android-character-symbol 16.21.30apple 16.21.30@Combined ShapeЗагрузить фотографиюОчиститьCombined ShapeИскатьplususeric_avatar_placeholderview

Олег Протасов: «Мне приходится понимать даже то, что я не очень понимаю»

Главный человек в «Ростове»-2010 – знаменитый футболист и молодой тренер, поработавший уже на самом высоком уровне. На сборе в Турции Олег Протасов дал интервью спецкору Sports.ru, рассказав об «Олимпиакосе» и греческом салате, «Стяуа» и румынских папарацци, «Ростове» и прогрессивном взгляде на жизнь.

Олег Протасов: «Мне приходится понимать даже то, что я не очень понимаю»
Олег Протасов: «Мне приходится понимать даже то, что я не очень понимаю»

Знакомство с новым главным тренером «Ростова» можно начинать в нескольких городах Европы. Например, в Бухаресте. Любой из тех, кто живет в румынской столице и болеет за «Стяуа», расскажет вам, какие чудеса этот украинский тренер вытворял с их командой.

«За то, что «Стяуа» играл так красиво, ты ничего мне не должен. Наоборот, я должен тебе деньги»

– У нас он зарабатывал 250 000 евро в год, – вспоминал одиозный владелец «Стяуа» Джиджи Бекали в интервью журналу «PROспорт» два года назад. – Олег проработал три месяца и получил предложение от «Днепра» – миллион в год. А в контракте у него было прописано, что если он захочет уйти, то будет должен заплатить нам 300 000. Олег пришел ко мне и сказал: «Я хочу уйти и готов заплатить за это 300 000». – «Если и правда хочешь уйти, то спасибо за все то, что ты сделал. За то, что «Стяуа» играл так красиво, ты ничего мне не должен. Наоборот, я должен тебе деньги». Мы пожали друг другу руки и остались друзьями. Он поменял всю схему нашей игры. До сих пор не понимаю, что конкретно он сделал, но он поставил нам атакующий зрелищный футбол. Протасов – это невероятный характер, невероятный человек! Но и я тоже ничего, раз отпустил его без неустойки».

– Сколько правды в этих словах? – спрашиваю я Протасова, начинающего свой первый предсезонный сбор с «Ростовом» в Турции.

– (улабается) К словам Джиджи надо относиться, помня, что он человек очень эмоциональный и импульсивный. Но приятно слышать от него хорошие слова.

– А как относиться к тому, что он говорит про деньги?

– Думаю, это не столь важно.

– Вы работали как минимум в двух командах, за которые болеют абсолютно сумасшедшие люди. У вас есть самое запоминающееся афинское и бухарестское дерби?

– В Греции дерби было на нашем стадионе – тогда мы еще играли на маленьком, вмещал он всего тысяч 12, сегодняшняя арена только строилась. Это была предпоследняя игра сезона, матч за чемпионство. Для нас это было очень важно – могли стать чемпионами в седьмой раз подряд, а это рекорд. Мы выиграли с хорошим счетом 3:0, и это было настоящее дерби. Болельщики проявили себя очень ярко. Когда автобус «Панатинаикоса» подъезжал к стадиону, атмосфера для них была создана не очень приятная. Пока они заходили под трибуны, фанаты начали свою часть игры, их целью было подавить наших соперников еще до того, как они выйдут на поле. В каком-то смысле им это удалось.

В Бухаресте играли с «Динамо», неплохой матч. Провели великолепный первый тайм, вели 2:0, должны были забивать еще. Здорово прессинговали, комбинации были хорошие – в этом смысле матч многим запомнился. Во втором тайме «Динамо» смогло переломить игру, закончили 2:2. Было обидно, но впечатления остались такие, что я не был убит этим результатом. Мне понравилась моя команда: в первом тайме я ею попросту наслаждался.

«В «Днепр» мы купили игроков на большую сумму, но деньгами распорядились неправильно»

– Из Румынии вы уехали в «Днепр», который, казалось, вот-вот станет третьим украинским топ-клубом. Не стал. Недавно вы сказали, что средства, которые владелец команды Игорь Коломойский тратил на команду, шли не в то русло. Что вы имели в виду?

– Действительно, мы первый круг закончили на первом месте, были чемпионами зимы. Тогда же у меня было предложение от «Москвы», я поговорил с Игорем Коломойским, он убедил меня остаться. Кроме того, на огромную сумму мы подкупили футболистов. И в команде произошел дисбаланс в зарплатах и отношениях. Купили-то мы игроков на большую сумму, но деньгами распорядились неправильно. Вместо того чтобы стать сильнее и мощнее после таких покупок, команда превратилась в ту, внутри которой пошли разные течения.

– Это ваша ошибка?

– Не могу всю вину взять только на себя. Я принимал участие в селекции, а каких-то игроков руководство брало самостоятельно.

* * *

– Румыния – одна из стран, где лютует желтая пресса. Вот в Турции одного из бывших тренеров «Фенербахче» папарацци заманили в гей-бар, натравили нескольких мужчин, вцепившихся в него поцелуями, и сфотографировали. На утро в газетах были сенсационные снимки тренера с подписью: «Тренер «Фенербахче» – активный гомосексуалист». Самая большая ахинея, которую писали про вас?

– Не про меня. Такие вещи меня больше удивляли по отношению к другим людям. Слышал, что в Румынии к футболистам специально подставляли проституток. И они специально открывали шторы, а напротив снимали люди с камерами. Продуманная операция, чтобы подставить каких-то футболистов! Ну и по тренерам там тоже были интересные ситуации. Там гоняются за сенсациями, но со мной такого не случалось. Что сказать, мы живем в эпоху интернета. Сейчас то, что сложновато было вынести на люди раньше, можно услышать не только от корреспондента, но и от простого человека, который тебя случайно увидел.

– Насколько важную роль в вашей жизни играет интернет?

– Правильнее ответить, что я дружу с компьютером. Но не на «ты», а на «вы» – знаю там пока не все уголки. С уважением отношусь, короче. Люблю интернет, провожу там много времени, сайтов посещаю немного, но есть любимые. Мне интересны и российский, и украинский, и греческий, и румынский чемпионаты. Так что есть места, куда походить.

– Вы провели в Греции больше десяти лет. Это и есть ваш дом?

– Я не чувствую себя греком – факт. Я украинец. Даже больше советский человек – в России не могу чувствовать себя иностранцем хоть убей. Греком я себя не чувствую, но там я чувствую себя как дома – там живет моя семья, мы там обосновались недалеко от Афин. Конечно, это страна, которая мне симпатичная и в которой мне комфортно.

– В Греции у вас по-прежнему своя футбольная школа?

– Мне пришлось с ней завязать. Когда я уехал в Днепропетровск, подписал длительный контракт. Когда в какой-то организации нет руководителя, начинаются уже не те процессы.

«Я не грек, но чувствую себя там как дома»

– Для чего вы ее создавали?

– Это был больше экономический мотив. Я тогда был без работы. Это был экономический проект, но с возможностью вести тренерскую работу с детьми. Это была академия, ей были даны суббота и воскресенье – утренние часы. Вечерами там проводились турниры среди любительских команд. Пять на пять, девять на девять. Наши люди организовывали турниры, велась турнирная таблица, чемпионат, судьи. Еще у нас было 150 детей, но к экономической части это не имело отношения. Да, это было платно, но так – себя окупать.

– Хотя бы один выпуск случился?

– Нет, это было не то, что мы понимаем под школой. Я просто давал людям играть в футбол. Мы даже не проводили отбор и не создавали из лучших ребят команду. Целью было дать возможность детям играть, заниматься спортом, быть здоровыми. Даже тем, кто, может, лишние килограммчики в себе носит. В какой-то момент это было совершенно нормальное предприятие. Но когда меня начало носить по другим странам и континентам, мне это было уже невыгодно.

– Сергей Ребров рассказывал, что, играя в Турции, подсел на чай по-турецки. Вы теперь такой же любитель феты и греческого салата?

– Да! Фета – это очень хороший сыр, и привык я к нему. У нас вся семья ест много салатов, и греческий – одна из главных вещей в нашем меню. Жена в основном есть одни салаты, и мне очень часто перепадают хорошие блюда. Она фантазирует и делает очень оригинальные.

* * *

– Когда вы принимали свою нынешнюю команду, для вас играло роль, что по климату Ростов – почти то же самое, что и Афины, только море подальше?

– Конечно, я привык к хорошему климату, а он в Греции просто потрясающий. То, что две мои российские команды из южного региона, это стечение обстоятельств. Но… Не будем кривить душой, это приятно и при выборе играло какую-то роль. В Сибирь или края, которые далековато я, наверное, не поехал бы. Все-таки семья. Да и наездился я в своей жизни, что не дай Бог кому-то столько наездить.

– После того, что произошло с «Кубанью», у вас нет страха за то, что то же самое может повториться в «Ростове»?

– Для этого мы должны уточнить, что страшного произошло в «Кубани». Я уточняю: я сам оттуда не ушел. Мне просто позвонили и сказали: «Олег Вальерьевич, изменяется ситуация. Те планы, которые обрисовало вам руководство, откладываются на неопределенный срок и поэтому нам лучше не продолжать сотрудничество». Инициатива шла от клуба. А планы были очень серьезные. Как я понял, команду хотели сделать серьезной единицей в премьер-лиге. Я этому поверил, но потом сказали, что это все не так.

«Я привык к хорошему климату. В Сибирь или края, которые далековато, я, наверное, не поехал бы»

– В «Ростове» есть очень колоритный футболист – Хон Ен Чо из Северной Кореи. В 2008-м он играл так, что не оставлял сомнений: вот-вот уедет в топ-клуб. В сезоне-2009 он захандрил и практически не играл. Какие у вас на него планы?

– На него планы хорошие – привести в порядок. Он трое суток добирался досюда, сейчас еле ходит от усталости. Были снегопады, сидел в Китае, потом в Москве, потом в Ростове. Сейчас я буду его два дня здесь отмачивать и отхаживать. У него в этом году чемпионат мира, ему надо быть в хорошем состоянии. Я видел еще в первой лиге, какой он футболист. В прошлом году у него что-то изменилось. Я собрал информацию. Надеюсь, он вернется в прежнее состояние.

– С «Олимпиакосом» вы играли в Лиге чемпионов. Насколько интересно после этого работать с командами, которые ставят перед собой гораздо более скромные задачи?

– Я такой человек, что мне работать надо. Я ведь раньше и на чемпионате Европы играл, и на Кубок чемпионов, а потом опять ехал в какую-то Тьмутаракань на чемпионат или Кубок. Это жизнь такая. Я считаю, надо работать, трудиться и получать удовольствие. Я молодой тренер, у меня впереди есть много, чему научиться, что-то узнать. Для этого надо работать. Если я буду сидеть дома и читать книжки, я не буду прибавлять. Предложения из топ-клубов поступают не всегда. Чтобы тебя заметили, надо быть на виду, потом к тебе обратятся. Что со мной, в принципе, и бывало в прошлые годы. Теперь снова: хочешь быть наверху – работай на том уровне, на котором ты востребован.

– У всех футболистов есть любимый футболист. Есть ли у вас любимый тренер?

– Венгер, наверное. Он в Японии работал как раз в то же время, что я там играл. Познакомились. Много вижу, как его команда играет, проинформирован о его творческом процессе, Лужного поспрашивал, который в «Арсенале» играл. Мне кажется, это хороший тренер.

– Как должен пройти этот сезон, чтобы вы им остались довольны?

– Мы должны сохранить прописку в премьер-лиге. Мы «Ростов» и смотрим приземленно на мир. Мы мечтаем, хотим, постараемся попасть в десятку. Еще хочу, чтобы у команды появилось лицо. Чтобы болельщики признали: за первый год моей работы мы сделали шаг вперед. Ну и чтобы я как тренер получал удовольствие от того, что я вижу на поле.

* * *

– В мире уверены: Украина либо провалит проведение Евро-2012, либо вообще останется без него. Основания для этого есть?

– Я бы хотел видеть картину более серьезной подготовки. В этом плане у меня тоже есть кое-какой опыт: я жил в Греции, когда она готовилась к Олимпиаде. Все было до последней секунды в пыли, все разрыто. Мы не представляли, как они смогут провести Олимпиаду. Стояли в объездах, в пробках, пока они что-то делали. По Украине у меня нет уверенности пока. Все задерживается, все переносится, в финансах идет борьба за каждую копейку. Это идея должна быть национальной – после того, как Евро отдали Украине, этим всем надо было заняться. Потому что это престиж страны. Пример Португалии: после Евро-2004 она имела толчок не только в футболе, но и в экономике. У нас я этого не вижу. От всей души желаю, чтобы справились. Но страх, что отберут, есть.

– Мотаясь по Европе, как вы переживаете политический кризис, который не покидает Украину?

– Как бы это помягче сказать... Каждому украинцу хочется жить и работать в стабильной стране. Пока этой стабильности нет – вот, к чему надо прийти. Сейчас все надеются на выборы, которые будут в это воскресенье. Дай Бог, чтобы все изменилось к лучшему. Перескоки, перегибы ни к чему не приведут. Я не могу учить политиков жить, но мне кажется, тем, кто выиграет выборы, надо взять управление в свои руки, а тем, кто проиграл, тоже не приносить вред стране. Надо как-то вместе сотрудничать и работать на развитие страны, а не собственных интересов.

«Страх, что у Украины отберут Евро-2012, есть»

– Вашей дочери три месяца. Каково это – становиться отцом в 45 лет?

– Интересно! У меня росли два пацана, а сейчас появилась девчонка – мы безмерно счастливы с женой, что судьба нам ее подарила. Кстати, только вчера смотрел передачу про старородящих, как у нас говорят, родителей. Нам, тем, кто живет за границей, это слышать забавно: само слово унижает женщину. Жена у меня молодец, все прекрасно выносила и родила. И мы не чувствуем себя старородящими.

– Не боитесь, что когда у дочери начнется переходный возраст, будут проблемы? Ей 15, вам – 60.

– С высоты 45 лет 60 мне не кажется далекой и огромной цифрой. Я смотрю на греков, которые и зимой купаются, и вообще круглый год. Там средняя продолжительность жизни от 76 до 85 лет. Здоровенькие, крепенькие мужички ходят. 60 для них это тоже не старость. Все относительно. Дай бог нам здоровья, сил и возможности, чтобы наши дети развивались. А мы справимся. Тем более, мы прогрессивные родители. Я работаю с молодежью и мне приходится понимать даже то, что я не очень понимаю.

– То есть если старший сын попросится на рок-концерт, пойдете с ним?

– Нет, на рок не пойду. Но пообщаюсь на любую тему и со своей стороны сделаю все, чтобы он туда попал. С билетами помогу, например. Он свободен в своем выборе. Некоторые-то родители могут запретить. Вот я хотел, чтобы старший сын стал футболистом, настаивал как-то, дал возможность тренироваться в своем клубе. Но если ему не дано, не хочется, пожалуйста, выбирай что-то другое. Учись, например.

Белек

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы