android-character-symbol 16.21.30apple 16.21.30@Combined ShapeЗагрузить фотографиюОчиститьdeleteinfoCombined ShapeИскатьplususeric_avatar_placeholderusersview

Страсти по допингу

Новый допинг-контроль в биатлоне: по сравнению с прошлым сезоном, количество тестов увеличилось на 80 процентов. Венская лаборатория обвиняет немцев, а немцы подозревают россиян. Корреспондент Welt Online Роберт Дюнкер утверждает, что биатлон совсем скоро может постигнуть участь велоспорта, который постепенно исчез с телевизионных экранов.

Страсти по допингу
Страсти по допингу

Усиленный контроль

Биатлонистам приходится снова и снова бороться с голословными допинговыми обвинениями. Международный союз (IBU) увеличил количество проверок. Если кого-то все-таки признают виновными, то можно ждать того же сценария, что произошел в велоспорте.

Канадец Джим Каррабре, глава медицинской комиссии IBU, проводит один из допинг-тестов в Оберхофе. Инспекторы вызвали 41 спортсмена в небольшую комнату на местном стадионе DKB-Ski Arena. У биатлонистов сейчас регулярно берут кровяные тесты. Дорогостоящая антидопинговая компания – обычное дело в циклических видах спорта, где регулярно используются запрещенные препараты.

Венская лаборатория сообщила о систематическом употреблении допинга во время чемпионата мира в Эстерсунде

Каррабре занимает свою должность с 1998 года, именно он ответственен за допинговые проблемы. «Эти проверки стали постоянными спутниками биатлонистов. И одним из самых больших вызовов для нас», – говорит Каррабре.

В прошлом году Венская антидопинговая лаборатория сообщила о систематическом употреблении допинга во время чемпионата мира в Эстерсунде. Лаборатория не назвала имена, но под подозрением оказались биатлонисты сборной Германии.

«До сих пор хорошо помню, как вечером в нашем отеле зазвонил телефон, и всех нас попросили спуститься вниз. Это был ад, я никогда этого не забуду», – вспоминает Андреа Хенкель, ставшая в Швеции двукратной чемпионкой мира.

Михаэль Реш говорит, что в этот момент для него «разрушился мир», а Александр Вольф считает, что «снова почувствовал себя ребенком». «Для профессионального спортсмена нет ничего страшнее допинговых обвинений», – признается Вольф.

Критика россиян

Немецкие спортсмены, входящие в Ассоциацию лыжных видов спорта (DSV), моментально дали клятвы, что никогда не использовали допинг. У австрийской лаборатории до сих пор нет серьезных доказательств. В Вене размышляют над тем, чтобы начать дело против двух докторов, заявивших об этой информации. Предварительное расследование общественного прокурора из Мюнхена также не дало ощутимых результатов. «Подозрение против наших спортсменов было сформировано далеко не всем миром», – считает Михаэль Грайс, трехкратный чемпион Игр-2006.

Спустя год после допингового дела финки Кайсы Варис и одиннадцать месяцев после подозрений венских медиков, IBU принял решение об усилении допинг-контроля. Каррабре утверждает, что его организация проведет в этом сезоне на 40 процентов больше «точечных» тестов и до 80 процентов в целом, чем в прошлом сезоне.

Реш: «Никого не интересует, что происходит с допинг-проверками за Уралом»

Теоретически проверки IBU должны осуществляться с помощью национальных агентств. Но в то время как Национальное антидопинговое агентство Германии старается выполнять свою миссию по очищению спорта и тестирует спортсменов (второй номер общего зачета Кубка мира Мартина Бек только за две недели перед Новым годом подверглась четырем внеплановым проверкам), то российские спортсмены в большинстве обходятся без допинг-контроля. «Однако никого не интересует то, что происходит за Уралом», – выражает недовольство Михаэль Реш.

У российских спортсменов есть возможность сообщать RusADA о смене места проживания по электронной почте. «В этом есть проблема. У нас есть список спортсменов, которые показывают высокие результаты, а также тех, кого RusADA проверяет недостаточно», – говорит Каррабре. Пока национальные агентства работают нестабильно, IBU предпринимает шаги, чтобы инспекторы тестировали представителей сборной России.

Индивидуальные паспорта

На конгрессе IBU в сентябре зашел разговор об упразднении лимита на содержание гемоглобина в крови – 17,5 грамм на децилитр. Были созданы индивидуальные кровяные паспорта спортсменов. Однако за превышение показателей паспортов спортсменам не грозят санкции. «Мы можем только вести переговоры с этим биатлонистом или выходить на связь с национальной федерацией», – рассказывает Каррабре.

Ассоциация лыжных видов спорта (DSV), которая является лидером в разработках индивидуальных данных биатлонистов, перед началом сезона еще раз напомнила спортсменам, что использование допинга будет караться незамедлительным исключением из организации. Шестикратная чемпионка мира Магдалена Нойнер говорит, что «каждый осознает последствия».

Нойнер: «Когда иду в ресторан с друзьями, то должна говорить об этом анидопинговым представителям»

В том случае, если использование допинга будут доказано, то биатлон может ждать та же участь, что и велоспорт. Крупнейшие телекомпании, ARD и ZDF, у которых в сетке вещания много времени уделяется зимним видам спорта, откажутся от трансляций. «У нас есть опция в контрактах по этому моменту», – говорит глава спортивного вещания ARD Ханс-Юрген Поманн.

Вдобавок ко всем подозрениям, немецким спортсменам приходится выдерживать вторжение в личную жизнь – они должны постоянно сообщать свое местонахождение. «Это очень сложно воплотить в жизнь. Когда иду в ресторан с друзьями, то должна говорить об этом анидопинговым представителям. Но мы с радостью идем на такой шаг, если можем тем самым уменьшить подозрения», – говорит Магдалена Нойнер.

Двукратная олимпийская чемпионка Андреа Хенкель считает, что допинговые разборки не завершены и тех, кто завидуют успехам немецкой сборной, в изобилии: «Эти люди снова появятся. По крайней мере, к чемпионату мира. Стопроцентно».

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы