android-character-symbol 16.21.30apple 16.21.30@Combined ShapeЗагрузить фотографиюОчиститьdeleteinfoCombined ShapeИскатьplususeric_avatar_placeholderusersview

На хвосте у «Ред Булл»

Столкновение гонщиков «Ред Булл» и радиопереговоры «Макларена» на Гран-при Турции отодвинули на второй план очевидный прогресс конюшни из Уокинга, которая, между тем, значительно сократила отставание от основного конкурента и набралась уверенности в собственных силах. Журналист Autosport Адам Купер оценил ситуацию со стороны.

За всей шумихой, которая поднялась вокруг столкновения Себастьяна Феттеля и Марка Уэббера на Гран-при Турции, было просто упустить из виду тот факт, что «Макларен» не только завоевал очень ценный дубль, но и подтолкнул соперников к ошибке. Если бы «Макларены» не продемонстрировали столь высокого гоночного темпа, гонка для «Ред Булл» сложилась бы значительно проще, и проблемы с экономией топлива не стали бы столь актуальными. И если бы Льюис Хэмилтон не сидел на хвосте у Феттеля, немец (и его команда) не был бы столь обеспокоен тем, как обогнать Уэббера.

После квалификации в Турции в «Макларене» были очень довольны тем, что Льюису удалось вклиниться между болидами «Ред Булл», но что действительно обращало на себя внимание, так это совсем небольшое отставание Хэмилтона от обладателя поул-позиции Уэббера. Это стало отличным поводом для оптимизма, но были и некоторые опасения. Марк провел совсем не идеальный день, потерял время из-за технических проблем, потом его машину серьезно закрутило на трассе (хотя, будем честны, с Хэмилтоном это также произошло). Но важнее то, что Феттель не смог полностью раскрыть своего потенциала из-за поломки стабилизатора поперечной устойчивости. Другими словами, отставание Льюиса от первого места в квалификации могло быть больше.

В «Макларене» беспокоились, главным образом, из-за того, что и Хэмилтон, и Баттон должны были стартовать с грязной части трассы. И действительно, оба в начале гонки упустили позиции, но вернули их в неразберихе первых кругов. «К сожалению, старт прошел именно так, как мы боялись», – Падди Лоу. «Льюис совершил великолепный обгон Феттеля, чтобы вернуть себе позицию, то же случилось в случае с Дженсоном и Михаэлем. Мы боялись, что нас ждет повторение Барселоны, где Баттон застрял за Шумахером на 40 кругов, но, к счастью, он смог выйти вперед».

После этого до первого пит стопа Хэмилтон смог оказывать давление на Уэббера, в то время как его самого преследовал Феттель. Было очевидно, что пит-стопы будут иметь решающее значение.

В «Макларене» беспокоились, главным образом, из-за того, что и Хэмилтон, и Баттон должны были стартовать с грязной части трассы. И действительно, оба в начале гонки упустили позиции, но вернули их в неразберихе первых кругов.

«Думаю, Льюис имел несколько отличных возможностей для обгона, он был очень близок к австралийцу. Хэмилтон отыгрывал значительное отставание, но терял все в восьмом повороте, а к 12 повороту не успевал вновь отыграться. Все это было видно в телетрансляции».

В итоге место потерял сам Хэмилтон. «Ред Булл» позвал Феттеля на пит-стоп на 14 круге, и Льюис, который заехал на пит-лейн на круг позже, выехал уже за темно-синей машиной. «Борьба стала очень плотной, все зависело от того, что делают Шумахер и Росберг. Мы увидели, что Феттель застрял за Росбергом, в тот момент он был главной угрозой. Нужно было решить, кого позвать в боксы первым. Мы почти остановились на Дженсоне, но, в итоге, оставили его на трассе дольше. К сожалению, у механиков Льюиса возникли проблемы с правым задним колесом. Думаю, если бы пит-стоп прошел идеально, он выехал бы на трассу бок о бок с Феттелем и вышел бы вперед. Но вряд ли сама остановка была единственной причиной потери позиции. Феттель, с его удачной стратегией, смог отыграть достаточно много времени».

С этого момента и до печально известного столкновения прошло 25 кругов. Но у капитанского мостика «Макларена» не стало больше поводов для улыбок. «Да, на трассе происходили драматические события, но как это отразилось на наших болидах? Льюис подозревал, что его машина повреждена, мы пытались разобраться с этим. Честно говоря, это поглотило все мои эмоции в тот момент, и я совсем не думал о том, чтобы праздновать сход соперника!»

Для руководителя команды Мартина Уитмарша этот момент стал «милостью Божьей», не только из-за самого столкновения, но и из-за последовавшего за ним представления, когда «Ред Булл» пытался справиться с его последствиями. Никто не позавидовал бы Кристиану Хорнеру, который вынужден был разбираться с ситуацией.

«У каждого будет свое мнение по поводу случившегося», – рассказывает Уитмарш. «Думаю, самое опасное в подобном положении – сразу, не изучив данных, давать неосторожную оценку ситуации. Подобные инциденты сложны и неприятны для команды, мы могли бы и сами оказаться в положении «Ред Булл». Вероятно, все это было усложнено мгновенными оценками, которые тут же пошли в эфир. Думаю, при последующем рассмотрении, многие из этих мнений можно признать ошибочными. Но выйти из такого положения достаточно сложно. Нам должно быть приятно, что, если быть честными по отношению к Себастьяну, он находился под серьезным давлением от преследующего его Льюиса. «Ред Булл» было сложно избежать этой проблемы, и на данный момент нам нужно извлечь из этого выгоду. Пока что мы квалифицируемся не так здорово, как они, но, думаю, на Гран-при Турции наша машина была быстрее. Так что, если бы пилотам удалось обойти конкурентов из «Ред Булл», мы создали бы неплохой отрыв и спокойно провели гонку. Но обогнать их было сложно. На мой взгляд, Льюис сделал все правильно – продолжал давить на Феттеля и ждал, что произойдет».

Но даже после того, как болиды команды взяли лидерство, Гран-при был далек от завершения. Пилоты достаточно близко подошли к тому, чтобы дать Уитмаршу серьезный повод для головной боли.

Но даже после того, как болиды команды взяли лидерство, Гран-при был далек от завершения. Пилоты достаточно близко подошли к тому, чтобы дать Уитмаршу серьезный повод для головной боли. К счастью, этого не произошло.

Вскоре после того, как «Макларены» возглавили пелотон, из радиопереговоров всем стало ясно, что гонщики должны были беречь топливо. Команда планировала этот шаг уже на протяжении некоторого времени. «С новым регламентом стало важно верно рассчитать количество топлива», – объясняет Лоу. «Также нужно оценить, насколько активно вы собираетесь атаковать. Оптимальная стратегия всегда требует определенной заботы о количестве бензина, хотя, конечно, провести всю гонку в пассивном режиме невозможно. Это стало для нас настоящей проблемой. Дело в том, что гонщики достаточно активно провели весь Гран-при, без машин безопасности и прочих неприятностей. По определению это значит, что они шли на пределе возможностей. Поэтому очень важно было следить за состоянием болидов».

Чистый темп лидирующих машин на протяжении двух третей гонки был таков, что данные о количестве топлива начали волновать «Макларен».

«Так и было», – признает Уитмарш. «В начале гонки первая четверка шла в темпе, который был выше ожидаемого. Так что оба наших пилота подошли к критической отметке, и, если бы мы не начали контролировать ситуацию, они могли бы не доехать до финиша. Топлива было мало на обоих болидах. На протяжении большей части Гран-при мы как можно внимательнее следили за этим показателем. Раньше подобная практика использовалась для того, чтобы как можно дольше не заезжать на пит-стоп. Сейчас при выборе стратегии остановок учитывается, что под конец гонки можно немного сбавить темп. Тем не менее, всегда существует опасность после старта набрать более высокий темп, чем необходимо, и быстро столкнуться с нехваткой бензина. В данном случае наша ситуация была достаточно серьезной, баки были почти пусты у обоих гонщиков».

Что интересно – «Ред Булл» столкнулся с заметным скепсисом со стороны прессы и публики из-за того, что Уэббера просили начать беречь топливо, в то время, как Феттель, очевидно, уже сэкономил достаточно бензина за спиной напарника. Значит, с того момента, как Уэббер начинал беречь топливо, Феттель мог до конца гонки идти в оптимальном темпе.

Очевидно, в «Макларене» сложилась совсем иная ситуация. «Мы пытались одинаково контролировать обоих гонщиков», – говорит Лоу. «Чтобы они могли вести честную борьбу. Пытались работать синхронно. Есть много способов сберечь топливо – изменить настройки двигателя, процент ускорения, и так далее».

«Мы пытались синхронизировать гонку для пилотов. Обе машины имели одинаковые проблемы, им одновременно давались одинаковые инструкции и настройки. Так что, по мере возможностей, мы старались поддерживать стабильность».

Уитмарш подтверждает, что команда придерживалась стратегии «равноправия»: «Мы пытались синхронизировать гонку для пилотов. Обе машины имели одинаковые проблемы, им одновременно давались одинаковые инструкции и настройки. Так что, по мере возможностей, мы старались поддерживать стабильность».

Все, кто полагал, что радиопереговоры об экономии топлива были закодированным сигналом к применению командной тактики, разумеется, ошибались. В конце 48 круга Баттон обошел Хэмилтона, да так, что весь командный мостик затаил дыхание. Он был впереди лишь на протяжении нескольких сотен метров, потом ситуация вернулась на круги своя. Таким образом, пилоты спокойно доехали до финиша гонки.

Поведение Хэмилтона после этого было совсем не похоже на то, как обычно ведут себя победители, получившие подарок в лице схода конкурентов. По правде говоря, он был совсем не доволен. После того, как он перешел в режим экономии топлива, команда сообщила ему, что Баттон не пойдет на обгон. Это стало известно позднее, когда ФОМ обнародовала ранее неизвестные реплики из переговоров на официальном сайте «Формулы-1». Пытаясь прояснить ситуацию, на этой неделе «Макларен» объяснил, что инженер действительно отрицал возможность обгона, но его слова ни в коем случае не отражают позиции руководства или какой-либо общепринятой конюшней стратегии.

«Мы не просили Дженсона прекратить борьбу, равно как мы не давали таких указаний Льюису в Китае», – настаивает Уитмарш. «Некоторые полагают, что стоило сделать нечто подобное, но мы не пошли на такие методы, и это было моим решением. Так что наши пилоты могли бороться друг с другом.

Льюис серьезно сбросил скорость в восьмом повороте – сейчас гонщику приходится заботиться о покрышках, количестве топлива, о состоянии двигателя и тормозов, поэтому Хэмилтон достаточно сильно замедлился. Это позволило Дженсону приблизиться, а, так как он настоящий гонщик, он атаковал. Если бы Баттон не сделал этого, все были бы разочарованы в нем! Льюис ответил тем же. После этого Дженсон просчитал все риски и принял верное решение…

Думаю, Дженсон хотел обойти Льюиса, и Льюис был решительно настроен на обгон Дженсона, но в этом не было ничего агрессивного. Они очень уважают друг друга, но, в то же время, они гонщики».

Это – очень разумный подход, и «Макларен» может быть благодарен пилотам за то, что они вышли из борьбы с неповрежденными болидами. На самом деле, в команде определенно возникло недопонимание, которое могло повлечь столь же серьезные проблемы, как те, что были у «Ред Булл». Это показывает, какое испытание проходят команды, пытаясь не сталкивать интересы двух топ-пилотов, особенно в сложных обстоятельствах экономии топлива.

Трасса в Турции благоволила воздуховоду и высокой скорости на прямых. Подобными характеристиками будут обладать и треки следующих двух этапов. Ни один из них не имеет быстрых и плавных поворотов, в которых так хороша RB6.

Невозможно судить о том, насколько «Макларену» удалось сократить отставание, так как этот показатель меняется от уик-энда к уик-энду. Трасса в Турции благоволила воздуховоду и высокой скорости на прямых. Подобными характеристиками будут обладать и треки следующих двух этапов. Ни один из них не имеет быстрых и плавных поворотов, в которых так хороша RB6. Факт в том, что в Стамбуле «Макларен» смог соревноваться с австрийкой конюшней.

«Кажется, в этой гонке мы смогли сравниться с «Ред Булл» в скорости», – говорит Лоу. «Разумеется, последние круги не позволили сравнить темп. В принципе, они могли быть быстрее с пустеющими баками, но я не могу сказать точно. Разумеется, мы постоянно их преследуем, и это позволяет мне с оптимизмом ожидать следующих гонок».

Уитмарш также сохраняет уверенность: «Сейчас все стали атаковать серьезнее, чем раньше, гонка в Турции была примером. Но она была невероятно интересной. Даже если бы «Ред Булл» не столкнулись, мы давили бы на них, пытались бы их обогнать. Вероятно, это даже завершилось бы успехом. Мы были быстрее на прямых, показывали лучшее время, гонщики могли спокойно преследовать конкурентов и не тратить лишнее топливо».

Будет очень интересно посмотреть, насколько агрессивно команды подойдут к расходу бензина на следующих двух этапах. Этот показатель обычно очень высок в Монреале и Валенсии. Гран-при Канады, пожалуй, даже определил размер топливных баков для болидов этого года. Но, с учетом большого количества разгонов после шпилек и шикан, никто не хочет везти лишний груз.

«Уверен, нашего топливного бака хватит в обеих гонках», – говорит Уитмарш. «Но мы, вероятно, не будем заполнять его до конца! Здесь важно заботиться не о том, чтобы бензина хватило до финиша, а о том, как рассчитать стратегию. Никто не хочет только для подстраховки возить на машине балласт из 5 кг топлива…»

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы