Загрузить фотографиюОчиститьИскать

Сергей Немчинов: «Поражение стало шоком, но я готов продолжить карьеру»

Главный тренер молодежной сборной России по хоккею Сергей Немчинов в беседе с корреспондентом Sports.ru признался, какие ошибки допустил лично он в суперсерии с Канадой. И чего не хватило игрокам, чтобы достойно провести восемь матчей.

- Скажем прямо, все в шоке от результата суперсерии. А вы что чувствуете, Сергей Львович? Как пережили это?

- Тоже тяжело. Конечно, никто не ждал такого результата. Но это произошло. И теперь надо сделать правильные выводы.

- И какие же?

- Так не назовешь одну причину, что помешала нам сыграть лучше. Первое – мы не играли как команда. Не смогли действовать 60 минут так, как хотели. У нас был только один хороший матч – седьмой. А до этого мы лишь моментами показывали то, что планировали. Где период, где полтора, где полпериода. Второе – ребятам нужна практика. Они должны уметь играть и в большинстве, и в меньшинстве. И на последних минутах. Хоккеисты обязаны уметь решать судьбу матча.

«Канадцы не прощали ошибок, которые прощаются в суперлиге»

- Вы говорите, что команды не хватало на все 60 минут. Но это было понятно по трем первым матчам. Ну, по четырем. Но, когда в шестой, восьмой игре мы наступаем на одни и те же грабли, это никуда не годится. Такое ощущение, что именно вы не могли донести до парней, что нужно делать, как играть. У вас было взаимопонимание с хоккеистами?

- Нет, с взаимопониманием все нормально было. Ребята привыкли к требованиям. Контроль был. Просто все те ошибки, которые они допускали, прощаются в нашем чемпионате, на том уровне, где они играют. Но с канадцами это не проходило. Яркий пример – первый матч. Мы вели в счете и допустили две ошибки. Первый раз в средней зоне, второй – возврат в оборону. Посчитали, что не надо догонять, а это привело к голам.

- Этот первый матч и стал определяющим? Тогда пропала уверенность в себе?

- Я бы не сказал, что уверенность пропала. Мы на каждый матч выходили в боевой готовности.

- Специалисты, смотревшие серию, говорили, что было допущено много тренерских ошибок. Какие-то фундаментальные вещи, например, розыгрыш лишнего, можно было и отработать за такой срок. Или изучить какие-то моменты в игре канадцев, чтобы из раза в раз не попадаться на этом.

- Ошибки, безусловно, были, тут скрывать нечего. И мы полностью перестроили тренировочный процесс по ходу серии, поменяли план, тактические построения. И это произошло не в конце серии, а после второго матча.

- Но ошибки-то не исчезли.

- Наигрывать все можно. И мы это делали. Но трудно во время занятий поставить ребят в ту ситуацию, в которой они никогда не были. В своих клубах им в такие моменты не доверяют.

- Поразили некоторые ваши пресс-конференции. Вы все время говорили, что матч удался, хотя команда уступала. Это было странно слышать. Вы так ребят поддерживали?

«Если говорить только о плохом, то вообще ничего не получится»

- После поражений я не говорил, что игра была хорошая. Моментами мы показывали нормальную игру. Но лучше всего у нас получились седьмой матч и половина шестого. Если все время говорить только о плохом, то вообще ничего не получится. Надо найти что-то положительное в каждой встрече.

- Показалось, что ребята в команде были закрепощены. А канадцы так даже в ночной клуб сходили. Очевидцы утверждают, что в Канаду вы летели обреченными. Может быть, не надо было устраивать лагерь?

- Да ничего такого не было. После первого матча ребята тоже ходили в боулинг, местных отпускали домой. Никто никого держал в гостинице. А канадцы чувствовали себя расслабленными потому, что у них психология победителей. Они получили ее в последнее время, когда стали доминировать на всех уровнях. Приезжают всегда уверенными в себе, злыми, наглыми.

- У нас этого нет?

- Нам не хватает побед. В советские годы у нашей сборной была такая психология, что позволяло выигрывать даже в безнадежных матчах. Это придет с победами.

- Странно, но хоккеисты на открытой тренировке в Новогорске давали понять, что ничего не боятся. И чувствовали себя довольно уверенно. Куда же все это пропало?

- Оказались в новой ситуации. Это был новый хоккей, некоторые никогда в него не играли. Повысились скорости, стало больше контактов. Нет времени на размышления, постоянный прессинг. Это серьезное испытание.

- И его не выдержали?

- Не все.

- Вратари вас не порадовали?

- Я бы так не сказал. Они играли на своем уровне. В пропущенных шайбах вина всей команды. Были моменты в четвертом, седьмом и восьмом матчах, когда голкиперы действовали блестяще, но им не помогали нападающие. Форварды должны были разгружать давление, оказываемое канадцами. Это нехватка опыта.

- В канадской части серии неплохо сыграл Тихонов. Согласны?

- Да. Он еще и некоторые ребята.

- Кто?

- Не хотел бы называть фамилии. Я им сам сказал.

- И не скажете, кто разочаровал?

- Нет. Но такие были. На некоторых надеялся, они должны были стать лидерами, я знаю их потенциал. Но, к сожалению, этого не произошло. Ничего, на ведущие роли вышли другие ребята.

«Говорил Черепанову, что он должен действовать в силовой манере»

- Почему вы не защищали Алексея Черепанова. Его канадцы били-били, и выбили. А команда смотрела на это и ничего сделать не могла.

- Я предупреждал Алексея, что такое может произойти. Говорил, что канадцы изберут именно такую тактику. И объяснял, что он должен играть через эти удары. Парень он здоровый и должен действовать в силовой манере, не уходить от борьбы. Он все знал, но…

- Так надо было защищать свою главную звезду. Не давать его в обиду.

- У нас тоже был силовой хоккей. В некоторых матчах мы применяли даже больше силовых приемов, чем соперник. Но они были иногда и не нужны. А защищать… В конце серии, когда мы привыкли к такому хоккею, уже была видна сплоченность. И вот та стычка в восьмой встрече – показатель того, что парни не сдались. Хотя у некоторых мандраж до конца и не прошел.

- А у вас он прошел? Вы вот только в канадской части серии стали зажигать ребят, давить на арбитров, кричать. Это их как-то заводило.

- Да было это всегда, во всех матчах.

- Нет, казалось, что вы излишне спокойны.

- Вы не правы.

- Какие выводы вы сделали для себя лично?

- Много выводов. Вот прошло две недели, но я каждый раз прокручиваю записи игры, анализирую.

- Вы продолжите работу с молодежной сборной России?

- Пока такого разговора с руководством ФХР не было.

«У меня запоя не было»

- А как боролись со стрессом?

- Вы что имеете в виду?

- Некоторые в запой уходят.

- У меня запоя не было.

- Но все равно – коллеги критикуют, журналисты во всем обвиняют.

- Я действия журналистов комментировать не хочу. У них своя работа, у меня своя. А коллеги тоже имеют права выражать собственное мнение. У нас свободная страна.

- Но у вас не отпала охота тренировать?

- Нет.

Алексей ШЕВЧЕНКО

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы