Реклама 18+
Реклама 18+
Блог Есть такая партия!

«Если Ласкер стоит хорошо, то можно подумать, что находишься в семье, где траур» Чемпион громит всеобщего любимца

   «С тех пор как Яновский предпочёл азартную игру шахматам, его звезда стала закатываться; его нервы, очевидно, не настолько крепки, что бы выдерживать двойное напряжение. При таланте Яновского, это достойно сожаления»

   Эти строки появились в немецкой газете «Neuen Augsburger Zeitung» 11 сентября 1907 года. Газета освещала турнир в Карлсбаде – последний турнир в жизни Михаила Чигорина. Слабое выступление русского маэстро вряд ли было способно кого-либо удивить. Его время прошло, темп шахматной жизни XX века он уже не выдерживал. А вот провал другого представителя Российской империи – Давида Яновского – как минимум сенсационен. На финише поляк, стартовавший с двух побед, лишь 15-й. Его многочисленные поклонники хватаются за голову. Ещё недавно, в середине нулевых годов, ровесник Ласкера Яновский демонстрировал прекрасные результаты при фантастической игре. За причинами карлсбадской сенсации далеко ходить не надо. Их исчерпывающе описал репортёр «Neuen Augsburger Zeitung». Страсть маэстро к рулетке известна давно. Блистая на турнирах в Монте-Карло, Яновский умудрялся днём громить соперников на шахматной доске, а по вечерам не вылезал из казино. 

Давид Яновский

Яновский

   Кстати, все призы, полученные в это время на шахматных полях, сгинули в игорном доме. Итак, в Карлсбаде сокрушительное фиаско. А за полгода до этого Фрэнк Маршалл, победивший Яновского в матче, был разгромлен Эмануилом Ласкером. Казалось бы – о первенстве мира можно забыть. Конечно, если трезво оценить обстановку, силы Чемпиона мира и свои собственные. А вот как раз этого Давид Яновский делать не умел никогда. В игре его влечёт только азарт. При чём, азарт ради самого азарта, и 64 клетки шахматной доски для него мало чем отличаются от красно-чёрных делений рулеточного стола. Из-за этого он проиграл (и ещё не раз проиграет) множество партий, но и побед ведь было не мало. И каких побед! Яновский – яркий «чигоринец». В его партиях преобладают суперэффектные жертвы, фигуры летят в огонь одна за другой. Ничьи он органически ненавидит, и не знает более сильного оскорбления, чем предложение соперника разделить очко пополам. За него болеют в России, под чьим флагом он играет. За него болеют во Франции, где он живёт. За него болеют везде, где любят и ценят красивую игру. Яновский – кумир шахматного мира. В отличие от Ласкера и Тарраша, чья игра отдаёт сухостью и угрюмостью. Поэтому и нет у немцев таких болельщиков, как Лео Нардус – голландский живописец и шахматный меценат. Нардус, как художник, сам тонко чувствует красоту в любых её проявлениях, и благоволит в первую очередь Яновскому. 

Лео Нардус

Нардус

   В начале каждого месяца маэстро получает от голландца чек на круглую сумму и, если не спускает его тут же в близлежащем казино, припеваючи живёт до следующего перевода. Нардус же готов оплатить и расходы, связанные с будущим матчем. В своего героя он верит безгранично и готов устранить все препятствия на его пути к короне. Случай вскоре представится. В начале мая 1909 года Эмануил Ласкер находится  в Париже. Самое время начинать переговоры. Для начала Чемпиону предлагают короткий, ничего не значащий матч из 4-х партий и 2500 франков в независимости от результата. В течение 4-х дней Ласкер и Яновский играют на вилле Нардуса в Сюрене, близ Парижа. Каждый одерживает по две победы, но Яновский в одной из проигранных партий стоял лучше, погубив её одной необязательной ошибкой. Нардус может быть доволен. Его подопечный на равных бился с Чемпионом, а если бы ни эта ошибка, то и вовсе выиграл бы. Вот и объяснение Карлсбаду – Яновскому там было просто неинтересно. Другое дело игра с Чемпионом, здесь он ясно показал, на что способен. 

-----------------------------------------------------------------------------------------------

   Для шахматного матча деньги немыслимые, и Ласкер это хорошо понимает. Как закончится матч со Шлехтером неизвестно и шанс надо использовать

-----------------------------------------------------------------------------------------------

   Лео Нардус теперь вправе узнать, что господин Ласкер думает о серьёзном матче с призовым фондом в 6 тысяч франков? Господин Ласкер о таком мероприятии думает в исключительно положительных тонах, но состояться всё сможет не раньше, чем через два года. На 1910-й уже есть договорённость с австрийцем Карлом Шлехтером. Одним словом, господа, приходите завтра. Но Нардус, этот «дон Корлеоне шахматного мира» вполне способен сделать предложение, от которого невозможно отказаться – 10 тысяч франков! Для шахматного матча деньги немыслимые, и Ласкер это хорошо понимает. Как закончится матч со Шлехтером неизвестно, но даже если всё будет хорошо, где гарантия, что Яновский за это время не промотается в рулетку и сохранит свои сегодняшние кондиции? За других Нардус платить не будет, надо соглашаться. При одном, ядовитом условии – матч не считается официальным матчем за корону. И переговорщики бьют по рукам.

9-й матч за звание Чемпиона мира по шахматам. Париж 1909 год

Матч

   Этот матч до сих пор вызывает волну споров и пересудов. Многие называют его товарищеским, не включая в галерею титульных противостояний. Чем же руководствовались Яновский с Нардусом, соглашаясь на такие условия? Лично мне ответ видится одним – в случае победы всё решило бы общественное мнение. Общественное мнение, которое в шахматах роль играет огромную. Подчёркиваю, играет, в том числе и сегодня. Мне, например, не доводилось встречать людей, всерьёз считающих прекрасного гроссмейстера Александра Халифмана Чемпионом мира. А ведь в 1999 году он выиграл турнир, именуемый Чемпионатом мира, и получил от ФИДЭ соответствующую справку со всеми печатями и подписями. И кто об этом помнит? Общественное мнение прочно встало на сторону Крамника, победившего Каспарова, и объединение провели, взяв за основу классическую версию. Думаю, 100 лет назад, в случае победы Яновского, было бы то же самое. Что именно там прописано в контракте, читать никто бы не стал. Чемпионом провозгласили бы Яновского. Понимал это прекрасно и Ласкер, вставивший этот пункт с одной-единственной целью – формально соблюсти приличия перед Шлехтером. Да и возможность поражения для него была крайне маленькой. Что касается общественности, то тут тоже не было никаких неясностей   

   «О самом матче никакой рекламы нет. Не говорят даже, что играется матч на первенство мира. Но матч с Чемпионом мира – это всегда матч на первенство мира…» «Deutsches Wochenschach» 1909 год

   У автора, таким образом, сомнений относительно статуса этой встречи не остаётся. Тем более, что регламент был просто-напросто скопирован с будущего матча против Шлехтера – на большинство из 10 партий. Эмануил Ласкер, которому за три недели до игры сделали операцию на веке, матч начал с тайм-аута – понадобилось время, что бы акклиматизироваться в осеннем Париже. Сделать это быстро не удалось. 19 октября, в местном казино «Grand Cercle», Чемпион, играя белыми, не сумел довести партию до победы. Затем, правда, начался новый сезон старого сериала «Ласкер – Чемпион мира». Особой оригинальностью главный сценарист не отличался. Публика видит то, к чему давно привыкла – методичное уничтожение претендента.

   «…Изыскано одетый, свободный и живой в общении, Яновский здесь у себя дома, и это чувствуешь сразу. Все симпатии на его стороне. Тут же бегает какой-то маленький господин и рассказывает всем, что именно с ним Яновский играл первые партии, когда приехал в Париж. «Знаете, знаете об этом?» - беспрерывно пристаёт он к зрителям. Если же Ласкер стоит хорошо, то можно подумать, что находишься в семье, где траур…» «Deutsches Wochenschach» 31 октября 1909 года.

   Эта заметка вышла в немецкой прессе на следующий день после 6-й партии, в которой Давид Яновский единственный раз в матче сумел провести удачную атаку в миттельшпиле. Особой радости эта победа ему, естественно, не принесла – давил груз уже имеющихся 4-х поражений. В первой же своей «белой» партии претендент ринулся в атаку, не имея для этого необходимых ресурсов. То же самое и с тем же результатом он попробовал исполнить в 4-й партии. В 3-й и 5-й Чемпион, имея право первого хода, мало того, что загонял Яновского в ненавистный тому чуть худший эндшпиль, так ещё и закладывал психологические мины, предлагая ничью в тот момент, пока соперник яростно пытался найти путь к победе. Ничья Ласкеру была не нужна. Просто он прекрасно знал, как на это отреагирует партнёр

   «Упрямство, с каким Яновский в совершенно ничейных позициях продолжал играть на выигрыш, достойно сожаления. На финише эти попытки ещё можно понять и оправдать – «умирающий может есть всё», - но в первых партиях они были неуместны» маэстро Георг Марко

   Как играть с Яновским, Ласкер хорошо представлял – так же как с Маршаллом. С этими шахматными мушкетёрами нельзя ввязываться в обмен ударами. Сухая техническая позиция, никакой остроты и успех не заставит себя ждать. Кроме того, Яновский очень слаб в анализе отложенных позиций. Во всяком случае, слабее Ласкера, а значит, борьбу надо затягивать до откладывания. Решить все вопросы сразу претендент смог только в 6-й, уже упоминавшейся партии. Во всех остальных качество домашней работы Чемпиона было заметно невооружённым глазом. Все вопросы о победителе Ласкер снял, сумев додавить соперника в 7-й партии. Однако, оставшиеся три были всё равно доиграны. Результат – одна ничья и ещё две победы Чемпиона. Репутация непобедимого укреплена, денежный приз в кармане, можно готовиться к Шлехтеру, а через сто лет пускай они там гадают, за корону мы играли в Париже или просто так, от делать нечего. Давид Яновский, в свою очередь, как и после Карлсбада-1907, дать объективную оценку произошедшему не смог. Маршалл и Тарраш, проиграв свои матчи Ласкеру с разгромным счётом, от чемпионских амбиций отказались. Яновский же продолжает верить в себя настолько, что этой верой вновь заражается его покровитель Лео Нардус. Следующий матч не за горами. Надо только отстоять очередь за Карлом Шлехтером…

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья
Реклама 18+