Загрузить фотографиюОчиститьИскать

Максим Митрофанов: «На «Олд Траффорд» и «Энфилде» нельзя проводить футбольные матчи»

Репортаж Владислава Воронина из новой штаб-квартиры РФПЛ, где клубы разбирались с финансовым фэйр-плей, а гендиректор «Зенита» делал громкие заявления.

Максим Митрофанов: «На «Олд Траффорд» и «Энфилде» нельзя проводить футбольные матчи»
Максим Митрофанов: «На «Олд Траффорд» и «Энфилде» нельзя проводить футбольные матчи»

Российский футбол взвесил свой тугой кошелек и окончательно понял: «Все очень плохо. Надвигается фэйр-плей». Примерно так выглядел один из самых насыщенных дней лета в уютном офисе РФПЛ на Трубной улице. Клубы элегантно подняли тревогу по поводу того, что наш футбольный рынок совсем отстал от европейского и никак не помогает соответствовать строгим, ориентированным на сильные экономики, правилам фэйр-плей. Лига быстро подхватила волну, организовала общее собрание и помогла перевести все недовольство на бумагу – так родилась рабочая группа, которая теперь будет собирать все предложения клубов, потом внесет их в стратегию развития футбола и даже представит УЕФА.

Такие внезапные перемены всегда оставляют ощущение недосказанности. Например, почему о минусах российского рынка заговорили только сейчас, спустя два года после подробного анонса фэйр-плей? Что изменилось? Генеральный директор «Зенита» Максим Митрофанов, один из лидеров надвигающейся модернизации, отвечает на эту претензию спокойно: «Волнений никаких нет. Неправильно говорить, что мы два года спали и только сейчас проснулись. Сам УЕФА меняет подход к оценке требований фэйр-плей. Например, два года назад, когда к нам из УЕФА приезжал господин Траверсо, говорили о том, что тратить можно только столько, сколько зарабатываешь, просили не брать кредиты. Сейчас есть разделение доходов на справедливые и нет».

«Стадион строится. Не на бумаге, а правда строится»

При этом клубы – надо понимать, в первую очередь «Зенит» и «Анжи» – настаивают, что в нынешних условиях им не суждено выполнять требования УЕФА и объясняют это отсутствием качественных стадионов и нормального рынка ТВ-прав. Правда, Митрофанов сенсационно настаивает, что со стадионами туго не только в России: «Я с большим уважением отношусь к футбольным традициям и понимаю, почему стадионы «Олд Траффорд» или «Энфилд» вызывают такой трепет. Но это не футбольные стадионы. Там нельзя проводить матчи, и об этом говорят руководители клубов. А вот «Уэмбли» и «Эмирейтс» – это футбольные стадионы. Именно поэтому Англия так хотела провести ЧМ-2018, получить эти стандарты, построив новую инфраструктуру».

Скандальную ситуацию со стадионом «Зенита» на Крестовском острове Митрофанов вскоре приводит в качестве примера того, как российские клубы будут просить УЕФА рассматривать их документы в отдельном порядке: «Например, мы приходим и говорим: «Стадиона в 2015 году не будет, но он будет построен в 2016-м. Он уже строится – не на бумаге, а правда строится. Есть анализ европейской консалтинговой компании, которая оценила коммерческий потенциал стадиона, разработана бизнес-модель, доходы в 2016-17 годах будут такие. Да, в этом году не соответствуем фэйр-плей, а в следующем – будем соответствовать. Смотрите, мы развиваемся».

«Если вы играете в РФПЛ, ничего не делаете, а у вас в центре комнаты с потолка льется вода...»

«Зенит» и ЦСКА – единственные российские клубы, которые уже знают, что такое проверка УЕФА, так как прошли ее в рамках экспериментального процесса. «Зениту» было выписано замечание по одному из незначительных пунктов, но объем запрошенной информации побудил петербуржцев подумать о глобальных реформах. В этом пункте Митрофанов переключается на суровую реальность российского футбола: «Нам вместе с РФС нужно сделать большой скачок в сжатые сроки. Нужно увеличивать доходы по всем направлениям работы – вам самим наверняка не захочется смотреть блеклую картинку с плохими полями. Было бы неплохо, чтобы РФПЛ сама осуществляла лицензирование и применяла требования, аналогичные фэйр-плей».

«Часто бывает, что говорят: «Ой, нам губернатор денег не дает, стадион не наш, он муниципальный. Зачем что-то надо делать?» Потом что-то пообещали, клуб снова лишили денег, а 15 команд приезжают к нему и играют на плохом поле. Да, кто-то старается, ищет инвесторов. Но если кто-то играет в РФПЛ и ничего не делает... А у вас во время предматчевого совещания люди сидят по краям стен, потому что в центре комнаты с потолка льется вода...»

«В общем, если вы ничего не делаете, то рано или поздно РФПЛ должна удерживать какие-то суммы и сама решать ваши инфраструктурные проблемы. Мы не должны зависеть от желания или нежелания менеджера, его умения или неумения работать. Вы знаете, минимальный доход, который при распределении получает четырнадцатая команда лиги – 1,5 миллиона евро. Этого хватит, чтобы заменить поле, еще что-то сделать. Так 3-5 лет, и многие проблемы можно решить. Но у кого-то главное – чтобы губернатор был доволен, чтобы в области могли поставить галочку в графе «культурно-массовые мероприятия». Но для вас это галочка, а для нас – работа, смысл жизни».

Конечно, когда слышишь такие размышления от гендиректора «Зенита», то даже трудно представить полные масштабы бедствия. И уже как-то не удивляешься, что Россия – единственная страна, решившая попросить у УЕФА снисхождения. Но Митрофанов привычно спокоен: «Конечно, никто для России специальных требований устанавливать не будет. Но мы будем показывать объективную картину, попробуем убедить УЕФА в том, что мы сможем за определенный промежуток времени увеличить потенциал рынка».

День в уютном офисе на Трубной улице закончился тем же, чем и начался. Все поняли: все очень плохо.

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы