Реклама 18+
Реклама 18+
Блог Línea de vida

В 2004-м «Спартак» отдал рекордные деньги за Кавенаги: он получал больше Титова, жаловался на Москву и редко забивал

Один из худших трансферов Федуна.

Летняя трансферная игра «Спартака» уничтожила логические цепочки фанатов. Красно-белые устроили бешеную распродажу и избавились почти от всех чемпионов 2017-го, включая Зе Луиша и Фернандо, а в списке серьезных входящих трансферов очень долго сиял только сомнительный Понсе.

Казалось, вот-вот Томас Цорн завернет статую гладиатора и выставит на продажу монитор «Открытия», а клуб закроется на переучет. Но вышло не так грустно. 

С середины прошлой недели «Спартак» стреляет сверхзвуковыми переходами: Шюррле, Ларссон и Гус Тиль за рекордные 18 млн евро. Такие траты вообще-то не в стиле Федуна – до этого в его расходной книжке на первом месте были 12,5 млн евро за Фернандо, которые сильно теряются на фоне топовых сделок «Зенита», «Рубина», керимовского «Анжи» и даже «Динамо», обменявшего 20 млн евро на Максимилиана Филиппа. «Спартак» всегда покупал много, но относительно недорого. 

Кажется, Леонид Федун боится отдавать большие деньги за одного игрока, но этому есть объяснение. В 2004-м он профинансировал рекордный для России переход Фернандо Кавенаги в «Спартак» за чумовые для того времени 8,6 млн евро.

Все ждали звезду: за три года в «Ривер Плейте» 21-летний аргентинский форвард забил 71 гол, а еще выиграл со сборной U-20 Кубок Америки и даже стал лучшим бомбардиром турнира.

Кавенаги неимоверно ждали в России, но зря. Ничего хорошего не вышло.

Кавенаги мог перейти в ЦСКА вместо Вагнера и говорил, что его хотел «Ювентус» 

Половину сезона 2004-го армейцы мучались с португальским тренером Артуром Жорже (еще помните такого?) и искали нападающего взамен Ивице Оличу, который весной забил только «Ротору» и «Спартаку». Тогда Евгений Гинер вступил в переговоры по Кавенаги и договорился с президентом «Ривер Плейта» Хосе Мария Агиларом о трансфере за 8 млн евро. 

Гинер предлагал перевести сумму в два этапа: половину сразу, а другую часть – к декабрю. Агилар соглашался, но для уверенности просил банковские гарантии. Чуть позже в ЦСКА узнали, что аргентинец хочет неподъемную для них зарплату, и переговоры зависли. Этим и воспользовался голодный «Спартак».

«Мы давно и параллельно вели Вагнера и Кавенаги, – вспоминал Евгений Гинер. – «Палмейрас» и «Ривер Плейт» были осведомлены: мы возьмем либо кого-то одного, либо сразу двоих. Мы купили только Вагнера, потому что ведущие игроки получают примерно одинаковые суммы. Кавенаги вырвался бы далеко вперед – в два с лишним раза. Слишком большой дисбаланс, который мы не можем себе позволить». 

В Аргентину вылетел технический директор «Спартака» Евгений Смоленцев и за четыре часа обо всем договорился: 8,6 млн евро за трансфер и 2 млн в год самому игроку. Кавенаги и клуб сказали «да» без раздумий, хотя у Фернандо были и другие варианты. 

«Меня хотели два клуба из России и «Ювентус». Но итальянцы не предлагали ничего конкретного», – объяснял Кавенаги после перехода в «Спартак».

Покупка Кавенаги была имиджевым ходом. Правда, Невио Скала хотел Кержакова и Каряку 

В 2003-м «Спартак» выиграл Кубок России, но второй год подряд провалился в чемпионате (10 место, 23 очка от первого места и 8 – от зоны вылета). За команду Червиченко бегали очень странные футболисты вроде Рикардо Руссу и Тармо Кинка, а Титова дисквалифицировали за употребление бромантана.

Чтобы исправить ситуацию, в декабре 2003-го на работу наняли итальянца Невио Скалу: в 90-е он брал с «Пармой» Кубок Италии и Кубок УЕФА, а еще тренировал «Боруссию», «Шахтер», «Бешикташ» и несколько клубов Серии А. Скала сразу выступил против трансфера Кавенаги, но Леонид Федун, выкупивший клуб в апреле 2004-го, никого не слушал и мечтал о громкой сделке (даже нацеливался на молодого Кежмана). 

«Я смотрел кассеты с записями Кавенаги, но он казался мне медлительным, я не видел его в команде. Зато четко знал, на каких позициях у меня могут действовать Кержаков с Карякой. Вот их взял бы сразу! Но как тренер я не могу принимать окончательные решения по таким вопросам», – говорил Скала. 

Так вышло, что первая игра Кавенаги стала предпоследней для итальянца в «Спартаке» (он проработал чуть меньше 10 месяцев). Красно-белые проиграли «Зениту» в Санкт-Петербурге 0:2: Владимир Быстров разорвал на фланге грустного Ковтуна, которого заменили еще в первом тайме, а Кавенаги 79 минут толкался в центре нападения с Павлюченко и не находил мяч. 

В следующей игре Фернандо остался в запасе, а «Спартак» укатал мощные «Крылья» с помощью гола Павлюченко, но Скалу все равно убрали. 

Латышский герой Евро-2004 Александр Старков, пришедший на замену итальянцу, попытался адаптировать Кавенаги, но поскольку использовал только одного форварда, аргентинец делил игровое время с Павлюченко. А если все-таки они появлялись вместе, то открывались в одни зоны и жутко нервничали. Как-то Павлюченко признался, что «сбегает от партнера на фланг, чтобы не дублировать позицию».

«Мы действительно мало играли вместе, – рассказывает Павлюченко Sports.ru. – Тогда «Спартак» обычно использовал одного форварда. При Старкове даже больше играл Кавенаги, а я часто выходил на замену. Мне кажется, проблема нашего совмещения немного надумана. Мы банально не понимали друг друга. Как можно сыграть один матч вместе (на самом деле их было гораздо больше – прим. Sports.ru) и наладить контакт? Невозможно».

Кавенаги жил на Новослободской и терпеть не мог Москву

Даже когда Кавенаги выходил на поле один, то смутно понимал, чего от него хотят. За половину сезона-2004 он забил только однажды – победный мяч в ворота «Москвы». Впрочем, и Павлюченко за тот же период отличился всего пару раз.

На Фернандо давили не только стоимость трансфера, болельщики и ожидания партнеров, а еще слабая физическая форма: он приехал сразу после окончания чемпионата Аргентины, поэтому выглядел уставшим и растренированным.

Фернано Кавенаги в матче против «Шерифа», 2006 год

«Я сам открывал интернет, смотрел голы, которые забивал Кавенаги в Аргентине. После этого говорил себе: «Ничего себе чувак к нам едет, он в таком порядке, что сейчас начнет пачками голы класть». А когда увидел его на базе, сильно удивился: толстенький, маленький. Подумал: у тебя же килограмм 15 лишнего веса, как ты вообще играть собрался?» – вспоминает Павлюченко.

Проблемы с лишним весом были у Кавенаги и в Аргентине. Редактор газеты El Grafico (сейчас остался только сайт) Диего Борински объяснял: «Кави – невероятно талантливый парень, но не способен усиленно трудиться. В «Ривере» он как-то набрал 5 лишних кг! Непозволительно для игрока подобного класса».

Еще одна проблема заключалась в том, что Кавенаги не нравилось в России. В одном интервью, которое аргентинец дал после переезда в «Бордо», он с ужасом вспоминал Москву: «Город-монстр! Мне жаль москвичей. Нельзя жить среди такого огромного количества людей. Повсюду толпы, на дорогах пробки. Загазованность жуткая. Погода мерзкая. В Москве мы жили в районе станции метро «Новослободская». Просторная трехкомнатная квартира после ремонта, центр города. В клубе сказали: «Кави, тебе крупно повезло, это очень престижный район». Однако я не заметил особых преимуществ. Соледад (супруга Кавенаги – прим. Sports.ru) с ума сходила». 

Партнеры обсуждали его зарплату и даже не хотели с ним играть

Фернандо так боялся за свою безопасность, что попросил клуб нанять ему личного телохранителя с пистолетом, который сопровождал его в первый год в России. Правда, со временем Кавенаги расслабился и больше в таких услугах не нуждался.

Весной 2005-го аргентинец в 6 матчах сделал 4 гола, включая дубль в ворота московского «Динамо», и даже начал улыбаться, хотя раньше обычно грустил. Но вскоре энтузиазм опять пропал.

Старков пытался выпускать Кавенаги с Пьяновичем и Павлюченко, но ничего не помогало – форвард молчал. «Просто «Спартак» не его команда, – рассуждает Павлюченко. – Ведь во Франции потом он много забивал и даже играл в сборной.. Я тоже, когда переходил из «Тоттенхэма» в «Локомотив», совершил ошибку. Попал не в свою команду и в итоге провалил три года. Так бывает».

Тем не менее в 2005-м «Спартак» вместе с Кавенаги выиграл серебро, а в следующем сезоне форвард создал невероятный гол в ворота «Ростова». Наверное, это лучшее, что аргентинец исполнил в России.

Но редкие шедевры не убеждали ни фанатов, ни руководство. В конце 2006-го Федун понял, что Кавенаги надо продавать. Он так и не стал в команде своим: партнеры знали, что форвард получает минимум в два раза больше, чем капитан Егор Титов, и это убивало атмосферу.  

«Когда озвучили зарплату аргентинца, все обалдели. Полкоманды сразу: «Ну тогда играй сам, мы не будем», – рассказывал Титов.

Проблемы подтверждал и сам Кавенаги: «Я зарабатывал очень прилично, во много раз больше остальных игроков. Дисбаланс обернулся плохими последствиями. Русские игроки почувствовали несправедливость. Я ставлю себя на их место и осознаю это. Мы вместе трудились на тренировках и вместе добивались побед. А размер наших зарплат был несопоставим. Возникла напряженность».

Павлюченко считает, что аргентинцу надо было четче выстраивать отношения с Титовым и учить историю клуба: «Да, наверное, были какие-то разговоры за спиной Кавенаги. Понятно, что если ты зарабатываешь в десятки раз больше тех ребят, с которыми выходишь на поле, да еще и не забиваешь, то вряд ли тебя будут любить. К тому же Кавенаги не знал традиций клуба, не понимал, кем для «Спартака» и болельщиков был Егор Титов. Это тоже сказывалось на адаптации и результативности аргентинца».

В январе 2007-го «Спартак» провернул шикарную сделку, продав Кавенаги «Бордо» за 10 млн евро. Леонид Федун признался, что приглашение Фернандо было провалом: «Окончательное решение по поводу Кавенаги принимал я лично. Это была моя первая сделка. Мне хотелось сделать знаковую покупку, которая показала бы, что в клуб пришли солидные люди, и «Спартак» при них может сделать солидный скачок вперед. Кавенаги мне очень понравился на молодежном чемпионате мира. Кроме того, видел еще с десяток видеокассет, где он заколачивал голы за «Ривер Плейт». Ничто не предвещало, что аргентинец не заиграет. Ответственность за дорогостоящую покупку несу прежде всего я сам. Убедили меня в этом или нет, это мои проблемы. Покупка Кавенаги – моя ошибка». 

Для Кавенаги переход в «Бордо» оказался лучшим решением в карьере: во Франции он выиграл чемпионат, два Кубка лиги и два Суперкубка, а еще в сезоне-2007/08 обошел легендарного Жуниньо Пернамбукано, став лучшим иностранцем чемпионата. Всего за четыре сезона в «Бордо» аргентинец наколотил 46 голов в 111 матчах. 

Кавенаги закончил карьеру в 2017-м, а до этого успел поиграть за «Ривер Плейт», АПОЭЛ, «Мальорку», «Интернасьонал», «Пачуку» и «Вильярреал». На Кипре его подкосили проблемы с мениском, но завершение футбольной истории вышло красивым.  

До 2017-го «Ривер Плейт» устраивал прощальные матчи только трем игрокам за всю историю клуба. Кавенаги стал четвертым. 

Кавенаги был не так уж и плох в России: красиво забивал, выиграл серебро и добавил лиге медийности. Но в памяти болельщиков аргентинская покупка Федуна все равно осталась чуть ли не главным трансферным фейлом в истории клуба.

Больше интересного в красно-белом телеграм-канале

Почему «Спартак» называют мясом? История клубного прозвища

Новая восьмерка «Спартака»: Тил презирает дорогую жизнь и мечтает об экономическом образовании

Фото: Коммерсантъ/Дмитрий Азаров; Gettyimages.ru/Stephen Dunn; РИА Новости/Александр Вильф;globallookpress.com/Alexander Wilf (4,5); cariverplate.com.ar/Diego Haliasz/Prensa River

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья