Загрузить фотографиюОчиститьИскать

Александр Бухаров: «Золотую футболку украли болельщики»

У второго бомбардира чемпионата России-2009 очень крепкое рукопожатие – кисть правой руки закована в гипс. Продолжая залечивать травму в Турции, Александр Бухаров дал интервью специальному корреспонденту Sports.ru, рассказал, где ищет утешение от болезней, и вспомнил, как провел отпуск в компании Златана Ибрагимовича.

Александр Бухаров: «Золотую футболку украли болельщики»
Александр Бухаров: «Золотую футболку украли болельщики»

Ибрагимович, таэквондо

– Курбан Бердыев отпустил вас в отпуск с DVD-диском, на который нарезаны голы Филиппо Индзаги. Что интересного там увидели?

– Не только Индзаги, но и Ибрагимовича. Смотришь со стороны, как люди играют, открываются, забивают – много полезного. Например, Ибрагимович всегда стоит в офсайде, пока защитники играют в линию. Он открывается за их спиной, оборона его не видит, теряет, и он получает большое преимущество. Во время передачи защитники отскакивают, он тоже – но чуть-чуть. Так и получается, что не попадает во вне игры.

– У Златана Ибрагимовича – пояс то ли по карате, то ли по таэквондо. Вы, тоже здоровый парень, никогда не занимались единоборствами?

– В детстве ходил на пару уроков. У меня вообще был выбор в спортзале школьном: волейбол, таэквондо, карате. По порядку занимались всем. Но что-то мне не понравилось. Махать кулаками – это не мое.

– Александр Рязанцев звал вас зимой в тур по городам Европы, но из-за травмы вы отказались. Где в итоге провели отпуск и смотрели этот DVD?

– Был в Казани. Когда с рукой полегче стало, поехал в Дубаи на Новый год. Просто отдых.

– В прошлом сезоне у вас было много-много позитива. Что в нем было самой счастливой минутой?

– Она у всех одна. Когда мы визжали, когда была куча-мала после финального свистка матча с «Зенитом». Трудно это передать словами, но запоминается такое на всю жизнь.

«Ансальди после завтрака шутит так, что в автобусе находиться невозможно»

– Отыграть такой успешный сезон и пропустить победу на «Камп Ноу» – это заноза?

– Конечно, заноза. Мне и Курбан Бекиевич говорил: «Даже если рука сломана – отправляйся в Барселону. Не каждый человек может это посмотреть». Но я решил по-своему и остался дома, чтобы не тревожить руку. Может, если бы поехал, и результат был бы другой. А так смотрел игру в Казани за ужином с хоккеистами «Ак Барса».

– Вы дружите и живете в одном номере с замечательным человеком Сергеем Семаком. Когда вы на конкретном примере убедились, что он очень крут?

– Когда он только пришел к нам в команду, был сбор в Испании и мы играли товарищеский матч. Я играл выдвинутого нападающего, он – подо мной. Мы прессингуем, я бегу накрывать соперника и вижу: он со своей половины мимо меня проносится и накрывает этого игрока. Я разворачиваюсь, бегу накрывать другого. Семак меня снова обгоняет, проносится мимо и накрывает. Я тогда сильно поразился. Огромное желание, объем работы, никогда не выключается из борьбы!

– Был ли в вашей карьере контрольный матч, который вызвал особенные эмоции?

– Мы играли на La Manga Cup. Сыграли в ничью за выход в финал и били послематчевые пенальти. Все, соперник не забил, я иду бить пятым. Разбежался, остановился, вратарь упал и я по-пижонски катнул мяч в другой угол. Он попал в штангу. Я поворачиваюсь и начинаю смеяться. В итоге мы проиграли. Главный тренер потом говорил: «Ладно, ты не забил. Но зачем потом смеяться?» Вот такой казус произошел. Я потом переживал очень долго.

– На сборах «Рубина» много шутят?

– Вот Ансальди любит после обеда пошутить. Или после завтрака. Едем на тренировку, а он шутит так, что все разбегаются из автобуса, потому что там невозможно находиться. Не поняли как шутит? Ну, когда покушает человек, а потом делает так, что вся команда не может в автобусе дышать.

Сборная, удар в челюсть

– Президент «Рубина» Александр Гусев говорил этой зимой, что у вас есть неофициальные предложения от других клубов. Вы о них знали?

– Об интересе «Динамо» что-то я слышал – в газетах писали. Но конкретно мне никто ничего не говорил, на меня никто не выходил. В принципе, это и не нужно. Уходить из «Рубина» я не собираюсь.

– За те годы, что выступаете за «Рубин», сколько раз могли его покинуть?

– Ни разу. Могли только если по травме убрать. Но у меня тогда были опасения, смогу ли вообще продолжить играть в футбол.

– Дебют в сборной, случившийся у вас в Баку, удался или не очень?

– Нет, конечно. Если бы проявил себя, помог команде выиграть, тогда бы удался. Хотя уже здорово, что я дебютировал.

«Упал и думаю: фиг с ним с лицом, лишь бы Славу удалили и «Зенит» остался в меньшинстве»

– В сентябре вы уезжали из сборной и попросили у Гуса Хиддинка дополнительный набор упражнений. Что это были за упражнения?

– Я не играл в сборной, играли другие. Получалось, я пропускал пару дней. Шла предыгровая тренировка, а на следующий день у меня получался выходной. А у нас чемпионат в разгаре, к Лиге чемпионов надо готовиться. В итоге второй тренер со мной занимался, давал упражнения. Интересные – раньше таких не делал. Помогли.

– Один из самых ярких моментов прошлой осени – ваше столкновение с Вячеславом Малафеевым. О чем вы подумали, когда получили от него ногой по лицу?

– Чего-то я не понял сначала, что произошло. Думал: «Удаление!» Думаю: фиг с ним с лицом, главное, чтобы Славу удалили и они остались в меньшинстве. Ко мне Слава подошел и говорит: «Ты что, не видишь, что ты в офсайде?» Хех, а я в ответ: «Да я спиной к боковому! Ты сам-то не видишь? Ты же прям на него смотришь, мог бы ногу убрать». Но я Славу очень уважаю, он очень приятный человек. Никаких обид нет.

– Челюсть болела?

– Попало в мыщцу, в скулу. Если бы чуть повыше, не знаю, чем бы закончилось.

Монастырь, парашют Акинфееву

– Какой гол у вас на данный момент самый важный в карьере?

– Мой первый и последний гол – Игорю Акинфееву, в ворота ЦСКА. Последний – парашют, а первый – головой, еще в 2005 году. Получилось так, что ЦСКА мы долго не могли обыграть, был какой-то рок: если встреча с ЦСКА, обязательно проигрываем. А в те годы мы их обыгрывали, и я забивал. Вот сейчас снова забил, тому же Игорю. Парашют мне никогда такой не удавался. Я сам был в шоке: машинально получилось. Я обращал внимание, что он часто выходит из ворот. Посмотрел, ударил по воротам и перекинул. Случайность, можно сказать.

– Игорь Акинфеев был среди двух вратарей, которые получали по голове от Веллитона. Есть два мнения: одни считают спартаковского форварда негодяем, другие говорят, что у него стиль игры настоящего форварда – всегда нацелен на ворота. Вы что думаете?

– Считаю, что он поступал неправильно. Я сам нападающий, представлял себя на его месте. Я бы не выставлял колени. Ногу можно было убрать – это однозначно. Думаю, он хотел не то что мяч выбить – помешать как-то, чтобы вратарь выпустил его. Он знал, что Габулов заберет мяч первым и хотел помешать. Бывает такое. Но я никогда так не делаю.

– Вы всю жизнь прожили в Татарстане. Говорите по-татарски?

– Набор слов. Так же, как и английский. Если пару слов выдернуть из контекста, могу понять, в чем суть. Английский у меня сейчас на той же стадии, что и раньше. Сейчас у меня голова другим забита – как восстановиться.

«Если получаю травму – даже незначительную – еду в Раифский монастырь. Помогает»

– А вот Андрей Аршавин коротал время в самолетах за учебником по-английскому. В итоге перешел в «Арсенал» и сразу же там заиграл.

– У него мечта была играть за английский клуб изначально... У меня нет времени. Хотя, может, в этом году начну.

– О чем тогда мечтаете вы?

– О чем мечтал, все сбылось – и чемпионом стал, и в Лиге чемпионов поиграл. Сейчас цели другие – играть на еще более высоком уровне. И все эти цели связаны только с «Рубином».

– Гекдениз Карадениз рассказывал, что, глядя на трибуны казанского стадиона, завидует «Зениту» и «Спартаку». Вам тоже не хватает полных трибун?

– Конечно, конечно. Особенно когда приезжает команда не самого высокого уровня. И вроде погода позволяет – тепло и ветра нет – а людей все равно мало. И еще выигрываем у них 4:0 – обидно, что народ пропускает такое зрелище. В Лиге чемпионов стадион заполнялся. Но хочу сказать, что заполнялся не казанскими болельщиками, поэтому болели по-другому. Многие люди просто пришли посмотреть на «Барселону» или «Интер», а не болели за «Рубин».

– У вас нет агента, а для многих это человек, который помогает не только найти команду, но и правильно распорядиться заработком. Кто помогает вам инвестировать?

– В руководстве «Рубина» есть много людей, которые помогут и посоветуют мне, куда вложить деньги. Та же мама вкладывает.

– Кто-то со своими фанатами дрался, кому-то они в благодарность отстраивали дома. У вас есть самая памятная встреча с болельщиками?

– Есть. В 2008 году после матча с «Тереком» нам выдали золотые футболки – эксклюзивные, всего по одной штуке. Нам вручили Кубок, мы в них праздновали. После игры я спрятал футболку в карман сумки и пошел к своей машине. Подбегает толпа маленьких пацанов. Поставил сумку, начал давать автографы, потом взял сумку, а майки там уже нет (смеется). Конечно, я хотел ее сохранить. До сих пор не могу ее сделать. Чемпионских тюбетеек у меня штук десять, а эту футболку сделать не могу – их тогда в Германии заказывали.

– Казань – город не только мечетей, но и церквей. Вы бываете в церкви?

– Конечно. Я постоянно езжу в Раифский монастырь. Мне это очень помогало, особенно когда колено болело. Кто-то не поверит, но действительно помогало. Само место – просто супер. Когда получаю травму – незначительную, просто побаливает – еду в Раифский монастырь, ставлю свечки, сижу там, гуляю, и как-то сразу очищается все от болезней.

Белек

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы