Загрузить фотографиюОчиститьИскать

Просто люди

Игроки сборной приехали в отель, привычно встреченные болельщиками, камерами и яблоками на ресепшене. Общительный Алдонин, необщительный Павлюченко и Дзюба, которого тоже кто-то ждал, в репортаже корреспондента Sports.ru из «Марриотта».

Стоявшие у подъезда гостиницы парни лет 13-14 развлекались, пытаясь отгадать, кто приедет следующим.

– Погребняк! – сказал один.

– Акинфеев! – не согласился второй.

– Дзюба! – мгновенно выдал клубные пристрастия третий.

Сначала под сомнительным предлогом «подождите, сейчас тайская компания заселится» он выгнал журналистов на улицу, а потом не хотел пускать их обратно

Никакого Дзюбы, естественно, не ожидалось. Компанию парням на крыльце «Марриотта» составляли журналисты и охранники. Хуже всего было последним: их начальник явно нервничал. Сначала под сомнительным предлогом «подождите, сейчас тайская компания заселится» он выгнал журналистов на улицу, а потом не хотел пускать их обратно. Впрочем, предъявление пресс-карты неожиданно заставило его сменить гнев на «все, вопросов нет».

Стоящая в холле отеля корреспондентка вразумляла оператора, порывавшегося снимать все и вся: «Не суетись, это просто люди». «Не просто люди» в свою очередь делились на несколько категорий. Единицей измерения была длина журналистско-болельщицкого хвоста. Появившимся в холле одновременно Павлюченко и Янбаеву внимание досталось совершенно разное: пока рой телекамер и вспышек фотоаппаратов шумно сопровождал первого, второй одиноко проследовал к лифту.

Футболисты – люди размеров небольших, и места вокруг них на всех желающих не хватало. Как только прибывал очередной сборник, перед ним выстраивались несколько жаждущих кадра рядов. Хуже всего было операторам больших каналов: тяжелые камеры не успевшим первыми надо было держать над головой. Руки под этими камерами дрожали от напряжения. Что делать, приходилось терпеть.

Как только прибывал очередной сборник, перед ним выстраивались несколько жаждущих кадра рядов

Борьба за позиции была не менее ожесточенной, чем на поле во время углового:

– Куда ты лезешь, баран!

– На себя посмотри, х... ты мешаешься!

– Это ты мешаешься, ... ... мать, тебе снимок, а мне непрерывную картинку делать!

– Иди на ...! – удивительно, насколько же временами отличается культура, которую пытаются демонстрировать СМИ, от культуры тех, кто эти СМИ делает. И представители четвертой власти возвращались на места у входа в ожидании новых поступлений объектов съемки.

Зато болельщики были совершенно искренне влюблены в игроков.

– Мамаев готов! – гордо отчитывался перед кем-то постарше мальчонка, только что добывший автограф новичка сборной.

Девочки увлеченно рассматривали фотографии, которых им удалось добиться по итогам двухчасового старания – здесь с Акинфеевым, здесь с Жирковым...

Броня крепка, и парни наши быстры

Журналистам тоже хотелось игроцкого внимания, но игроки это душевно-рабочее стремление по большей части не разделяли. Вот выстроились спаянной батареей пять телекамер. Они ждут Погребняка и Павлюченко, сидящих в кафе. Нападающие выходят, приближаются...

– Роман, можно интервью? Павел, поговорите с нами, пожалуйста! – дают они дружный залп.

Но броня крепка, и парни наши быстры.

– Спасибо, ребята! Спасибо большое! – снимающейся с позиций батарее остается лишь тешиться собственным недовольством.

Одним из на редкость готовых к общению выступает Алдонин. Он говорит, и только зайдя в гостиницу, и спустившись из номера. Говорит, что ему тут все удивительно, что на сегодняшнем собрании Хиддинк всех просто поприветствовал и посоветовал общаться, проникаться обстановкой в сборной. Рабочее собрание будет завтра.

Сам Хиддинк при встрече показывает пример того, как нужно держаться, чтобы и отказом не обидеть, и ничего особенного при этом не сказать. Но свидетелями его дипломатичности оказываются уже совсем немногие оставшиеся. Болельщики давно разошлись. За окном ливень. Игрокам пора спать. Самое интересное, то, что с мячом, начнется только завтра.

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы