Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    «Бросай, Жером!»

    На днях в Баскетбольном центре Московской области состоялась презентация одного из новичков «Химок», действующего обладателя Кубка УЛЕБ, 30-летнего французского центрового Жерома Мойзо. Вместе с главным героем действа Sports.ru вспоминает перипетии его многоплановой и нестандартной карьеры.

    В поисках себя

    Уроженец Парижа, Мойзо провел детство на Гваделупе, где, собственно, и получил первое баскетбольное образование. «Баскетболистом меня сделал мой первый тренер, – вспоминает Мойзо, – Хотя тогда у меня не было особенного выбора. Солнце, море и пляжи – вот и все. Особенно нечего было делать». Вернувшись в Париж и поиграв до 19 лет за команду парижского института спорта и физической культуры, гигант вскоре оказался на заметке заокеанских скаутов и, благодаря природной скорости, великолепной прыгучести и технике, приобрел репутацию одного из наиболее одаренных центровых старушки-Европы.

    На ежегодном Матче всех звезд между лучшими школьниками из Америки и остального мира Мойзо легко расправился с юным Элтоном Брэндом. Поэтому неслучайно через год, подучив английский в «Милфорд Экэдеми», с шестой попытки был принят в знаменитый Калифорнийский Университет в Лос-Анджелесе (УКЛА). Выступая в одной команде вместе с Бэроном Дэвисом, Эрлом Уотсоном и Дэном Гадзуричем, Мойзо наводил ужас на оппонентов, набирая по 13,1 очка и 6,5 подбора в среднем за матч и заслужив довольно высокий, 11-й, выбор на драфте 2000 года.

    Болельщики «Селтикс» до сих пор вспоминают Рику Питино ту промашку, кляня незадачливого тренера и не особенно стесняясь в выражениях в адрес так и не засверкавшей на бостонском небосклоне звезды. Но тогда предпочтение Питино не выглядело таким уж роковым. По крайней мере, для тех, кто видел Мойзо в действии: темнокожий великан завораживал соперников устрашающими блок-шотами, поразительной для его габаритов стремительностью и целым арсеналом атакующих действий.

    «Я не был готов к погружению в бизнес НБА и не мог тогда сам определить свой путь»

    При этом за пределами площадки его также отличала незаурядность характера. Не часто на университетском уровне встретишь баскетбольный феномен, который был бы столь же застенчивым, непритязательным и неуверенным в себе. Возможно, именно в этом и лежал корень будущих проблем. Тогда говорили, что Мойзо боится слишком часто атаковать кольцо, страшно смущается, когда кто-нибудь просит у него автограф, и утверждает – наполовину в шутку, наполовину всерьез, – что играет в майке под номером ноль, потому что баскетболист из него никудышный. В то время как все окружающие восхищались его талантами, сам он всегда был не уверен в себе. Сейчас рассказывая о тех годах карьеры, Мойзо обращается к известной сентенции Кобе Брайанта – «Если не полюбишь себя, то никто тебя не полюбит». «И я, – говорит Жером, – Тому живое подтверждение. Не думаю, что моя карьера удалась. Главная причина тому – я сам: я не был до конца уверен в своих силах, и не контролировал все, что делал. Я не был готов к погружению в бизнес НБА и не мог тогда сам определить свой путь. Когда постоянно думаешь о том, что не нравишься тренеру, себе ты тоже не нравишься и так далее, сложно отдаваться игре на сто процентов».

    Тогдашний коуч УКЛА Стив Лэвин недоумевал: «Нужно всегда убеждать его в том, что он хороший баскетболист. В том, что он хорош для того, чтобы получать стипендию, выходить в старте и в том, что он может бросать. Мы показываем ему пленку с его игрой и повторяем каждый раз: «Жером, бросай!». Я встречаю его в аэропорту и говорю: «Жером, бросай!». Когда мы здороваемся, я снова твержу: «Жером, бросай!».

    В поисках идеального тренера

    С 2000 года началась достаточно нетипичная, даже для современного баскетбола, одиссея Мойзо, за восемь лет прошедшего через пять клубов НБА и пять европейских команд. На вопрос, почему не получилось заиграть в Америке, он отвечает так: «Если честно, то я не могу обвинять кого-то, кроме самого себя. Первый сезон в «Бостоне» не задался. Рик Питино не поверил в меня по-настоящему. Кроме того, было понятно, что он уходит, а ведь брал меня именно он. У меня была подорвана уверенность в себе, были проблемы в тренировочном процессе, и постепенно закрепилась репутация психологически неустойчивого человека. Я продолжал искать себя, словно на американских горках чередуя взлеты и падения. Где-то получалось лучше, где-то хуже». Когда Питино ушел из Бостона, Мойзо отправился в «Хорнетс», где провел целых два сезона, в последнем из которых ему удалось нащупать свою игру: в плей-офф он действовал просто здорово, набирая в среднем по 6 очков и 4 подбора за 15 минут игры. Но затем в поисках лучшей жизни последовательно сменил «Торонто» (куда его пригласил Ленни Уилкенс, в межсезонье покинувший команду), «Нью-Джерси» и «Кливленд», в итоге не встретив понимания от рулевых американских клубов и приняв решение вернуться в Европу. «Мне нравится всегда иметь возможность выбора. Если получается, то здорово. Если нет, значит нужно что-то менять и идти дальше. Нравится самому принимать решение, а не мучиться мыслью, нравлюсь я тренеру или не нравлюсь, подходит ли мне эта команда или нет…»

    Параллельно также неудачно развивалась и карьера в национальной команде. Произведя фантастическое впечатление яркими действиями на чемпионате Европы 2003 года, непоседливый центровой рассорился со всеми и решил закончить выступления на международном уровне: «Если честно, не испытываю никакого желания играть за сборную. В национальной команде должна быть здоровая атмосфера, единение и осознание общей цели. А в сборной Франции этого, к сожалению, нет и в помине. У нас есть множество талантливых баскетболистов, но сделать из них настоящую команду никто так и не сумел. Так, мы могли бы если и не обыгрывать американцев, то хотя бы давать им настоящий бой».

    Чувствовалось, что Мойзо уже не может остановиться, и он продолжал менять один клуб за другим, нигде не задерживаясь больше, чем на сезон: «Лоттоматика», «Фортитудо», «Реал» – пока, наконец, не встретил тренера мечты в лице Аито Ренесеса. «У меня были проблемы с адаптацией к европейскому баскетболу, – вспоминает Мойзо. – Фактически меня можно назвать воспитанником американской школы, и мне пришлось переучиваться, что заняло много времени. Существует целый ряд небольших нюансов, к некоторым я не могу привыкнуть до сих пор. Особенно всего, что касается пробежки: в Европе судьи свистят ее слишком часто. Я слишком быстрый игрок. Чуть что, судьи останавливают меня».

    Испанский специалист сумел поверить в уже не юного француза и, главное, заставил поверить в себя. Прошлогодний «Ховентуд» завоевал Королевский Кубок и Кубок УЛЕБ, а Мойзо запомнился болельщикам, в том числе и российским, той игрой, которая отличала его в молодые годы. «В прошлом сезоне я почувствовал себя наиболее комфортно за последние годы, почти так же, как когда-то играя за УКЛА, – говорит Мойзо. – Это было во многом благодаря Ренесесу, с которым мы нашли общий язык. Начал сезон не лучшим образом, но к середине моя игра выровнялась. Тренер все время выпускал меня и не забывал даже тогда, когда не все получалось».

    Новые горизонты

    Как же вышло, что ветер перемен снова согнал француза с насиженного места, приведя его в Химки? «Я не хотел уезжать из Испании, – говорит Мойзо. – Во-первых, потому что я считаю, что именно испанский чемпионат является сильнейшим в Европе. Потом я сработался с Аито. Но мне пришлось. Уже было известно, что Ренесес уходит (сначала в сборную Испании, потом в «Уникаху». – прим.), и я решил, что пора двигаться дальше». Но почему именно Химки и является ли это шагом вперед в карьере? «Я был в Москве в прошлом году. Именно тогда мы и познакомились с Кястутисом. Считаю, что у «Химок» есть возможности для того, чтобы стать одной из лучших команд на европейской арене. Конечно, финансовая составляющая сыграла важную роль в моем выборе. Но, с другой стороны, я знал, что команда изменится, перед ней откроются новые возможности, и воспользовался шансом перейти в «Химки». Я вроде как помог «Ховентуду» выиграть Кубок УЛЕБ, теперь моя задача сделать то же самое здесь».

    После презентации Мойзо вручили игровую майку с 6-м номером. Почему не нулевым, означает ли это, что он сделал шаг вперед и обрел уверенность в себе: «Нет. Я просил дать мой любимый ноль, но говорят, что это запрещено регламентом. Под другим номером я когда-то играл и в «Селтикс»: там ноль закреплен за Робертом Пэришем».

    «Я не звезда. Не важно, сколько времени я провожу на площадке – 15, 20 минут или больше. Я делаю свою работу и стараюсь, чтобы моя команда побеждала. А это самое главное»

    Не изменился Мойзо и в другом. Раньше его буквально уговаривали забивать сверху. Но ему нравилось находиться в тени и помогать партнерам, а данки всегда ассоциируются с шоуменством, высокомерием и даже нахальством. В общем, со всеми чертами, которые не очень уживаются с характером Мойзо. Вот и сейчас, когда московские журналисты потребовали от Мойзо эффектной игры и множества данков, он всего лишь пожал плечами: «Я не стремлюсь к зрелищности. Это получается само собой. Ведь играю я близко к кольцу, а забить сверху легче всего». Как говорит Мойзо, он не боится ответственности за результат и особенно не переживает по поводу своей игры: «Я не звезда. Не важно, сколько времени я провожу на площадке – 15, 20 минут или больше. Я делаю свою работу и стараюсь, чтобы моя команда побеждала. А это самое главное. В «Химках» надеются на мою игру в защите, на устрашающее присутствие в трехсекундной зоне, игру на подборе и я постараюсь сосредоточиться на этом». Не особенно стремится Жером и обратно, в Америку: «Зарекаться не стану, но никакого трепета НБА у меня уже не вызывает. Разница между европейскими и американскими клубами сейчас почти не чувствуется. Для меня теперь все обстоит просто: будет предложение – буду рассматривать наравне с остальными. Не будет – ничего страшного. Мечта мечтой, но жизнь диктует свои законы. Тем более что все больше игроков начинают понимать, что свет не сошелся клином на американской лиге, что есть и другие возможности для того, чтобы раскрыться, проявить себя и заработать. Двери в Европу открылись. Вот увидите, с каждым годом все больше баскетболистов будут отдавать предпочтение европейским чемпионатам, и не удивлюсь, если через год из-за океана пожалуют настоящие суперзвезды».

    Любопытно, что пресс-конференция началась именно с просмотра видеоролика с «нарезкой» игры француза в прошлом сезоне. Сложно сказать знают ли руководители «Химок» об особенностях психологии их нового игрока и менторских экспериментах тренеров Калифорнийского Университета, но кажется, будто тем самым они хотели бы сказать: «Бросай, Жером!»

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы