем? А если приходит 8 тысяч на игру, как, например, в Оренбурге? Зачем всех под одну гребенку? Или в условном маленьком городке появился успешный бизнесмен, который создает команду и доводит ее до уровня РПЛ, строит стадиончик на пять тысяч. И что делать? Закрывать им дорогу в РПЛ?! «Тамбов» доказал, что можно играть в премьер-лиге со скромным бюджетом.

 — Как вы обычно отдыхаете? Я сентиментальный человек

— Да по большому счету футболом надо заниматься 24 часа в сутки. С утра стараюсь поиграть в теннис. А потом начинаются дела, дела, дела... Переговоры. В понедельник пришел на работу, а потом смотришь — уже пятница. Свободного времени очень мало. 24 часа в сутки — это, наверное, я приукрасил. Но в этом деле надо выкладываться на всю катушку. Где-то мы недорабатываем.

— Например?

— Наша сборная раньше всегда славилась функциональной готовностью. Вы даже фото и видео посмотрите: там такие мышцы на ногах! А сейчас игроки, как правило, работают только с мячом. «Квадраты», двусторонка — и пошли по домам. И что мы получаем на выходе? «Физикой» мы соперников не берем, а техники не хватает... Так что мы недорабатываем. Хватит! Надо обратить внимание на физподготовку. Почему сейчас столько травм? Никогда ведь такого не было! Значит, дело в мышцах? Я же общаюсь с ветеранами. Раньше в заявке было 22 человека. Сейчас — 30, из них 15 больных... Что-то не то происходит. Не здоровы. Мышцы не т. е.

— Что вы читаете?

— Как правило, спортивную литературу. Биографии великих людей. Хорошие книги всегда приятно почитать. А вот детективы, которые в каждом ларьке, — это не то. У нас в Екатеринбурге очень хорошие музеи, есть Ельцин-центр.

— Как, кстати, к Ельцину относятся у вас в городе?

— Екатеринбург вообще богат на руководителей. Рыжков, Ельцин, Бурбулис. Наина Иосифовна к нам часто приезжает, открывает соревнования по волейболу. Дочь Татьяна — тоже. Их у нас уважают. Я не вижу, чтобы к Борису Николаевичу относились здесь как-то скептически. Думаю, уральская земля родит еще не одного лидера.

— Чем вы гордитесь? Самое большое достижение в жизни?

— Мой сын. Мы с женой его воспитали, внук растет. Если говорить про спорт, то это победа в Кубке УЕФА с «Синарой». Играли своими ребятами. Правда, были два украинца в команде, но один вообще не выходил, а второй здорово себя там проявил. Мы тогда испанцев победили. Представляете, пацаны, которые воспитывались у нас, смогли обыграть таких монстров из Испании? К сожалению, «Динамо» уступило в полуфинале, а так вообще мог получиться российский финал. Ну и Виталий Леонтьевич Мутко однозначно фартовый! Пришел на матч — мы взяли трофей. И, конечно, нельзя не сказать про выход «Урала» в премьер-лигу. Это был настоящий праздник для всего города.

— Когда вы в последний раз плакали?

— Я вообще сентиментальный человек. Слезы могут пойти при просмотре фильма... В детстве, когда мы проигрывали на первенстве района, у нас вся команда плакала! Даже девчонки над нами смеялись, говорили — сейчас реветь будут (смеется).

— Это какой же фильм вас на слезу пробил?

— «Движение вверх». У меня есть друг, который мне признался, что его картина очень растрогала. А я смотрю и не понимаю, где же он мог заплакать? А потом эта концовка, где игроки дают тренеру деньги... Ну, вы понимаете. Сильно. Это очень хорошо, что такие фильмы стали выходить.

Молодые хоккеисты узнали про Харламова после «Легенды номер 17». Но того же Михайлова или Петрова могут ведь и не вспомнить... А кто помнит Буряка в футболе? Нельзя забывать наше славное прошлое! А кто знает дядю Колю Дуракова? (Николай Дураков — семикратный чемпион мира по хоккею с мячом. — Прим. «СЭ»). Нельзя забывать про прославленных ветеранов... Николай Васильевич Карполь, дай бог ему здоровья, на виду, тренирует нашу «Уралочку». А те, кто уже умер? Их никто и не знает. Без прошлого нет настоящего и будущего.

ИсточникВиталий Айрапетов (С-Э)

Автор

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья