Реклама 18+
Реклама 18+
Блог Пять углов

«Ман Сити» – реклама хороших Эмиратов. Шейхам надо, чтобы мир обсуждал их богатство, а не побеги женщин и киднеппинг  

Вадим Кораблев – об очень важном.

За 11 лет шейхи превратили «Ман Сити» в главный клуб Англии: сверкающая инфраструктура, тонкий футбол Гвардиолы и 13 трофеев. В этом сезоне команда отправится еще и за первой Лигой чемпионов в истории – и тогда футбольный мир окончательно сойдет с ума. 

Но «Ман Сити» это не только лоск и грациозность. В тени многочисленных побед – монументальный план шейхов по ребрендингу ОАЭ, где даже сейчас происходят страшные вещи. 

Мы не очень-то задумываемся, откуда у любимого клуба деньги, и зачем вообще спонсорам нужен футбол. А если и задумываемся, то быстро забываем: новый успех легко затуманивает неприятные вопросы. 

Так что когда в следующий раз будем восхищаться голом Агуэро после 15 передач, нужно помнить кое-что еще. 

***

«Это было на третий или четвертый день: мне предложили украсть документы из британского Министерства иностранных дел. Я запаниковал и ответил: «Даже если бы захотел, я бы не смог, потому что там не работаю».

В камере чувствовал, что задыхаюсь. Однажды приснилось, что я вешаюсь. Каждый раз, когда меня перевозили между помещениями, мне завязывали глаза и надевали наручники. Когда я пытался сказать следователям правду, они надевали мне цепь еще и на ноги».

Это отрывок из интервью аспиранта Даремского университета Мэтью Хеджеса. В ноябре 2018-го его приговорили к пожизненному заключению в Абу-Даби – за шпионаж против ОАЭ в пользу британских спецслужб. Хеджес отрицал вину: говорил, что занимался в поездке научной работой. По словам родственников, его заставили сотрудничать с обвинением, суд длился всего пять минут, и на нем не было адвоката. 

Хеджес провел за решеткой 7 месяцев, а потом его помиловал лично президент ОАЭ Халифа ибн Зайд аль-Найян. Вернувшись в Англию, Мэтью написал колонку для The Atlantic, где рассказал, как его пичкали лекарствами, о суицидальных мыслях и звуках пыток в соседних помещениях. 

Когда Хеджеса только арестовали, популярнейший британский телеведущий Пирс Морган написал твит, собравший 1600 лайков и более 400 ретвитов: он призвал болельщиков «Ман Сити» бойкотировать матчи любимого клуба, пока аспирант не вернется домой. Реакция на обращение Пирса всполошила английские медиа: они не удивились, что люди слабо поддержали идею Моргана, но поразились, с каким рвением фанаты защищали владельцев и политику Эмиратов.

Как связаны арест Хеджеса и «Ман Сити»?

Владелец клуба шейх Мансур – член правящей ОАЭ королевской семьи, сводный брат главы государства. Мансур никогда не занимался только бизнесом, на родине он еще и важный государственный чиновник: две его ключевые должности – заместителя премьер-министра и министра по делам управления президента. 

Президента «Ман Сити» зовут Хальдон аль Мубарак. 

Он даже более узнаваем, чем шейх Мансур – именно аль Мубарак разжевывает политику клуба в медиа и рассуждает о трансферах. Это высокий мужчина в очках с умным и сосредоточенным взглядом, получивший степень в области экономики и финансов в престижном университете Тафтса в США.

Аль Мубарак важен не только для «Ман Сити». Он занимает пост гендиректора инвестиционной компании Mubadala, которая вкладывает деньги с выгодой для ОАЭ в активы по всему миру. А еще аль Мубарак работает в правительстве: у него несколько должностей, но главные – члена правления Высшего нефтяного совета и председателя Эмиратской корпорации по ядерной энергетике. New York Times называл аль Мубарака самым близким советником королевской семьи, которому безгранично доверяют. 

Ближневосточный консультант правозащитной организации Human Rights Watch Николас Макгихан уверен, что полномочия аль Мубарака в клубе намного шире, чем у шейха Мансура – он только лицо «Ман Сити» и реально ничем не управляет. 

Знакомьтесь, брат шейха Мансура, глава Абу-Даби (богатейший из семи эмиратов) и наследный принц Мохаммед бен Зайд аль-Найян.

Это ему принадлежит компания Mubadala, это он отвечает за военную промышленность ОАЭ, и это он стремится к безграничному могуществу. Когда New York Times называл аль Мубарака близким человеком к власти, он имел в виду, что аль Мубарак – правая рука шейха Зайда.

У шейха Зайда репутация жесткого и неумолимого человека. Именно с его одобрения частные армии ОАЭ воюют в Йемене, где уже пять лет идет гражданская война, и куда четыре года назад вторглись Саудовская Аравия и ОАЭ под предлогом возвращения власти изгнанному президенту. Эмираты построили в Йемене целое государство: военные базы, лагеря, а организации Amnesty International и Human Rights Watch раскрыли существование целой сети секретных тюрем.

В Йемене сложилась настоящая гуманитарная катастрофа, и ООН убеждена, что Абу-Даби должен за это ответить: коалиция бомбила школы и больницы, из пяти тысяч убитых мирных жителей более тысячи – дети.

Когда в сентябре 2015-го Amnesty International опубликовала план военных рейдов коалиции (там были мирные районы и школа), посол ОАЭ в США Юсеф аль Отаиба (запомните это имя) разослал имейл, в котором был такой фрагмент: «При выборе целей призываем действовать осторожнее. По крайней мере, временно». По сути, он одобрял атаки, но когда станет поспокойнее. Так вот, одним из адресатов письма был Хальдон аль Мубарак.

Другой важный для «Ман Сити» управленец – австралиец Саймон Пирс, директор клуба и глава стратегических коммуникаций Абу-Даби, верный приятель шейха Зайда и аль Мубарака.

Как пишет Макгихан, Пирс сделал имя в пиар-компании Burson-Marsteller, которая работала с румынским диктатором Николаем Чаушеску, американской ЧВК Blackwater и химпромышленной корпорацией Union Carbide (с ней связана крупнейшая техногенная катастрофа в истории). 

Пирс отвечает за глянцевый образ Абу-Даби в мире. В 2013-м бренд City Football Group (компания, владеющая «Ман Сити», ее 89% акций контролирует корпорация Мансура и аль Мубарака) купил клуб «Нью Йорк», а в 2017-м хакеры взломали почту Юсефа аль Отаибы – того самого посла ОАЭ в США. За пару дней до сделки 2013-го Пирс написал ему: «Теперь, когда про покупку знают все, промедление с решением по франшизе и стадиону создает дополнительный риск для проекта и репутации группы владельцев». 

Пирс опасался, что медиа, бизнес-сообщество и политики считают покупателем не City Football Group, а богачей из Абу-Даби. Под термином «уязвимости» Пирс перечислил: «геи, богатство, женщины, Израиль». По всем пунктам у Европы и остального мира есть к ОАЭ претензии.

Вот и разгадка, почему Эмираты сделали первым лицом «Ман Сити» шейха Мансура. Как бы странно это ни звучало, но он самый безобидный: одевается в красивые костюмы, мило улыбается и не замешан в войнах, как шейх Зайд. Во время покупки клуба люди Мансура уверяли, что он обожает спорт, вот только за 11 лет его видели на «Этихад» всего однажды – странновато, да?  

Но вернемся к аспиранту Хеджесу. Авторитетны ли боссы «Ман Сити» на родине? Конечно. Мог ли протест, к которому призывал телеведущий Морган, повлиять на решение по Хеджесу? Скорее всего. 

Здесь-то и раскрывается больное место нынешнего «Ман Сити»: его успех, достигнутый с помощью гигантских вложений, – это не только про спорт. Это еще и про политику, где клуб – шанс ОАЭ обелить репутацию перед миром для поиска выгодных политических и коммерческих связей. 

А значит, команда невольно становится соучастником.

В ОАЭ преследуют оппозицию за посты в соцсетях. В тюрьмах пытают женщин, они бегут из страны 

Пока в 1950-х в ОАЭ не нашли нефть, это было небогатое государство, где ловили рыбу и добывали жемчуг. С 1960-х страна начала экспортировать нефть, а в 1970-х на нее подскочили цены – и Эмираты расцвели. Хорошее продолжается: c 1990-го ВВП страны вырос в 8 раз (с 50 млрд долларов до почти 400), и теперь ОАЭ – вторая экономика в арабском мире после Саудовской Аравии. 

Прогресс связывают не только с природными богатствами (там еще много газа), но и отношением к бизнесу: в 2000-м в ОАЭ создали бизнес-парк для ИТ-компаний Dubai Internet City – что-то вроде местной Силиконовой долины. В первый же год там развернулись свыше 700 корпораций, в том числе ІBМ, Microsoft и Sony Ericsson. 

Сейчас в страну активно приходит бизнес со всего мира, в июле власти разрешили иностранцам владеть 100% акций местных компаний, чтобы привлечь еще больше инвесторов. Минимальная зарплата для граждан ОАЭ – около 6 тысяч евро в месяц, средняя – 17,5. 

В Эмиратах действительно пытаются создать прогрессивное и мощное государство, но впечатляющие кейсы не похоронили старые проблемы. Главная – нарушение прав человека и преследование оппозиции.  

В 2011-м суд Абу-Даби приговорил пятерых активистов к тюрьме за «оскорбление представителей власти»: просто за подпись петиции, которая требовала демократических реформ и свободных парламентских выборов. Четверо из осужденных получили два года заключения, а известный правозащитник Ахмед Мансур – три года. В 2015-м Мансура наградили премией Мартина Энналса за правозащитную деятельность, а в 2018-м он снова попал в тюрьму за оскорбление престижа ОАЭ и его властей. За посты в соцсетях Мансур получил 10 лет тюрьмы и штраф 272 тысячи долларов.

Ахмед Мансур

Сейчас в тюрьмах ОАЭ находятся более 200 политзаключенных. По данным английской правозащитной организации Reprieve, 75% из них подвергаются пыткам.

«На самом деле в ОАЭ еще не все так плохо, если сравнивать с другими странами Персидского Залива, – объясняет Sports.ru независимый эксперт по Ближнему Востоку Дмитрий Фроловский. – Например, там ситуация с правами человека намного лучше, чем в Саудовской Аравии. Однако это все равно страна с монархической формой правления со всеми вытекающими последствиями. Одновременно законы ОАЭ разнятся в зависимости от эмирата. Если Дубай считается одним из самых либеральных мест Ближнего Востока, то соседний эмират Шарджа больше напоминает как раз Саудовскую Аравию».

Пытки – еще одна проблема Эмиратов. В 2018-м медиа опубликовали аудиозапись показаний студентки Марьям аль Балуши, которая утверждает, что в тюрьме Аль-Ватба (пригород Абу-Даби) женщин регулярно избивают, угрожают изнасилованием и отказывают в лечении.

Но дело аль Балуши не так беспокоит власти Эмиратов, как побеги женщин. В 2018-м от премьер-министра ОАЭ в очередной раз пыталась сбежать 32-летняя дочь, принцесса Латифа бинт Мохаммед аль Мактум. Ее вернули в Дубай, судьба девушки неизвестна. Второй случай был всего пару месяцев назад: от того же премьер-министра в Германию сбежала младшая жена.

Главное развлечение шейхов – верблюжьи бега. Чтобы в них побеждать, богачи покупали детей  

Часть о проблемах с правами человека не убедила? Хорошо, вот еще одна деталь.

Если вы будете в ОАЭ с конца октября до середины апреля, точно услышите про верблюжьи бега – это такой гольф для шейхов. Гонки проходят каждую неделю: в одном забеге участвуют от 15 до 70 верблюдов, дистанция – от 4 до 10 км, средняя скорость верблюда – 60 км/час. Животные с хорошей родословной стоят 200-600 тысяч долларов. 

Во время забега рядом с наездниками, которые управляют верблюдами, подгоняя их специальной палкой, едут автомобили с хозяевами животных – шейхами. Они подбадривают бегущих и дают команды жокеям. Сейчас жокеев в ОАЭ заменяют специальными роботами, но еще в нулевые на верблюдах скакали дети – мальчики до 15 лет. Логика простая: чем меньше весит наездник, тем больше шансов победить. А побеждать – очень статусно. 

Соревнования быстро вышли из легального поля, вокруг забегов образовался подпольный бизнес. По данным организации Save The Children, с середины 1970-х по 2005 год только бедные жители Пакистана отправили в ОАЭ около 20 тысяч детей работать жокеями. Детей продавали и из других стран: Бангладеша, Индии, Судана и Мавритании. Многих шейхи переправляли в Эмираты на частных самолетах. 

В Пакистане действовали несколько преступных группировок, торговавших людьми, с ними сотрудничали турагенты и полиция – в том числе в ОАЭ. Родителей убеждали продавать детей для заработка, а если не получалось, похищали их на улицах. Хозяева заставляли жокеев худеть, кололи гормоны, отправляли работать за гроши, избивали и насиловали. 

В 2004-м совсем уж мрачные кадры показал канал HBO в документальном фильме «Спорт шейхов»: для тренировочных заездов к верблюдам привязывали 3-летних малышей. 

После нескольких исков в середине нулевых ОАЭ договорились с организацией UNICEF, что вернут детей домой и выплатят по тысяче долларов каждому, кто докажет, что работал жокеем. Повышенная компенсация – 5 тысяч – полагалась семьям, чей ребенок погиб или стал инвалидом. 

В феврале 2019-го гонку в Аль-Ватбе открыл шейх Мансур. Еще 15-20 лет назад он не только смотрел, но и заявлял на гонки своего верблюда. 

Есть видео, где брат шейха Мансура издевается над человеком. Репутация ОАЭ помешала владельцам «Сити» построить в США стадион

В 2009-м королевская семья нервничала особенно сильно. Американский телеканал ABC News показал жуткое видео, где сводный брат шейха Мансура и президента ОАЭ, Исса бин Заед аль-Найян, избивает доской с гвоздем африканского торговца. Шейх поджигает ему волосы на лобке, удушает песком и переезжает на огромном «Мерседесе», ломая конечности.

На видео попали еще два человека, помогавших пытать африканца: один из них – сотрудник полиции. 

Власти ОАЭ долго не реагировали на инцидент, все-таки признали, что случился ужас, но суд все равно оправдал шейха Исcу: защита убедила, что он находился под воздействием наркотиков, которые ему подмешали в еду и напитки.

Сомнительная репутация королевской семьи помешала владельцам «Сити» осуществить мини-мечту: в 2013-м компания купила американский клуб «Нью-Йорк Сити» и очень хотела построить ему стадион. 

Шейхи планировали, что арена засияет в районе Квинс – на месте большого парка. Чтобы все согласовать, их люди бегали по комиссиям городского планирования, но так ничего и не добились. Сначала включился чиновник Дэниел Дромм: «Я был шокирован, когда узнал, что администрация мэра Блумберга думает предоставить парк шейху Мансуру, нефтяному миллиардеру, который помогает управлять страной, где быть геем или лесбиянкой – преступление, наказуемое смертью. 

Это возмутительно и совершенно неприемлемо. Я призываю коллег из городского совета и выборных должностных лиц по всему штату присоединиться и заявить, что жители Нью-Йорка не будут вести дела с убийственным режимом. И мы не будем продавать, обменивать или отдавать наши государственные активы тем, кто нарушает права человека».

Вскоре Дромма поддержали жители Куинса: группа активистов заявила, что шейх и так родился в богатстве, поэтому легко обойдется без их любимого парка. 

Идет 2019-й, «Нью-Йорк Сити» по-прежнему играет на арене бейсбольной команды «Янкиз».

Клуб помогает ОАЭ находить деловых партнеров. Еще в 2009-м аль Мубарак говорил, что «Ман Сити» должен ассоциироваться с Абу-Даби 

Вообще-то шейхи никогда и не скрывали, что «Ман Сити» нужен для продвижения Эмиратов. В книге The Club журналистов The Wall Street Journal Джонатана Клегга и Джошуа Робинсона есть фрагмент, который недавно цитировал автор Independent Мигель Делэйни: 

«Идея шейхов в том, чтобы создать образ глобальной, динамичной и гостеприимной нации, построенной на традиционных ценностях Персидского залива. У Эмиратов есть два открытых документа с привлекательными названиями: «Политическая повестка 2007-08» и «Экономическое видение Абу-Даби к 2030 году». Там говорится про три главных инструмента к достижению процветания и счастья: Управление по туризму Абу-Даби, собственная международная авиакомпания Etihad Airways и масштабное присутствие Абу-Даби в международном спорте».

Ключевые направления – туризм и спорт – удалось объединить. Коммерческий директор главного спонсора «Ман Сити» Etihad Airways (компанией владеет еще один брат шейха Мансура) Питер Баумгартнер говорил, что аэропорт Манчестера – приоритетная транзитная точка между Абу-Даби и остальной Великобританией. 

Почему это важно? Великобритания – крупнейший иностранный инвестор в экономику ОАЭ, где сейчас работают порядка 6 тысяч британских компаний. Кроме того, более 120 тысяч британцев живут в ОАЭ, а еще около миллиона – посещают страну как туристы. 

Люди, которые продавали «Ман Сити» в 2008-м, сразу обо всем догадались и красиво подыгрывали. Еще на первой сделке по поглощению советник Мансура Али Джассим услышал от тогдашнего гендиректора «Ман Сити» Гарри Кука приятное: «Если ваша нация рассчитывает попасть на мировую арену, мы готовы стать проводником».

Всего через год после грандиозной покупки Хальдон аль Мубарак признался в интервью The Guardian: «Этот проект («Ман Сити» – Sports.ru) многое говорит миру о том, как мы себя чувствуем. Он показывает настоящий Абу-Даби. Мы хотим, чтобы клуб ассоциировался с ценностями Абу-Даби: верностью, преданностью, дисциплиной, долговременным мышлением, уважением, оценкой истории». 

План отлично работает. Гигантские вложения сделали «Ман Сити» сильнейшим клубом Англии с фантастической академией и премиальной инфраструктурой. Бренд City Football Group превратился в настоящую империю: его деньги есть в 9 клубах по всему миру, это помогает общаться с полезными людьми в любой точке планеты.

Только за последние четыре года ОАЭ провел две торговые сделки с Китаем на 3,4 млрд долларов, заключил договор с NASA о подготовке эмиратских космонавтов и подписал соглашение с Евросоюзом о безвизовых поездках до 90 дней

«Футбол – самый популярный спорт в мире, и если одна из лучших команд представляет ОАЭ, это серьезно улучшает качество восприятия страны в глазах мировой общественности, – объясняет Дмитрий Фроловский. – Но в политике все немного сложнее, поэтому в истории с «Сити» основной фактор, скорее, коммерческий и репутационный.

ОАЭ вкладывают огромные деньги в собственную рекламу. Например, делают ставку на страну как на туристический бренд, центр высоких технологий (пример – всемирная выставка Expo 2020), центр современной архитектуры (пример – самый высокий небоскреб мира «Бурдж-Халифа»). «Ман Сити» – одна из многих составляющих этой пиар-кампании». 

Очевидно, что вопросы лояльного отношения к Эмиратам заботят шейхов немного больше, чем третий титул АПЛ подряд.

В Англии считают, что болельщики «Ман Сити» должны заставлять клуб реагировать на несправедливость в ОАЭ

Наверное, не очень правильно (а вы как считаете?) упрекать болельщиков «Сити», что их команда – часть рекламы не самого чистого государства. Большинству абсолютно не интересны политические гонки, они любят футбол, и здесь как раз все замечательно: лучший тренер, лучшие игроки и победы.  

Но есть люди, которые следят не только за игрой. Журналист The Guardian Саймон Хаттенстоун болеет за «Ман Сити» уже несколько десятков лет и уверен, что болельщики должны требовать от шейхов перемен. Когда закипало дело аспиранта Хеджеса Хаттенстоун написал текст, где призвал руководство хоть как-то повлиять на суд:  

«Я прошу публично заявить, что вынесение пожизненного заключения человеку без справедливого суда недопустимо. Я хочу, чтобы клуб сделал все возможное, чтобы оказать давление на ОАЭ, чтобы в стране более тщательно занялись вопросами прав человека. Подобно тому, как шейх Мансур изменил «Ман Сити» к лучшему, «Ман Сити» теперь может изменить к лучшему ОАЭ». 

Звучит как миссия – и для шейхов, и для фанатов, которые должны им постоянно об этом напоминать. Да, преследование арабских правозащитников кажется чем-то очень далеким, но политический суд над Хеджесом и пытки электрошоком трех британских граждан, обвиненных в хранении наркотиков, а потом помилованных, – ближе, чем можно подумать.

Разумеется, шейхи попробуют отмахнуться, но точно прислушаются, ведь бойкоты и скандалы – это обеднение их флагманского актива в спортивной рекламе ОАЭ. 

А без нее заключать сделки с Китаем, США и Евросоюзом будет намного сложнее.  

На базе «Сити» не было даже дверей от туалета. И тут пришли шейхи

Фото: Gettyimages.ru/Francois Nel, Michael Regan, Gary Prior/Allsport; REUTERS/Nikhil Monteiro; globallookpress.com/Walter Bibikow / DanitaDelimont.com, Christian Spicker, via imago-images.de; Gettyimages.ru/Etihad, Stu Forster

Опрос


Важно, кто дает клубу деньги?

6071 голос
  • Да, ведь он ассоциируется со спонсором
    75%
  • Нет, главное – как команда играет в футбол
    25%

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья