Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    Нико-нейм

    Сменив военно-полевое обмундирование цвета хаки на цивильный костюм и отряхнув бахрейнский песок с подошв, рубрика «разбор полетов» на Sports.ru приступает к препарированию четвертого этапа чемпионата мира. В очередной порции вестей с полей бальзам на души поклонникам Пола ди Ресты, информация к размышлению фанам Нико Росберга и неоптимистичные прогнозы для болельщиков «Феррари».

    Нико-нейм
    Нико-нейм

    В минувшее воскресенье главным возмутителем спокойствия на землях Бахрейна стали не оппозиционеры, забрасывавшие бутылками с коктейлем Молотова полицейские машины, а пилот «Мерседеса». Нико Росбергу, видимо, не хватило недели, чтобы отпраздновать премьерную победу в «Ф-1», случившуюся под сводами шанхайского автодрома. А потому немец продолжил лихо гарцевать на серебряном коне и махать шашкой налево и направо. «Казаки в городе! — А Фрунзе знает?» — только и оставалось, что перешептываться ошалевшим соперникам, попадавшим под раздачу доморощенного Григория Мелехова. А заодно втихую, по радио, жаловаться пану атаману Чарли Уайтингу на вызывающее поведение блондина.

    По факту, конечно, обиженные Росбергом чемпионы мира, Льюис Хэмилтон и Фернандо Алонсо, были правы. Если заняться буквоедством и дотошно проштудировать спортивный регламент, в пункте 10.4 обнаружим: «Маневры, которые могут препятствовать другим пилотам — такие как преднамеренное вытеснение машин за края гоночного полотна или любое другое ненормальное изменение направление движения — не допускаются». В результате чего признаем: маневры Нико на 10-м (борьба с пилотом «Макларена») и 25-м кругах (сражение с представителем «Феррари») предосудительными. Однако после покадрового прогона эпизодов и оценки ситуации с точки зрения гоночного духа, призовем публику не торопиться с категоричными выводами.

    Нико против Льюиса

    Для начала сфокусируемся на дуэли выходцев из GP2, в свое время последовательно занимавших трон «предформульной» серии. После выезда с пит-лейн Хэмилтон вернулся на трассу бок о бок с «Мерседесом». При подходе к первому повороту Нико имел преимущество в скорости, а потому во время атаки виража Льюис взял чуть вправо, оставляя сопернику пространство для нормального завершения маневра. Если прокрутить эпизод несколько раз кряду видно, как еще не успевший прогреть шины британец всячески сносит машину в сторону уже в начальной стадии поворота, чтобы не дай бог не зацепить более маневренный кар оппонента.

    Хэмилтон действительно задумал удар, просчитанный оппонентом на шаг вперед

    В следующий правый поворот тандем входит след в след — и здесь важно отметить то, что Нико в паре является ведущим. Именно поэтому следующие его акции кажутся нам уместными со всех регламентных точек зрения. Стабилизировав машину подруливанием после выхода на прямую, Росберг начинает смещаться вправо. Тем самым выбирает ту единственную траекторию движения, которую в дальнейшем — при защите позиции — менять не сможет. Да, она нелогична, потому что прямой разгон по прямой видится менее времязатратным. Но в этом-то и заключается хитрость немца: интуитивно почуяв стремление Льюиса атаковать, он сместился в ту сторону, откуда могла возникнуть потенциальная опасность при традиционном прохождении отрезка. Через пару мгновений выяснилось: Хэмилтон действительно задумал удар, просчитанный оппонентом на шаг вперед. А потому нет ничего удивительного в последующем путешествии пилота «Макларена» по песчаной зоне — он просто не просчитал риск упреждающего контрудара «Мерседеса». И за это поплатился…

    Впрочем, Нико сухим из воды также не вышел. Принявшись оттормаживаться чуть раньше положенного перед следующим виражом, он дал себя нагнать сопернику. Который, в свою очередь, идеально воспользовался близостью к внутреннему радиусу — и уже сам поддушил конкурента при входе в вираж.

    Нико против Нандо

    Противостояние с Алонсо по факту стартовало за круг до непосредственно инцидента. На 24-м круге испанец выруливал из боксов точь-в-точь как Хэмилтон в описанной выше ситуации. Однако при атаке виража он совершенно не захотел миндальничать. Поначалу дав пространство сопернику начать маневр, сразу же после прохождения апекса Нандо его ликвидировал. Более того, взялся оттирать Росберга к самому краю левой части трека, чтобы получить преимущество при входе в следующий — левый же — вираж. И сам себе навредил! Давление спровоцировало небольшой занос «мерседесовского» задка, который Фернандо расценил как потерю немцем машины, угрожающую аварией. Посему взял шире вправо, дабы избежать контакта. Но Нико, использовав силовую манеру пилотажа, болид уверенно выровнял. А затем и опередил лидера Скудерии. Эпизод вроде как заигран, но напряжение в паре возросло.

    И спустя круг бахнуло неслабым разрядом, спровоцировав самый противоречивый эпизод Гран-при:

    На сей раз из третьего поворота Росберг выходит стандартно: широко, резво и на внешний радиус. Правда, очень быстро осознает ошибку — и по отработанному формату режет дистанцию вправо. Все бы ничего, но в тот момент Алонсо уже сместился в ту сторону и фактически движение продолжает. То есть Нико соперника блокирует! Хуже того, при замедленной прокрутке эпизода видно, как «Мерседес» целенаправленно сужает просвет для движения «Феррари», хотя ситуация-то, говоря начистоту, того не требует! Вывалившись за пределы полотна, Нандо добрый десяток метров вовсе не меняет положение болида, чтобы контактом положение не усугубить. Росберг давлению не изменяет…

    Забавнее всего, что к концу прямой Нико вновь посягает на траекторию соперника! Когда Алонсо от греха подальше рвет на внешний радиус, чтобы заранее подготовить атаку в четвертом, правом повороте, его визави реагирует замедленно. Однако делает это лишь для того, чтобы у самого виража занять позицию «ни себе, ни людям» — и вынудить испанца вновь сбавлять скорость, дабы не провоцировать аварийно опасную ситуацию. Если бы концовка эпизода рассматривалась в отдельно взятом контексте, претензий бы не было. В эпоху KERS да DRS ранний брэйкинг — один из немногих способов порвать темп и осадить преследователя. Но в контексте ситуации в целом Росберга за такой волюнтаризм следовало бы наказывать.

    Сообразительные парни

    А вот чудеса изобретательности Пола ди Ресты, наоборот, достойны наивысшего поощрения. Хотя, казалось бы, в воскресенье кто только ни обгонял в связке четвертого-пятого-шестого поворотов: чего только стоят бодания Райкконена с Массой и противоборство Баттон — Алонсо. Однако в случаях с грандами были задействованы лишь две машины. Британец же уместил в один вираж низложение сразу пары (!) соперников. Причем сделал это маневром граничащим с безумием.

    Феттель и Райкконен своим поединком вызвали аналогии с британцами-боксерами викторианской эпохи

    В битве за наилучшую траекторию для прохождения четвертого поворота Серхио Перес и Пастор Мальдонадо сгрудились посредине гоночного полотна, слишком широко в него войдя. Они старались оттормозиться как можно позже, дабы получить преимущество в решающей стадии маневра. И не заметили, как подобравшийся с тыла шотландец нырнул вплотную к правому краю трассы (на раннем но управляемом торможении), изначально избрав приоритетным внутренний радиус. Разумеется, снести машины в сторону, чтобы захлопнуть калитку «сладкая парочка» уже не успевала — им требовалось время на разгон, да и инерция выступила против тандема. Ди Реста же вылетел на прямую во главе группы, как пробка из шампанского.

    Пятерки за сообразительность также достойны люди, проведшие в Бахрейне защиту на высшем уровне. Скажем, те же Феттель и Райкконен, которые своим поединком вызвали аналогии с британцами-боксерами викторианской эпохи. Обменявшись серией ударов и осознав, что встретили достойного противника, они не стали лезть на рожон, так и не получив преимущества, а отложили схватку до лучших времен. В знак же взаимного уважения визави приподняли цилиндры — мол, сегодня такие оппоненты редкость.

    Оцените маневр на 36-м круге: Райкконен разгоняется на прямой, активирует DRS, вплотную «прижимается» к конкуренту. Но Себ парирует выпад даже не движением — полудвижением руля. Которое, во-первых, стабилизирует его болид на торможении. А во-вторых, оптимизируя траекторию для атаки поворота, закрывает Райкконену лазейку игры на опережение. Феттель словно сигнализирует: «Мужик, не рискуй здоровьем — я читаю этот маневр». Райкконен, как и положено суровому северянину, взращенному на металле и неприступных блондинках, на слово немцу не поверил. И «прокачал» ситуацию до конца, выжав максимум из забрезжившего свободой внешнего радиуса. Но Феттель удар элегантно отвел, после чего стороны и заключили перемирие.

    Высший пилотаж

    На 28-м круге случился еще один знаковый эпизод, на котором следует остановиться. Сказать по правде, ваш автор даже в воображении не представляет, как пилоты «Феррари» умудряются держать машину 2012 года в повиновении. Ведь даже невооруженным взглядом видно, сколь она нестабильна в скоростных поворотах — одних только дополнительных подруливаний в этих виражах Алонсо и Масса уже совершили на полсезона вперед. Когда же износ шин внезапно влияет на поведение машины (в Бахрейне коллапс задних покрышек то и дело вызывал избыточную поворачиваемость), пилотам не грех поседеть прямо в кокпите. Только представьте, каково Алонсо с его специфической агрессивной манерой атак виража перестраховываться всякий раз, как машина срывается бог весть куда при выходе на апекс? А каково защищаться Массе, если он патологически не любит удерживать машину с позиции силы, а полагается на четкость управления и «отзывчивость» болида?

    Тем не менее, именно Фелипе приятно удивил в Сахире. Оцените его маневры на 28-м круге в свете вышеприведенных проблем Скудерии — и согласитесь, с превосходящим в скорости болидом «Макларена» бразилец справился на отлично. Он никого не выдавливал за пределы трассы — наоборот, вовремя «отскочил» влево, открывая просвет для спасения Хэмилтона. Не крестил умышленно траектории больше положенного. Не шарахался, аки оглашенный, а просто старался думать на ход вперед Льюиса. И это дало результат: бразилец стал автором одного из хрестоматийных оборонительных маневров уик-энда. А в итоге еще и разжился дебютными очками в чемпионате.

    Для сравнения и одобрения действий Массы предложим вам эпизод, случившийся на том же участке трассы дюжиной кругов ранее. В ключе, аналогичном бразильскому, пробовал действовать его соотечественник. Однако в отличие от более опытного земляка Бруно Сенна делал все наоборот. Бразильским комментаторам с «Глобо Тв» в тот момент стало даже неловко за соотечественника: неодобрительным «ой-ой-ой» им даже пришлось прервать рассуждения о местном футбольном первенстве и отвлечься от сравнений «Палмейраса» с «Барселоной», почему-то перманентно в репортаже возникавших. Предчувствия людей у микрофона не обманули — Нико Хюлькенберг поначалу воспользовался ошибками южноамериканца для захвата внутреннего радиуса, а затем, проявив немного терпения, и вовсе обошел конкурента. Хотя управляемость «Уильямса» по сравнению с «Феррари» на землях Бахрейна была не в пример выше.

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы