Блог Мэйвезер - Пакьяо. Онлайн

Путь Флойда Мэйвезера. Возвращение

Карьеры Мэйуэзера и Пакиао – несмотря на ряд отличий – развивались не только очень похоже, но и отчасти были синхронизированы. Однако именно легкая рассинхронизация их пиков – при сравнимой высоте восхождения – привела к возвращению Флойда в ринг после объявленной им самим отставки. И как только Мэйуэзер вернулся, Мэнни понесся вниз поистине стремительным домкратом.

«ВЕРНУТЬ НАГРАБЛЕННОЕ»

Напомню, что, начиная с середины 2005-го года, и Флойд, и Пакиао сначала поползли, а потом и полетели вверх в направлении осиротевшей на тот момент (после поражений Джонса, Хопкинса и Моралеса, а чуть позже – Барреры и Уинки Райта) вершины рейтинга P4P. Взлет Мэйуэзера был короче, но именно американец достиг вершины первым. Здесь, правда, следует учитывать, что и его исходные позиции были лучше таковых у Мэнни: Флойд был буквально на подступах к первому месту, а Пакиао начинал свое восхождение почти сразу после близкого, но досадного поражения от Моралеса.

Победы над Оскаром и Хэттоном сделали Флойда без вопроса лучшим боксером планеты. Пакиао был не без перспектив, но все же достаточно сильно позади Флойда, особенно после прогулочного (будем называть вещи своими именами) 2007-го года. Не уйти в такой ситуации было бы глупостью – втройне, если бы вы были Мэйуэзером. Он и ушел, сосредоточившись на танцах с прекрасной Кариной Смирнофф и разными околобоксерскими инициативами. А заодно следя за тем, что творилось в боксе…

А творилось там много интересного и в основном связанного с именем Пакиао. Ключевыми же для возвращения Флойда стали два обстоятельства: экономический кризис рубежа 2008/2009-го годов, сжигавший деньги Moneyweather-а в промышленных, а не в бутафорских масштабах самого Флойда, и победа Пакиао над Хэттоном нокаутом, которая показала, что вес самого Мэйуэзера уже под угрозой появления нового неповторимого героя. Чтобы «вернуть награбленное» и, одновременно, удовлетворить собственное безмерное честолюбие Флойд и затеял возвращение.

Конечно же, не обошлось без дум и сомнений. Но рядом с Флойдом были ребята, которые сподвигли его думать в нужном ему (и, несомненно, им) направлении: в меньшей степени – Леонард Эллербе («старый гомик, который ни черта в боксе не смыслит»), в большей и определяющей – Эл Хэймон. Возвращение Флойда было нужно в той же степени, в которой требовалось возвращение Шугара Рэя Леонарда за 20 с лишним лет до этого. Был ли у Флойда выбор? Он вернулся…

ДВА ГОДА В ДВА ПРЫЖКА

Не стоит заблуждаться: Флойд возвращался с вполне определенной целью – боем с Пакиао. Боем, который, без тени сомнения, должен был пройти на его условиях. Не ищите здесь бахвальства, зазнайства или еще каких-то пороков – Флойд, сам, если хотите, Порок – но просто Мэйуэзер из тех ребят, которых называют control freak-ами. То есть те, которым жизненно необходимо держать все под своим полным и тотальным контролем.

Но чтобы что-то держать под контролем, и где-то (а еще сложнее – кому-то) диктовать свои условия, нужно обладать сильной позицией. Одними деньгами, тачками, телками – проще говоря, понтами – такого превосходства не добиться. Нужны были спортивные основания. А это значит, что возвращение должно было состояться (и это на фоне сметающего всех и вся Пакмена) против боксера, с одной стороны, очень яркого и очень уважаемого – и не в прошлом, а в настоящем – а, с другой, не имеющего существенных шансов против Флойда. Контроль, черт его побери.

Так появился Хуан Мануэль Маркес – заслуженный (чемпионства в трех весах) боксер, в силу пресловутой максимы «Styles make Fights», идеально подходящего Мэйуэзеру под его манеру бокса. Но Флойд еще и перестраховался, не сделав вес и за дополнительную цену, получив дополнительные преимущества. Таков он, наш Флойдушка – ему без силовых доспехов и крупнокалиберного гранатомета на ядерных зарядах с инвалидами и зомби сражаться скучно.

Маркеса, конечно, уделали в одну калитку. Вообще без вариантов. Эффект был многократно усилен тем, естественно заранее учтенным фактом, что Пакиао промучился с Хуаном Мануэлем 24 раунда и большую их часть проиграл (несмотря на победу и ничью). Это был камешек в огород Мэнни, и здоровенный крюк, вонзенный в его спину, гарпун, на котором Флойд стал мгновенно подтягиваться к своему главному в карьере противнику.

А дальше последовал Шейн Мосли, которого Флойд перехватил первым. Пока Мэнни возюкался со злосчастным Клотти, Мэйуэзер дал миру надежду увидеть себя побежденным… только для того, чтобы сделать из Шейна дурака по итогам 12-ти раундов. А ведь Мосли проводил свой первый поединок после памятного нокаута Антонио Маргарито, то есть был в узкой тусовке тех, с кем нестыдно было бы встретиться обоим.

В результате этих двух, не очень ярких, но весьма громких побед Флойд всего за полгода с небольшим покрыл расстояние с уже начавшим сходить с вершины Пакиао. И дальше его уже не отпускал.

ПРЕМИЯ ЗА ТУНЕЯДСТВО

Если кто и сомневался, что Флойд возвращался ради Пакиао, то последовавший за этим почти что полуторагодичный перерыв это убедительно доказал. Все это время – подтверждений вы не найдете, поэтому считайте это умозаключениями с претензией на тайное знание – шли упорные переговоры между сторонами.

При этом команды Пакиао и Мэйуэзера выбрали разную стратегию прохождения этого периода. Флойд, восстановив статус-кво (хотя бы отчасти, потому что некоторые отчаянные эксперты, вроде Дуги Фишера, продолжали с завидным упорством считать лучшим филиппинца), затаился в тиши, и боев не проводил (вообще). Пакиао же, наоборот, дрался, но лучше бы он этого не делал, так как ничего хорошего (помните предыдущий материал) из этого не выходило: его поединки с Маргарито и Мосли, бессмысленные по своей сути, превратились в высококлассные стинкеры.

Все это время, уверен, Боб Арум сидел на телефоне Эла Хэймона, а Тодд Дюбеф разруливал проблемы с Оскаром и Ричардом Шэфером. Но все было впустую: вопрос уперся сначала в допинг, потом в амбиции, а потом стороны уже и сами забыли, «зачем мы все здесь сегодня собрались». На все про все ушло полтора года, но подвижек не было, а потому стороны решили (или сделали вид, что решили) двинуться в разных направлениях. Пакиао, как мы уже знаем, сорвался вниз: его кризис перешел в острую фазу, которая в 2012-м году завершится тяжелыми поражениями от Брэдли (тяжелым для самолюбия) и Маркес (тяжелым глобально).

Флойд же пошел драться с теми, кто остался в его распоряжении, в его зоне доступности. Первым на пути стал Виктор Ортис, взявший свое не мастерством, не острым даже языком, а просто зрелищной наглостью и нахрапистостью, вообще свойственной ему. Свои «лучшие» качества Ортис продемонстрировал и в поединке с Мэйуэзером, как-то за буффонадой и агрессивным поведением забывший, что ему противостоит лучший боксер планеты. Расплата последовала после удара головой, инициированного Ортисом в концовке 4-го раунда. Рассвирепевший Флойд поблажки наглому юнцу давать не стал, извинения не принял, а просто взял и нокаутировал злосчастного опоннента двумя кряду ударами. Флойд нанес их так быстро, что проспавший все рефери Джо Кортес (даром, что член Зала Славы) запомнился разве что открытым от удивления ртом. Protect yourself at all time.

Победа над Ортисом – это было так, развлечение, хотя она и принесла Флойду титул чемпиона WBC в полусреднем весе. Из всех противников Флойда за последние годы, слабее Ортиса был, пожалуй, только Карлос Балдомир. С другой стороны, у Флойда были те же проблемы, что и у Мэнни: часть хороших оппонентов – Брэдли, например, были недоступны из-за Холодной Войны, а кто-то, как Амир Хан, уже подписался на другой бой.

Изначально к этому перечню труднодоступных, если недоступных противников, относился и Мигель Котто, изначально выступавший под эгидой Top Rank. Однако отношения Мигеля с Бобом и компанией уже начали потихоньку портиться, и к 2012-му году Котто подошел уже в роли полунезависимого (от опекунов) бойца. А заодно оказался и отличным противником для Мэйуэзера: опытным, достаточно однообразным, недостаточно сильным и весьма уважаемым, чтобы победа над ним могла несколько улучшить репутацию Флойда, подмоченную печальными историями о домашнем насилии и кейсом «Ортиса».

Бой с Котто также оказался для Мэйуэзера способом установить контроль сразу над двумя весовыми категориями, расширив себе возможный список опций. Сам поединок оказался для Флойда непростым: Мигель использовал атаки по корпусу и постоянное давление, чтобы регулярно запирать Мэйуэзера у канатов. Обычно Флойд чувствует себя в таких местах очень комфортно, но в 35 лет скорость и рефлексы уже начали потихоньку стачиваться: лучший боксер планеты, «Флойд-Деньги», уже не мог безболезненно выходить сухим из моря ударов, наносимых его более мощным оппонентом. Котто удалось даже расквасить нос экс-Красавчику. И все же уровень мастерства Флойда оказался выше, донесенных им ударов больше, и Мэйуэзер заслуженно (оценки независимых экспертов не дадут соврать) одержал близкую победу.

А уже 1-го июня 2012-го года Флойд (конечно же, с помпой, селебритис, папарацци и педикюром) и прочими прелестями загнивающего капитализма отправился отбывать срок (трехмесячный, но он освободился на два месяца раньше, благодаря хорошему поведению) за избиение своей подружки (и матери его детей). Еще через неделю Мэнни Пакиао был жестоко разгромлен судьями в выигранном им поединке с Тимоти Брэдли. Никогда еще бой между Мэйуэзером и Пакиао не казался дальше, чем тогда. О том, как он все-таки стал возможен, мы расскажем в последней главе превью.

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья