Блог Атомная Подводная Лодка

Как в гребаном кино: за кулисами невероятного перехода Аршавина в «Арсенал»

Свежий материал The Athletic о трансфере Аршавина: спецслужбы, Мадонна, Усманов и все-все-все.

Не каждый трансфер начинается с забавной истории, действие которой происходит в доме Мадонны и Гая Ричи. Впрочем, это и не обычный трансфер.

 Деннис Лахтер был агентом Андрея Аршавина, когда игрок сборной России перешел из «Зенита» в «Арсенал» в феврале 2009г. Этот переезд стал кульминацией почти двухлетней работы. И где-то в середине этого периода Лахтер обнаружил себя, сокрушающимся по этому поводу, в доме звездной пары в Кенсингтоне.

«Я был в доме Гая Ричи с другом – он и Мадонна на тот момент уже не были вместе, но они оба присутствовали в тот момент. Мадонна услышала, как я говорю на иврите и мы заговорили о еврейском мистицизме, Каббале», - рассказывает Лахтер. «Внезапно мне по видеосвязи позвонил Майк Тайсон…»

(Как уже замечалось, это был не обычный трансфер).

«Я знаю Майки очень давно, мы начинаем болтать. Привет, как дела? Я здесь, в доме Гая, бла-бла-бла. Музыка была громкой, мне почти приходилось кричать. Затем пришел Гай, они с Майком тоже знают друг друга, тоже начинают болтать».

Весь вечер Лахтер потчевал присутствующих подробностями трансфера Аршавина – истории, включающие зловещие телефонные звонки от могущественных незнакомцев, беседу с российской секретной службой, сложные переговоры, какой-то давно утерянный член семьи, конкуренты из «Барселоны» и «Тоттенхэма», тайные встречи с Арсеном Венгером, метель, внезапно налетевшая с востока и развязка, которая могла оставить Лахтера с чувством опустошенности и предательства.

В конце рассказа один из восхищенных слушателей наклонился вперед и предложил: «Деннис, тебе стоит снять фильм об этой сделке». Лахтер тогда посмеялся над этой идеей, но теперь считает, что тот парень был прав.

Ведь реальная история совершенно не требует приукрашиваний, чтобы хорошо смотреться на большом экране.

«Это кино, приятель, - вздыхает Лахтер. Это гребаное кино».

Крупная рыба

Лахтер находился в командировке в Гане в 2007 году, когда ему позвонили с незнакомого номера, голос в трубке был с русским акцентом. «Мы хотим поговорить с вами об Аршавине».

Лахтер был заинтригован и растерян – Аршавин не был его клиентом. Последовали еще разговоры, и он понял, что они велись от лица некой фигуры, непосредственно заинтересованной в «Зените» из Санкт-Петербурга, тогдашнем клубе Аршавина. Однажды Лахтеру позвонили, когда он был в Москве и человек на другом конце провода, похоже, знал о его местонахождении.

«Это было очень странно», - вспоминает Лахтер. «Я понял, что человек, который пытался со мной связаться – крупная рыба. Буду честным – я не люблю такие телефонные звонки, я знаю менталитет русских. Я здесь родился. Я уехал из России в 1992г. в США. Но я все еще человек, который тут родился. Я знаю, как там все работает. Это было очень подозрительно».

Несколько месяцев спустя Лахтер снова был в Москве на дне рождения друга. «Ко мне подошел какой-то парень и спросил – ты можешь сейчас говорить? Я спросил: ты кто? Он ответил – мой босс здесь и он хочет поговорить с тобой. Так я повстречался с «крупной рыбой». Он сказал: я так понимаю, до вас сложно дозвониться. Я ответил: давайте поговорим о деле».

Дело касалось Андрея Аршавина.

У Лахтера спросили, сможет ли он найти покупателя на этого миниатюрного полузащитника. Предложение звучало странно из уст третьей стороны. «Мне сообщили, что Аршавину надоело тут, что он уже всего добился в России, и что этому человеку больно это видеть», - объясняет Лахтер. «Он видел, что Аршавин больше не хочет играть за «Зенит» и что у него достаточно навыков и таланта, чтобы попытать счастья за границей».

Проблема заключалась в том, что у Аршавина уже был агент, и это был не просто парень с района. По совету «крупной рыбы» Лахтеру следовало найти несколько заинтересованных клубов, а затем представить их представителю Аршавина. Он сделал это, встретившись среди прочего с английским агентом Джонатаном Барнеттом, чтобы выявить потенциальный интерес. Однако, когда он встретился с агентом Аршавина, тот ему категорически заявил, что игрок не хочет уезжать из России. Лахтер был ошеломлен, но принял этот ответ и больше не думал об этом.

Через несколько месяцев Лахтер снова был в Гане. Раздался еще один загадочный звонок, снова незнакомый русский акцент. «Послушайте, у вас есть что-нибудь для Аршавина?», - голос объяснл, что игрок уже несколько раз просил своего агента найти какие-то варианты за границей, но ему ответили, что он никому не интересен.

Лахтер был возмущен. «Послушайте, что за хрень происходит? Я показал несколько предложений его агенту, он сказал мне, что игрок сам никуда не хочет. В моей жизни уже слишком много Андрея Аршавина. Если он хочет поговорить со мной – пусть звонит мне лично».

Игрок так и сделал, буквально через полчаса.

«Аршавин сказал: я знаю кто вы и буду краток, я хочу играть за границей. Можем ли мы что-нибудь сделать?». Лахтер ответил, что он готов работать с игроком, но только при условии, что тот прояснит отношения со своим действующим агентом. В конце концов, Лахтер получил эксклюзивное право вести переговоры от имени Аршавина о трансфере в Европу.

Это будет непросто. Были и другие «крупные рыбы», потенциально заинтересованные во вмешательстве в будущее Аршавина. «Зенит» был любимым клубом детства президента страны Владимира Путина, а Аршавин был его любимым игроком. Более того, «Зенит» принадлежал и финансировался «Газпромом», крупнейшей компании в России, которая вернулась под контроль государства в 2000-х. Один из руководителей «Газпрома» как-то позвонил Лахтеру, чтобы обсудить интерес компании оставить игрока в России.

В конце концов, Аршавин покинул «Зенит» в зимнее трансферное окно 2009г. В январе того же года «Газпром» и Путин провели разговор, в ходе которого они договорились сократить потоки газа в Европу из за вмешательства ЕС в газовый спор между Россией и Украиной. Для любого футбольного клуба иметь дело с таким гигантом, как «Газпром» было пугающей перспективой.

Сам Лахтер стал объектом пристального внимания, пока шли переговоры.

«Однажды в мой дом в Москве пришел человек и сказал: «Вас приглашают на встречу с ФСБ». Я подумал, что это шутка. Но потом он показал свое удостоверение и меня повезли на Лубянку. Я сидел там и ждал два часа, но никто не пришел. Была только камера, которая двигалась каждый раз, когда я шевелился. Через два часа вошел один человек. Он сказал: «Деннис, мы знаем, что ты давно живешь за границей, мы хотим, чтобы Андрей Аршавин остался в России». Я подумал: это было было как в Рэмбо-4, это 2008год или это Советский Союз 80-х».

«Когда я приехал туда, они забрали мой ремень, сняли шнурки, забрали телефон. Шесть часов никто не знал, где я, даже моя беременная жена. Они сказали мне, что знают, где живет моя мать и надеятся «что с ней все в порядке», поэтому я должен дважды подумать, прежде чем что-то делать. Когда я вышел оттуда я был так зол, но подумал про себя: Я умру, но сделаю все, чтобы увести Аршавина».

Хитрый лис

В марте 2008г. Лахтер был во Франции, чтобы посмотреть, как Аршавин и «Зенит» сыграют в первом матче 1/8 Кубка Уефа против «Олимпика» из Марселя. До него дошли слухи, что на игре будет присутствовать специальный гость – Арсен Венгер. Тренер «Арсенала» был там, чтобы понаблюдать за Самиром Насри, вундеркинду тогда было 20 лет, игрока в итоге и купили тем летом.

«Зенит» проигрывал со счетом 3-0 к 55 минуте, но когда Лахтера представили Венгеру он ухватился за свой шанс: «А как вам номер 10 у русских, Аршавин??» Венгер ответил, что он лучший игрок на поле. Я пошутил: «Как он может быть лучшим игроком, если они проигрывают 3-0?» Венгер сказал, что знает о чем говорит. Поэтому я и спросил, может ли этот игрок был ему интересен. Венгер – хитрый лис. Я в бизнесе 29 лет, я заключил сотни сделок. Язык его тела говорил, что игрок ему интересен и его слова не просто вежливость».

Позднее Лахтер заметил, что Венгер сидит один. Он спросил, может ли сесть рядом и дальше они вдвоем наблюдали, как «Зенит» пытается спастись в этом противостоянии. «В конце второго тайма Аршавин получил пас, продемонстрировал фантастический дриблинг и забил отличный гол», - вспоминает Лахтер. «Я помню реакцию Венгера. Он был счастлив».

Лахтер и Венгер продолжали поддерживать контакт, пока «Зенит» продолжал свою европейскую кампанию, кульминацией которой стала победа со счетом 2: 0 над шотландскими «Рейнджерс» в финале на стадионе «Этихад» в Манчестере. Однако было понятно, что никакая сделка не может быть оформлена до окончания чемпионата Европы в Австрии и Швейцарии летом 2008г. Тогда Аршавин, что он достиг договоренности с «Зенитом» и сможет уйти.

Несмотря, на двухматчевую дисквалификацию, Аршавин все-таки засветился на турнире в качестве капитана, когда Россия блестяще обыграла Голландию в ¼ со счетом 3-1. «Я помню заголовки газет на следующий день», - говорит Лахтер. «Этот пацан выглядит как «babushka», но играет, как Марадона».

Чтобы ускорить трансфер, Лахтер позвонил Венгеру. Тот ответил: «Не говори ни слова, этот пацан не для нас!». Я спросил, что он имеет в виду. «После такого выступления за ним выстроится очередь из многих больших клубов. А мы должны платить за наш стадион и бла-бла-бла. Мне очень жаль, но мы ничего не можем сделать».

Лахтеру оставалось объяснить Аршавину, что Венгер считает, что «Арсенал» не выдержит ценовую конкуренцию. В то время Венгер находился в Вене, в миле от гостиницы российской команды. Лахтер пригласил его на встречу с Аршавиным, но француз объяснил, что им неуместно встречаться лично. Тренер «Арсенала» продолжал восхищаться игроком и предсказывал настоящую борьбу за его подпись под контрактом. «Он как в воду глядел, потому что через несколько минут мне позвонили из «Барселоны», - говорит Лахтер.

Оптимизм по поводу возможного переезда на «Камп Ноу» тут же рассеялся: звонок был просто жестом вежливости, чтобы сообщить, что заявка была отклонена.

Для Лахтера это стало неожиданностью, это был первый раз, когда он услышал об их интересе. «Я спросил, почему «Барселона» не позвонила мне раньше. Они объяснили, что так они ведут дела – никогда не связываются с агентом, пока не получат разрешение от клуба-продавца. Я ответил – но вы очень долго не вели дела с российскими игроками (со времен Игоря Корнеева, подписанного в 1994г.). Вы не знаете их менталитет».

Представитель «Барселоны» объяснил, что клуб направил в «Зенит» официальное предложение на 25 млн.евро. Ответ из России был резким: «Прекрасно, а мы хотим Месси за 30 млн.евро». Я сказал: «Поздравляю, вот поэтому вам и нужен был я», - смеется Лахтер. Было ясно, что трансфер в «Барселону» обречен на провал.

Затем перед Лахтером встала тяжелая задача – объяснить Аршавину, что «Зенит» отклонил предложение от клуба его мечты. Аршавин всегда относился к «Зениту» с большим уважением, но разочарование было очень сильным.

«Он был просто раздавлен», - вспоминает Лахтер. «Молчал и сидел, как мумия, не двигаясь и ничего не говоря. Я пытался его утешить: сосредоточься на турнире, а я буду делать свою работу».

Миссия невыполнима

Следующим клубом, который попытал счастья позже этим летом, стали главные раздражители «Арсенала» - «Тоттенхэм». Было письменное поручение от главы «шпор» Дэниела Леви начать переговоры о трансфере в клуб.

На следующий день Барнетт и Лахтер вылетели в Санкт-Петербург, чтобы встретиться с президентом «Зенита» Александром Дюковым. Однако переговоры оказались безрезультатными и они задались вопросом, хочет ли российский клуб продавать Аршавина или это какая то игра. Финансирование «Газпрома» означало, что «Зенит» не нуждается в деньгах. «Это был саботаж», - говорит Лахтер. «Они не хотели его продавать, поэтому каждый раз пытались поднять цену. Мы решили, что эта миссия невыполнима».

«Последней каплей стала еще одна нелепая ситуация», - продолжает он. «После триумфа "Зенита" в Кубке УЕФА они должны были встретиться с победителями Лиги чемпионов "Манчестер Юнайтед" в Суперкубке УЕФА в конце августа в Монако. Была достигнута договоренность, что после матча представители «Шпор» и «Зенита» встретятся в отеле, чтобы обсудить возможную сделку. «До закрытия трансферного окна оставалось 3-4 дня», - говорит Лахтер. «Мы сидели с Андреем и представителями «Тоттенхэма», а от «Зенита» так никто и не пришел». «Зенит» отказался дать комментарии The Athletic по этому поводу.

Лахтер был в тот момент с Аршавиным в вестибюле отеля в Монте-Карло, когда надежды на переход летом окончательно рухнули.

«Я сказал ему: послушай, если ты действительно хочешь уйти, мы должны изменить нашу тактику. Мы слишком хорошие».

В последующие дни Лахтер несколько раз звонил в российские издания, рассказывая об этой ситуации. «Я пытался опубликовать все это в российских спортивных медиа, но ничего не вышло».

«Я сделал несколько телефонных звонков в Sky Sports, Daily Telegraph, Daily Mail в Великобритании - здесь, там,  везде - и было опубликовано много историй о том, что «Зенит» удерживает Аршавина против его воли – ну, вы знаете английскую прессу»

«Ценник всех напугал», - цитирует слова Аршавина Telegraph. «Только «Тоттенхэм» осмелился выйти на переговоры, но ничего не сложилось. Мое желание уйти по-прежнему сильно, но теперь мне остается надеяться только на чудо. Я прекрасно понимаю, что если не уйду сейчас, возможно, не уйду никогда».

«Я надеялся, что в одно прекрасное утро руководство «Газпрома» проснется в хорошем настроении и скажет: мы так устали от нытья Аршавина, давайте его уже отпустим».

Некоторые даже писали, что игрок подумывает о забастовке.

История вышла наружу. Публично «Зенит» ответил через своего главного тренера Дика Адвоката: «Я уверен, что «Тоттенхэм» вернется с новым, более выгодным предложением по Аршавину. Для этого нет крайнего срока. «Зенит» все делает правильно».

Но, по правде говоря, они были менее оптимистичны. «Зенит» был в ярости. «Они звонили каждые два часа, спрашивали, что черт возьми происходит? Давили на меня, но они не знали, что я крепкий орешек. Я сказал, что не надо давить на меня, потому что теперь, клянусь своими детьми, я сделаю все, чтобы перевести этого игрока в Европу».

Повесть о двух Лахтерах

«Итак, я на Гавайях, сижу в отеле Four Seasons в крутом лаундже. Беру какой-то журнал об автомобилях», - рассказывает Лахтер, тем самым добавляя еще одну шикарную локацию для будущего фильма об Аршавине.

«И нахожу в этом журнале статью о каком-то нишевом автомобиле. И я вижу, что дилерским центром этой марки в Великобритании, управляет какой-то человек с такой же фамилией, как у меня. Лахтер».

Деннис был удивлен. «Моя фамилия довольно редкая», - поясняет он. Его семья – украинские евреи, и ранее он считал, что его дед Аарон, был единственным, выжившим из поколения Лахтеров, уничтоженных в концлагерях. Он положил журнал в сумку и забыл об этом.

После провальной встречи с Дюковым в Санкт-Петербурге Лахтер вернулся в Лондон и занимался другими делами. Вскоре ему позвонил Барнетт и попросил зайти в его офис. «Послушайте, у меня планы, поэтому это должно быть что-то очень, очень интересное». И это было.

«Джонатан спросил: у тебя есть родственники в Англии? Я ответил, что нет. Он сказал: да? Что ж, тебя ищет семья Лахтеров».

«Я читаю газету и вижу статью про Андрея Аршавина, российского полузащитника…Тоттенхэм хочет его купить…» и вдруг я вижу цитату его агента – Денниса Лахтера. Лахтер, Лахтер, очень странно, учитывая, что моя семья по отцовской линии из Украины, приехала, спасаясь от еврейских погромов в 1900х.», - рассказывает Джо Лахтер, футбольный болельщик «Саутенд Юнайтед», проживающий в пригороде северного Лондона. Джо и его двоюродный брат Дэниел, который больше интересовался машинами, чем футболом, начали использовать свои связи, чтобы найти Денниса. В конце концов через Барнетта они его нашли.

Деннис был ошеломлен. «Джонатан дал мне телефон Дэниела Лахтера. Когда он назвал это имя, я спросил: подождите, вы продавец автомобилей? Тот ответил – да, откуда вы знаете? Я сказал – не может быть! Две недели назад я взял какой-то журнал про автомобили и там был номер телефона и имя Лахтер. Этот журнал до сих пор валяется в моем багажнике. Мы проговорили около пяти часов. Я смеялся и плакал, на тот момент мы не понимали, кто есть кто и кому кем приходится. Но мы поняли, что мой дед Аарон и дед этих двух английских парней были родственниками».

В каких отношениях были семьи, мы так и не установили, но выяснили что они жили на Украине всего в нескольких километрах друг от друга. Так что связь была очевидна.

Деннису пришлось поехать в Тель-Авив по делам, а его брат Тони встретился с британским кланом Лахтеров. «Они вместе обедали, показывали фотографии», - говорит Деннис. «Это был очень эмоциональная встреча, родители Джо и Дэниеля плакали. Они сказали: мы не знаем твоего дедушку. Его лицо нам не знакомо, но мы все из одного места, каким-то образом мы родственники. Мы сразу нашли общий язык, ведь у нас был общий знаменатель».

Помимо фамилии Джо и Денниса объединяла страсть к футболу.

Так получилось, что Джо играл в одной любительской команде с агентом Филом Смитом, который поинтересовался, имеет ли он какое-нибудь отношение к агенту Лахтеру, имя которого постоянно мелькает в британских СМИ. Еще одно совпадение. Джо организовал встречу между Филом, тезкой Джоном Смитом из агентства First Artist и Деннисом. У First Artist были хорошие связи в России, так как они привозили бывшего лидера СССР Михаила Горбачева в Великобританию с лекциями в 1990х.

«Позже, когда мы начали сотрудничать с «Зенитом» они узнали, кто мы такие», - рассказывает Фил The Athletic «Они знали о нас все, это было невероятно».

Деннис имел договоренность с Аршавиным, но у Смитов был опыт и авторитет среди английских клубов. Сделка могла и не состояться без их связей.

Усилия были скооперированы и брошены на поиск покупателя для Аршавина в зимнее трансферное окно 2009г. Джо Лактер, который работал в обувной промышленности, тоже хотел поучаствовать в деле. В случае заключения сделки, он был готов помочь Аршавину адаптироваться на новом месте.

«Они сказали мне, что в курсе, что у меня хорошие связи с рынком Восточной Европы», - говорит Деннис. «В то время Неманья Видич, приехавший из московского «Спартака» был одним из лучших защитников Англии. Бранислав Иванович приехал в «Челси» из «Локомотива», а Мартин Шкртел был звездой «Ливерпуля» из «Зенита». Так что им было интересно».

Деннис, конечно, же тоже имел полномочия вести переговоры о трансфере Аршавина. Благодаря связям Фила и Джона Смита в «Арсенале» переезд в Премьер-Лигу снова стал реальным.

Давид и Голиаф

Осенью 2008 года Деннис, Джо и Фил договорились о встрече с Венгером на тренировочной базе «Арсенала» в Лондоне. «Арсен - один из самых умных людей, которых я когда-либо встречал», - говорит Джо. «Мы начали обсуждать футбол, затем перешли к политике, жизни, тому, как меняется мир, всему-всему - за 45 минут. 45 минут! А потом он наклонился вперед, сел на край стула, сложил руки вместе и сказал: «А теперь расскажи мне об Аршавине».

Деннис начал рассказывать, какой Аршавин великий игрок, и Арсен сказал: « Может, он действительно так хорош, но на этой позиции у меня есть Сеск Фабрегас». Деннис сказал: «Фабрегас не Аршавин». И Арсен сказал: «Я был тренером все эти годы… и все же, очевидно, я ничего не знаю о футболе!»

Несмотря на шутливость Венгера, интерес все же присутствовал. В июле того года «Арсенал» потерял Александра Глеба, которого забрала «Барселона», как альтернативу Аршавину. Приехал Насри, но длительные травмы Томаша Росицки, а затем и Фабрегаса лишали их креативности.

Задача была в том, чтобы свести лицом к лицу Венгера и Аршавина.

«Я несколько раз разговаривал с Арсеном и сказал ему, что Андрей будет в Лондоне в декабре на два дня для фотосессии с Nike», - рассказывает Деннис. Арсен сказал: «Отлично, но у него контракт с «Зенитом». Мы не можем с ним встретиться ». Андрей попросил у «Зенита»разрешения в письменной форме встретиться с Венгером и обсудить возможный переход. Бумаги на фирменных бланках «Зенита» были получены, я отправил их  Венгеру, и встреча была организована».

«Я забрал Андрея после съемок в Nike, - говорит Джо. «Я отвез его прямо в Эмирейтс. Проблема была в том, что нам пришлось посадить его в машину Фила Смита, потому что у меня был личный номерной знак, и он был узнаваем! Мы забрали Андрея, положили его в багажник моей машины, я дал ему одну из своих бейсболок. Когда мы были почти на месте, я въехал в Дрейтон-парк (рядом со стадионом) и нашел место, где никого не было. Фил припарковал свою машину рядом с моим багажником. Я вытащил Андрея из машины, бросил на заднее сидение машины Фила и поехал в Эмирейтс!»

Они не остались незамеченными.

«На улице торчал парень, по всей видимости, фанат и он сказал: Черт возьми, это тот, о ком я думаю?»- вспоминает Фил. «Мы сказали ему, что это был двойник».

В то время Фил водил Maserati, и Аршавин пошутил, что когда он переедет в Англию, ему понадобится такая же машина.

У «Арсенала» была в разгаре рождественская вечеринка и они проскочили незамеченными.

Деннис довел до сведения Аршавина, насколько важно изучение английского языка и он подвергся испытанию, когда встретил Венгера и Кена Фрайера, давнего директора «Арсенала». К счастью, разговор был недолгим.

По словам Денниса, Венгер сказал: «У меня всего два вопроса. Во-первых, хочешь ли ты играть за «Арсенал»? » Аршавин восторженно ответил, что да. «Во-вторых, - сказал Венгер, указывая на Денниса, - этот парень - ваш агент?» Аршавин опять кивнул. «Отлично, - сказал Венгер. "Хочешь увидеть поле?"

«Они пошли вместе, - говорит Деннис. «Поле на Emirates - одно из лучших в мире. Венгер 6 футов 3 дюйма и Аршавин 5 футов 7 дюймов - как Давид и Голиаф. «Эмирейтс»  был абсолютно пуст, эхо подхватывало каждое слово, газон освещали огромные прожекторы».

«Итак, где ты хочешь играть?» Аршавин сказал: «Я хотел был быть «десяткой». Венгер сказал: «Ответ неверный. Хороший игрок должен уметь играть, где угодно».

Иван Газидис, вот-вот, 1 января 2009г.,  должен был вступить в должность нового исполнительного директора «Арсенала».

«Мы были полны энтузиазма после встречи», - вспоминает Деннис.

Паззл сходился. Теперь все, что оставалось сделать – это договориться с «Зенитом», «Газпромом», Дюковым и тд.

Легче сказать, чем сделать.

Крайний срок

Дедлайн был уже близко, а «Арсенал» так и не пришел к соглашению с «Зенитом». Примерно за неделю до закрытия окна они увеличили свое предложение до 12 млн.фунтов, что все еще было далеко от требований «Зенита». Когда Венгер и Фрайер искали решение, они даже высказывали предложение дать «Зениту» место в предсезонном турнире Emirates Cup, который стоил около 500 тыс.фунтов.

31 января в том году выпадало на субботу, поэтому крайний срок был – до 17.00 понедельника, 2 февраля.

Буквально за несколько дней до конца окна Аршавин все еще был с «Зенитом» на их зимних сборах в Дубае.

В ближайшие дни в Лондоне прогнозировали сильный снегопад, и Джон Смит из First Artist предложил Аршавину вылететь раньше установленного срока. «Мы знали, что если Андрей вернется в Россию, мы потеряем его навсегда», - признается Джо Лактер.

«Я позвонил Арсену, чтобы сказать о том, что мы возможно приедем в Англию, - говорит Деннис Лахтер. «Он сказал: «Нет, нет, нет! Кен Фрайар поговорил с правлением, и они сказали, что если Аршавин уже будет здесь, это будет рычагом давления с точки зрения денег».

Именно Джо предложил компромисс: полететь с Аршавином в Париж. У «Зенита» было запрошено разрешение, а проживание и переговорные были забронированы в отеле в аэропорту Шарля де Голля. Никто не знал, что он был там, но помогло то, что британские СМИ невольно устроили диверсию.

«Субботнее утро, я смотрю Sky Sports в 9.30», - вспоминает Джо. «Внезапно всплывает: «Срочные новости». Корреспондент Sky в Дубае, освещающий подготовку к Гран-при, находится в отеле, где расположился «Зенит». Он говорит: «Могу вам сказать, что «Зенит» на пути в аэропорт, чтобы вылететь обратно в Санкт-Петербург. Андрея Аршавина с ними нет, и у меня есть сведения из «Зенита», что он едет в Хитроу и сегодня днем ​​прибудет в Англию ». Ну, мы смеялись, конечно! Мы не могли придумать такое  сами!"

Однако, когда дело дошло до стола переговоров, все было не так гладко.

Чтобы помочь «Арсеналу» как-то уменьшить разницы между их возможностями и требованиями «Зенита», была высказана идея, что, возможно, Аршавин пойдет на сокращение зарплаты. Аршавин был сильной личностью, знающий себе цену и он не был склонен соглашаться на зарплату ниже того, что он уже зарабатывал. Он знал, что уровень жизни в Лондоне выше, и также понимал, что не будет получать огромных бонусов, как было в России. «В «Зените», если вы проводили успешный сезон, ваши выплаты удваивались», - объясняет Деннис. «Андрей также объяснил Филу Смиту, что ему нужна машина».

«Юрист всю ночь готовил сделку для Андрея, но мы не могли договориться», - говорит Джо. «Было много криков, и в какой то момент я сказал: «Послушайте, не возражаете, если я кое-что скажу? Андрей, я знаю тебя, как и всех других в этой комнате, кроме Денниса, не очень хорошо. Если дело в деньгах, если дело только в деньгах – то тебе лучше вернуться в «Зенит», потому что здесь такого не будет. Но если ты хочешь бросить вызов самому себе, если ты хочешь стать Андреем Аршавиным, о котором узнает весь мир и хочешь играть в Премьер-Лиге, перейти на этот уровень – тогда ты должен сделать этот шаг. Если ты скажешь «нет» сейчас, ты уедешь, у тебя будет прекрасная жизнь в России. Но у тебя навсегда останется сомнение, когда ты будешь просыпаться по утрам: а что если? Интересно, что было бы если?...Ты говоришь, что всегда хотел играть в Премьер-Лиге, что ж у этого есть цена. Выбор за тобой.

«Тут Андрей встает из-за стола и говорит: «Я пошел смотреть теннис!» и выходит из комнаты».

Начинался снегопад, нужно было принять решение, Аршавин и его свита агентов сели на самолет в Англию, не договорившись ни о гонораре, ни о зарплате.

Они вылетели из Парижа последним рейсом Air France перед закрытием взлетно-посадочных полос. Из-за плохой погоды в Хитроу не было репортеров. Аршавина спрятали в отеле Village в Элстри, недалеко от тренировочного полигона - у них была только одна комната, поэтому они с Деннисом поделили двуспальную кровать.

На следующее утро их секрет раскрылся. Аршавин ненадолго покинул отель, чтобы позвонить жене – и попался под камеры. Джо написал ему два слова: «Вернись внутрь». К тому времени, как он загружал Google Translate, было уже слишком поздно. Все знали, что Аршавин в Англии.

Это поставило «Арсенал» в затруднительное положение. Они знали, что не подписать игрока будет пиар-катастрофой, особенно для нового исполнительного директора. Газидис знал Денниса с 1994 года, когда последний помогал следить за командами России, Болгарии и Румынии на Чемпионате мира в США. Хотя Газидис не был важной частью переговоров, к моменту наступления дедлайна он тоже был вовлечен.

В тот решающий последний день Аршавин и его команда должны были прибыть в офис клуба Highbury House. «В шесть утра Фил Смит прибыл с Джо на своем зеленом Maserati, чтобы забрать меня и Андрея», - говорит Деннис.

«Буквально через 100 метров Maserati просто облажался. Мы пытались вызвать такси. Не тут то было! Шел сильный снег, а в этом долбаном районе не было такси!"

В конце концов они добрались. Им объяснили, что Андрею нужно поехать в Лондон в сопровождении главного скаута «Арсенала» Стива Роули и пройти курс медицинского обследования. «Арсен сказал мне – мы должны быть на миллион процентов быть уверены, что он здоров, его должны осмотреть, как Юрия Гагарина. На этот гребаный осмотр ушло почти пять часов. Никогда моих клиентов не осматривали так долго», - говорит Деннис.

Аршавин прошел медосмотр, но договоренностей так и не было. «В какой-то момент я подумал, что мы проиграли», - вздыхает Деннис. «До конца окна оставалось три часа. Персональные условия игрока не выполнены, соглашение между клубами не оформлено. Мы были в тупике».

«Был один момент, который действительно показал, насколько тяжело Андрею», - вспоминает Фил. «Мы были в тупике. В комнате, в которой мы были в отеле «Эмирейтс», были мягкие стены, мы говорили, что это похоже на мягкую камеру. Он прыгал и  отскакивал от стен; это была своего рода забава, но момент был напряженный. На кону была его мечта».

Требовалось что-то, чтобы найти выход из тупика. Помогла одна значимая фигура из прошлого Андрея.

За неделю до дедлайна Джон Смит позвонил Дэвиду Дейну. Хотя Дейн больше не входил в правление клуба, он сказал, что поговорит с тогдашним акционером «Арсенала» и узбекским миллиардером Алишером Усмановым, чтобы узнать, могут ли его российские связи помочь в заключении соглашения. «Это был сумасшедший день», - говорит Деннис. «У меня был Дюков на одном телефоне, Митрофанов (генеральный директор« Зенита ») на другом. Потом позвонил секретарь Усманова. Она сказала: «Алишер Усманов хочет с вами поговорить».

«Он спросил: «Деннис, ты уверен, что Аршавин хочет играть за «Арсенал»? »Я сказал, что конечно он хочет, Андрей здесь, хочешь с ним поговорить?» Он сказал: «Нет, нет, это между нами, я просто  должен быть уверен. Я готов биться за него, но я должен быть уверен, что он хочет играть за нас».

«Еще он спросил: можете ли вы гарантировать, что Андрей добьется успеха в «Арсенале»? Я сказал ему: «Послушайте, я не могу гарантировать это, откуда я могу знать». Он сказал: «Это плохой ответ!» Но в конце концов он сказал: «Хорошо, я сделаю все, чтобы сегодня он стал «канониром».

Деннис подозревает, что хлопнуть по рукам помогли отношения Усманова с Алексеем Миллером, главой "Газпрома".

Аршавин действительно пошел на немалые жертвы. «Зенит» задолжал Андрею много денег, около 2,5 млн.евро», - говорит Деннис. «Но он был готов оставить эти деньги клубу,  только бы трансфер состоялся. Это очень помогло».

Совет директоров "Арсенала", наконец, одобрил предложение в размере 15 миллионов фунтов стерлингов, но этого все еще было недостаточно, чтобы удовлетворить "Зенит". Остался нерешенным один вопрос - они требовали, чтобы Аршавин вернул им сумму, полученную при последнем продлении контракта, около 2 млн.фунтов. В конечном итоге Газидис согласился покрыть платеж от имени Аршавина, фактически добавив его к сумме трансфера.

Казалось, что сделка наконец заключена.

Но еще оставалось время для нескольких последних заминок.

Были противоречивые сообщения о причинах: одни ссылались на сломанный факсимильный аппарат, другие на то, что важный факс от «Зенита» был отправлен на неправильный номер. Деннис считает, что «Зенит» в последний момент передумал, но если что-то и произошло – было уже поздно.

Все еще было нервное ожидание регистрации сделки. Аршавин хорошо скрывал свои переживания в тот вечер. Выходя из офиса «Арсенала», он спросил тех, с кем провел день, что ему сказать ожидающим фанатам, и репортеру Sky Брайану Марвуду. «Это было очевидно, - говорит Джо. «Скажи им, что ты Gooner! (канонир)».

«Я помню, что было семь утра», - говорит Деннис. «Кен Фрайар позвонил мне и сказал:  «Бери своего пацана и приходи ко мне в офис». Андрей был как младенец, так потрясен. Мы не знали, все ли в порядке».

Аршавин подписал несколько футболок для тех, кто помог заключить сделку. Он был всем благодарен. Однако он не забыл о своем восхищении тем Maserati.

На футболке, которую он подписал для Фила Смита, было написано: «Где моя гребаная машина?»

Последствия

Восторг и дух товарищество, царившие в тот вечер, длились недолго. Со временем дорожки участников той сделки разошлись.

Отношения Аршавина с Деннисом закончились обвинениями и колкостями. Его раздражала история, появившаяся в российской прессе, в которой, по словам агента, звезды «Арсенала» Робин ван Перси и Сеск Фабрегас «завидовали» новичку.

По сей день Деннис продолжает настаивать, что никогда не давал такого интервью, но, тем не менее, это нанесло серьезный ущерб отношениям.

Некоторое время спустя Деннису рассказали о статье в «Спорт Экспресс». Статья была опубликована всего через несколько месяцев после переезда Аршавина в Англию, игрок сообщил, что он отправил официальное письмо Деннису Лахтеру, в котором говорилось, что не хочет, чтобы тот  продолжал представлять его, и что он будет действовать самостоятельно от своего имени. Это никак не связано с его контрактом с «Арсеналом»… У него бывают тут непредвиденные проблемы, а Деннис, у которого есть маленький ребенок, живет в Израиле, и не может быть рядом с ним и оперативно помогать решать проблемы.

Деннис рассказал The Athletic, что чувствовал себя  обиженным и преданным из-за того, как закончились отношения. Аршавин же просто чувствовал, что должен заботиться о своих профессиональных интересах.

Фил и Джон Смит работали с Аршавиным над продлением контракта с «Арсеналом», прежде чем также закончили отношения с игроком.

Любопытная деталь в этой эпической истории о трансфере заключается в том, что единственным вовлеченным лицом, которое поддерживает постоянный контакт с Аршавиным, является Джо Лактер - человек из обувной промышленности, который оказался вовлеченным в сделку только случайно. Джо помогал Аршавину наладить жизнь в Англии, и впоследствии они с удовольствием путешествовали повсюду, от Саутенда до Санкт-Петербурга.

Фил говорит, что вскоре после заключения сделки ему позвонил кинорежиссер Ричи, чтобы обсудить детали фильма. Но этого не случилось.

Конечно, если бы это был действительно фильм, это закончилось бы примирением: Аршавин добился блистательного успеха в «Арсенале», а давно пропавшие Лахтеры начали с чистого листа. Первое так и не сбылось, второе тоже выглядит маловероятным.

В обоих историях возникли сложности, как всегда и бывает в жизни.

В конце концов, это не фильм. Во всяком случае, пока

Оригинал статьи:

https://theathletic.com/2202815/2020/11/18/arshavin-arsenal-wenger-transfer-movie/

Это и многое другое также в моем канале в телеграме: 

https://t.me/atomic_submarine

 

 

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья