Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    Металла лом

    Уняв экстаз, вызванный началом сезона «Формула-1», рубрика «Разбор полетов» на Sports.ru приступает к работе. В пилотном выпуске сезона-2012 засветились безжалостные крушители металла из «Уильямса», напористые агрессоры из «Заубера» и уникальный финн «Лотуса».

    Металла лом
    Металла лом

    Маневры Бруно

    Первое, что болельщики вынесли из воскресной гонки в Мельбурне — то, что лишний раз не стоит поддевать Бруно Сенну ироничными вопросами или намеками. Парень с трудом держит себя в руках, а потому, неровен час, собьется с траектории и влепит обидчику от всей бразильской души. На просторах «Альберт-парка» от этого спортсмена пострадали сразу несколько конкурентов.

    В самом дебюте носитель легендарной фамилии не рассчитал инерцию торможения и при атаке первого поворота приложился к машине Дани Риккардо. Затем, ковыляя в группе аутсайдеров, несколько раз едва не терял болид при выходе из скоростных виражей. От массовых завалов спасало сцепление «Пирелли» с трассой, что за уши вытягивало любителя дрифта из передряг. Однако на 48-м круге не выручила даже резина, когда Бруно ввязался в противоборство Фелипе Массы и все того же Риккардо.

    На 48-м круге не выручила даже резина, когда Бруно ввязался в противоборство Фелипе Массы и Даниэля Риккардо

    Подчеркнем, до превращения ситуации в «лямур де труа» представители «Феррари» и «Торо Россо» вели себя очень корректно. Взять, например, ситуацию, предшествовавшую коллизии. Австралиец, проведя неудачную попытку атаки в первом повороте, отказался от дальнейших необдуманных рисков, чуть отпустил визави — то есть, красиво признал поражение в микродуэли – и взял паузу для перегруппировки сил. Здесь-то третьим лишним и нагрянул Сенна, воспользовавшись дополнительным свободным пространством в 13-м повороте. Поравнявшись с соотечественником и оставив позади «бычка», Бруно, видимо, подумал, что теперь ему открыты все дороги. И при подходе по внешнему радиусу к следующему виражу толком не удосужился даже в зеркала взглянуть.

    А следовало бы, поскольку Масса сделал Риккардо своеобразное алаверды — взяв чуть шире вправо, открыв дорогу к безопасному прохождению поворота. То бишь во избежание аварии от «синего» болида требовалось затормозить чуть раньше, оставить Фелипе в покое во главе группы да перекрестить траекторию и без того ни на что не претендовавшему «бычку». Увы, ничего подобного Сенна не сделал — напротив, напористо вывернул руль влево и спровоцировал прохождение виража «колесо в колесо». Хуже того, сбрасывать скорость Бруно также не удосужился, а потому вдогонку еще и царапнул задком по боковому понтону алого болида. Хвала Риккардо, не поверившего в рассудительность молодого бразильца — и перестроившегося на внешний радиус вослед бодавшимся конкурентам. Ведь если бы Дани остался на изначально избранной линии движения, его машину также бы зацепило эффектом домино.

    Неаккуратный Пастор

    «Напихать» за неадекватную оценку гоночной ситуации следовало бы и напарнику Сенны. Уже на третьем круге с Пастором Мальдонадо это с радостью сделали бы поклонники «Лотуса», поскольку венесуэлец фактически на ровном месте выбил из борьбы Ромена Грожана. Высокая квалификационная позиция и добротный темп в свободных заездах сулили французу золотые горы, но 13-й поворот стал для него роковым. Хотя, сказать по правде, изначально никакого криминала при синхронном его прохождении с «Уильямсом» не просматривалось. Болиды аккуратно разделили радиусы движения («синий» — по внутреннему, «желто-черный» — по внешнему), избрав за разграничительную линию воображаемый перпендикуляр с шедшей впереди машины Нико Росберга. Приступили к торможению практически одновременно, начав его в той точке, где это и полагалось делать. Даже руль начали выкручивать в едином порыве, дабы не сфальшивить при выходе на апекс…

    Мальдонадо до упора не сдавал вправо, в итоге выдавив оппонента в гравий

    Беда пришла в заключительной фазе маневра, когда Мальдонадо не пойми зачем принялся тянуть с перестроением под дальнейшее движение по короткой прямой. Соперник оставил ему уйму пространства не только для комфортного выравнивания болида, но и для последующего разгона без особой потери в скорости. Да и на опережающий рывок не претендовал. Тем не менее Пастор до упора не сдавал вправо, в итоге выдавив оппонента в гравий. Получилось эдакое «убийство по неосторожности», от которого, впрочем, Грожану не легче. С другой стороны, именно неосторожность аукнулась венесуэльцу в концовке, когда тот за считанные секунды до финиша разбил машину на торможении при подходе к несложной связке «левый-правый». Слишком увлекшись маневрированием вослед Фернандо Алонсо, южноамериканец потерял концентрацию и буквально полудвижением лишил «Уильямс» зачетных очков.

    Инертность и агрессия

    То, как с пользой для дела применять на практике агрессивный пилотаж, намедни продемонстрировали пилоты «Заубера». Камуи Кобаяси даже если и не отыгрывал позиции после красивых атак, адовым японским напором настолько смущал визави, что те минутами позже позиции все равно сдавали.

    Взять того же Нико Росберга: пережив потрясение уже на третьем круге, когда его, как стоячего, обогнал Себастьян Феттель, гонщик «Мерседеса» стремился самоутвердиться за счет менее резвых оппонентов. «Заубер» вроде как в эту когорту входил. Однако Кобаяси попрал иерархию фаворитов-аутсайдеров, чем совсем уж расстроил блондина-конкурента.

    Последний, к слову, до конца гонки так себя взять в руки и не сумел: от Нико болельщики не дождались ни достойной защиты, ни вменяемого нападения. Единственный эпизод, когда Росберг по-настоящему вошел в раж, закончился тем, что его «Мерседес» против воли Серхио Переса «состыковался» с черно-белым болидом «Заубера».

    Перес защищался предельно корректно, выжимая перевес из более квалифицированной работы с шинами и грамотной стратегией прохождения поворотов

    Мексиканца в связи с этим было искренне жаль, поскольку он провел довольно яркую гонку. Во-первых, ставленник Карлоса Слима напрямую повлиял на распределение австралийских трофеев, заперев за собой в трафике после первой переобувки Льюиса Хэмилтона. Примечательно, что Перес защищался предельно корректно, выжимая перевес из более квалифицированной работы с шинами и грамотной стратегией прохождения поворотов. Во-вторых, Серхио угадал с тактикой, блестяще разложив силы по дистанции (читай — ресурс машины с учетом изменения баланса). Всего одна остановка в боксах вынуждала его с самого начала минимизировать риски и внимательнее остальных следить за состоянием покрышек. Тем не менее с вызовом пилот справился блестяще, отыграв по сравнению со стартом 15 позиций. Наконец, его уверенный контроль задка болида от начала до конца гонки (чему, например, обзавидовались пилоты «Феррари») подтвердил, что в тонкостях аэродинамики «Заубер» по-прежнему «шарит». И если не задает тон в пелотоне, то одним из стилеобразующих конструкторов является. Другой вопрос, хватит ли у хинвильцев ресурсов подтвердить этот статус до конца чемпионата?

    Такой разный Кими

    В отличие, к примеру, от «Лотуса», чьи ресурсы позволяют проводить модернизацию чуть ли не каждый второй Гран-при. Главное, чтобы пилоты пользовались новинками с умом и стремились выжимать из них максимум. А не относились так, как Кими Райкконен: во время пятничной практики финн отказался выходить на трассу в дождь потому как «не чувствовал уверенности в себе и в новой рулевой колонке». Согласитесь, странная формулировка, ведь от детских болезней ненадежности на старте сезона иначе как методом проб и ошибок не излечиться. Однако у «Айсмена», видимо, есть своя уникальная методика по исцелению команды.

    Видели мы ее в Мельбурне или нет, сказать сложно, ведь Кими то и дело бросало из жара в холод и обратно. Финн перманентно изучал заднее антикрыло на болиде Кобаяси, то не зная, как подступиться к японцу, то придумывая оригинальные маневры по присвоению позиции визави. То штамповал отменные круги, вырывавшись на оперативный простор после пит-стопа оппонента, то сдавался без боя, пропуская даже начальную стадию маневра Камуи. То разносил в щепы оборону Массы, использовав изгибы первого поворота, то отсиживался на перспективных для атаки позициях, хотя сам бог велел идти в наступление.

    В общем, Кими пока далек от того, чтобы дать конкретные ответы на накопившиеся в межсезонье вопросы — скорее, своими мельбурнскими репликами он бы свел с ума даже Сфинкса. Тем не менее потенциал и заряженность Райкконена на борьбу отрицать бессмысленно: сердце чемпиона вновь забилось в унисон с ритмом «Ф-1».

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы