android-character-symbol 16.21.30apple 16.21.30@Combined ShapeЗагрузить фотографиюОчиститьdeleteinfoCombined ShapeИскатьplususeric_avatar_placeholderusersview

«Мы – великие, не побоюсь этого слова»

Этторе Мессина дал самую продолжительную в жизни пресс-конференцию, Анатолий Каширов стал самой важной послематчевой фигурой, а Андрей Ватутин объяснил, почему о продлении контракта с тренером было объявлено до финальной игры. В репортаже корреспондента Sports.ru – о том, что творилось в раздевалке ЦСКА после победы над «Маккаби».

«Мы – великие, не побоюсь этого слова»
«Мы – великие, не побоюсь этого слова»

На фотографиях ЦСКА, празднующего успех на подиуме под дождем золотистых блесток, будет маловато Папалукаса. Пока вся команда упивалась триумфом, греческий заводила пытался откупорить заранее запасенную бутылку шампанского. Процесс затянулся настолько, что, когда под звуки гимна Евролиги на паркет упали последние клочки конфетти, Тео все еще возился с непокорной пробкой. Ничего, на этом шампанское для армейцев не заканчивалось.

Очевидно, его запасы были более чем серьезны. Когда празднование в раздевалке немного улеглось, измочаленный гендиректор клуба Андрей Ватутин стоял, прислонившись к перилам фойе мадридской арены с отсутствующим взглядом и мокрым насквозь пиджаком. «Хоть прямо так, не раздеваясь, в душ иди», – то ли в шутку, то ли всерьез проговорил он.

«Я предложил тренеру объявить о контракте перед игрой. Он спросил, почему, и я ответил: легко продлить контракт после финала с его победителем»

Еще бы: денек выдался, хоть куда. Ватутин должен испытывать двойное облегчение – за прошедшее воскресенье ЦСКА не только стал чемпионом Евролиги, но и продлил соглашение с Этторе Мессиной. И еще неизвестно, какое из событий важнее.

– Переговоры были долгими, затянулись на четыре месяца, – выдохнул Ватутин. – И я невероятно счастлив, что Этторе остается. Могу только сказать, что мы выиграли борьбу у серьезных клубов, не только европейских. Я предложил тренеру объявить о контракте перед игрой. Он спросил, почему, и я ответил: легко продлить контракт после финала с его победителем. А мы хотим показать, что клуб доверяет ему, уверен в нем.

А саму победу посвящаем, во-первых, людям, которые в нас верили. Во-вторых, памяти брата Этторе. В-третьих, я хочу посвятить победу маме. Этот кубок мы заслужили. Эмоции передать невозможно. Третий финал, вторая победа… Мы – великие, не побоюсь этого слова. Сейчас можно говорить о династии, гегемонии, эпохе ЦСКА.

– Она будет продолжаться?

– Обязательно. Особенно с учетом того, что мы сохранили Мессину.

– Что будет для этого сделано?

– Поговорим об этом по окончании сезона. А пока я очень хочу поблагодарить клуб «Спартак-Приморье», федерацию, всех причастных к российскому баскетболу. Это – наша общая победа, а не отдельного клуба ЦСКА.

В раздевалке трудно дышать. Душный запах пота смешивается с кислым привкусом шампанского и дымом дорогих заморских сигар. Лучший способ освежиться – глотнуть шипучего напитка из оказавшегося неожиданно легким трофея. Стоит ли говорить, какое удовольствие от этого испытываешь?

Про положенные по регламенту 20 минут на посещение журналистами святая святых команды никто не вспоминает. В довольно большой комнате тесно, и чтобы найти в ней Джей Ар Холдена, я прошу Анатолия Каширова посмотреть из-под потолка. Толя вежливо указывает направление: логично, где еще быть Джею, кроме как между Траджаном Лэнгдоном и Дэвидом Вантерпулом…

Самый одинокий человек в раздевалке, похоже, Виктор Хряпа. Одинокий в данном случае не значит несчастный – просто героем в общепринятом смысле слова Виктор стать не успел.

– Я изначально знал, что на площадке будут в первую очередь те баскетболисты, которые делали результат по ходу сезона. Потому старался не мешать, делать то, что говорит тренер.

– С какой задачей выходили на площадку?

– Сосредоточиться на защите и, насколько возможно, помочь в нападении.

– В одной из атак пришлось бросать из угла на последней секунде владения. Показалось, что промах был связан и с не очень удобной передачей Папалукаса.

«Анатолий прекрасно справился со своей задачей. Он нес кубок, всех поздравлял и обливал шампанским»

– Да, передача была неточной. Но выбирать не приходилось, время поджимало, пришлось бросать. Жаль, что не попал.

– Как считаешь, в следующем сезоне твоя роль в команде будет иной?

– Сейчас говорить пока рано. Да, мы выиграли Евролигу, но впереди еще российский плей-офф. Будет видно.

– А роль Анатолия Каширова? – рядом показывается голова вездесущего юного великана.

– Анатолий прекрасно справился со своей задачей. Он нес кубок, всех поздравлял и обливал шампанским.
С таким распределением обязанностей Каширов, естественно, не согласен.

– Моя роль, уверен, станет больше. В следующем «Финале четырех» надеюсь как минимум сидеть на скамейке в форме, – скромничает Толя. И добавляет:

– Мне только 20, а я уже двукратный чемпион Евролиги!

Интересно, радоваться таким трофеям или огорчаться?

Вот, в противоположном от Хряпы уголке скромно сидит Матьяж Смодиш. Говорят, словенец не большой любитель раздавать интервью, но сейчас он не умолкает, кажется, час. Матьяж последним уходил из микст-зоны и до сих пор продолжает говорить в диктофон, аккуратно выбирая слова и улыбаясь. Да, в такие моменты можно обо всем недовольстве позабыть.

Еще дольше пресса не отставала от Этторе Мессины. Коуч провел, наверное, самую длинную пресс-конференцию в истории «Финалов четырех». Плюс, когда официальная часть закончилась, еще с полчаса он провел в тесном кольце итальянских журналистов – потрясающе доброжелательно и терпеливо.

Без особого восторга он воспринимал, кажется, только вопросы о резонах продления контракта с ЦСКА. Только в разговоре с автором, выразившим радость от того, что тренер остается в клубе еще на год, отшутился: «Может, и на два! Зачем вы меня увольняете раньше времени?»

Боже упаси, Этторе!

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы