Загрузить фотографиюОчиститьИскать

Погос Галстян: «С Бышовцем мы остались в хороших отношениях»

Очередной гость Алексея Шевченко – бывший главный тренер «Кубани» и московской «Ники». Погос Галстян объяснил свое решение взять паузу в тренерской карьере, с осторожностью рассказал об уходе из краснодарского клуба, порассуждал о лимите на легионеров и поведал о задачах Дика Адвоката.

- В начале этого года вы отказались работать помощником Олега Протасова, а совсем недавно покинули пост главного тренера «Ники». Что случилось?

– Понимаете, у меня есть кое-какие семейные дела. Когда постоянно работаешь в футболе, то семья уходит на второй план, но это неправильно. У меня уже взрослые дети и я взял паузу для того, чтобы ими заниматься. Причина только в этом.

- Но по семейным причинам вы ушли из «Кубани» и вернулись в Москву. Неужели работа в этом городе мешает заниматься семьей?

– Я, кстати, очень доволен своей работой в «Нике». Здесь собраны молодые и перспективные футболисты. Но я действительно не могу плотно работать с клубом. Прихожу, общаюсь, консультирую – не более.

- А на какой срок вы взяли паузу?

– Думаю, что до конца года.

- Когда действующий спортсмен переходит из премьер-лиги в первый или второй дивизион, то у него портится настроение. Играл наверху, а тут совершенно иные реалии. Как чувствует себя тренер в такой ситуации?

– Нормально. В тренерском деле главное практика. Вот именно из-за этого я принял предложение «Ники». Да, сейчас ушел, но все равно не очень далеко. Я учусь на тренерских курсах, в ноябре буду получать лицензию «Pro» и, конечно, вернусь. Если будут предложения.

- Давайте немного вспомним концовку прошлого сезона в «Кубани». Вот вас пригласили спасать команду от вылета. Но через некоторое время клуб усилили Анатолием Бышовцем, правда, это не помогло. Вы его позвали?

– Я уважаю Анатолия Бышовца. Мы с ним консультировались, у нас остались хорошие отношения. Но… Такие решения принимало руководство клуба. Это их идея, они так посчитали нужным. Мы старались спасти «Кубань», но не получилось.

- Со стороны это смотрелось странно. Вас пригласили решать задачу, а потом сразу же усилили штаб, да еще и без вашего ведома. И на должность, которая не подразумевает ответственность за результат.

– За результат отвечал я. Но в футболе часто бывают такие непонятные ситуации. Главное от них в панику не впасть, вот и я старался работать по полной. Хочет руководство клуба так – пусть будет. В той ситуации я не должен был обращать на все это внимание, а просто заниматься с командой, что я и делал. Но Анатолий Бышовец тоже старался нам помогать.

- Чем?

– Этого я не знаю. Мы общались, он давал советы. Я же старался спасти «Кубань», жаль не получилось.

- Но вспомните хоть один совет? Создать библиотеку на базе?

– Да я вам сейчас ничего не могу сказать. Но мы точно говорили только о футболе.

- Вы вот входите в Объединение отечественных тренеров. А для чего вам это? Кроме того, что 10 тысяч рублей ежемесячно платите.

– Ну… Это… Пусть этот вопрос так и остается.

- Хорошо.

– Просто я уважаю этот отечественный союз тренеров. Вот в прошлом году у нас был семинар. Приятно было в нем участвовать, общаться с коллегами. Хороший повод собраться и общаться. Но вообще это объединение только зарождается. В будущем будет больше пользы.

- Вы не первый раз работаете в «Нике». Это один из самых странных клубов второго дивизиона. Все время команда борется за то, чтобы не покинуть второй дивизион и это весьма странно. Что такое «Ника»? Это такой футбольный бизнес-проект, когда молодых игроков сначала готовят, а потом продают?

– Я не отношусь к этому, как к бизнесу. Для меня «Ника» – возможность поработать с молодыми футболистами, раскрыть их талант, чтобы потом они поиграли в премьер-лиге. Чем отличается клуб от других? Каждый год два-три игрока из команды уходит на повышение. Среди наших воспитанников Денис Глушаков, Сергей Кузнецов. Но бизнес…

- Кстати, неплохой и законный.

– Я не в этом бизнесе. Моя работа – тренировать. Мне нравится творческая составляющая работы.

- Не исключено, что с будущего сезона в России отменят лимит на легионеров. Вы как к этому относитесь?

– Очень сложный вопрос. Мы даже с коллегами, когда начинаем обсуждать эту проблему, не можем прийти к единому мнению. С одной стороны, надо доверять местным воспитанникам. А с другой – некоторые российские игроки требуют повышенные условия только из-за того, что у них паспорт этой страны.

- Вы бы взяли в команду 11 легионеров, если бы это было выгодней с финансовой точки зрения?

– Нет.

- Известно, что сборная России выиграет чемпионат мира 2018 года. Но вот за 8 лет до этого все наши молодежные и юниорские сборные терпят крах. Вам не кажется, что между задачей и условиями для ее решения – огромная пропасть?

– А вот сейчас в сборной России новый тренер и он должен как раз изменить систему нашего футбола.

- Так это то, что хотели навязать Гусу Хиддинку, а он отказался?

– Я не знаю, занимался ли этим Хиддинк, но точно знаю, что построением системы должен заниматься Дик Адвокат. Он обязан заниматься и подготовкой молодежных команд, если у него длительный контракт. Ведь завтра ему придется брать оттуда резервы.

- Давайте, все-таки к вам вернемся. Считается, что брать паузу, если занимаешься футболом, очень рискованно.

– Но я уж совсем от футбола не отхожу. Прихожу на матчи «Ники», консультирую тренеров. Просто я не могу ежедневно заниматься этой работой. Надо и с семьей проблемы решить, и психологически отойти от работы в «Кубани».

- Все-таки подкосила вас неудача?

– Да, подкосила. Пропала уверенность. Надо набраться сил, чтобы заново все начать. И проанализировать случившиеся.

- В Краснодаре вы сделали все, что смогли?

– Да. Но я считаю, что в команде надо работать с первого дня подготовки, а не брать ее в середине сезона. Что-то менять было сложно.

- А зачем вы соглашались?

– Думал, что у меня получится.

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы