android-character-symbol 16.21.30apple 16.21.30@Combined ShapeЗагрузить фотографиюОчиститьCombined ShapeИскатьplususeric_avatar_placeholderview

Бруно Сенна: «Хочу выступить на Гран-при России»

В квалификации Гран-при Сингапура новичок «Лотус-Рено» Бруно Сенна был чуть успешнее своего опытного партнера Виталия Петрова. Незадолго до азиатского турне «Ф-1» бразилец дал эксклюзивное интервью Sports.ru – об осторожности за рулем болида, о слезах, о дружбе с Петровым, а также о дяде, великом Айртоне Сенне, трагическая авария которого серьезно повлияла на карьеру племянника.

Бруно Сенна: «Хочу выступить на Гран-при России»
Бруно Сенна: «Хочу выступить на Гран-при России»

Ни мы, ни Бруно еще не знали, что на Гран-при Италии бразилец впервые в карьере в «Формуле-1» финиширует в Топ-10 и заработает два зачетных балла. При этом на старте Сенна едва не попал в новую аварию. На этот раз, правда, инцидент был спровоцирован другим гонщиком, а не им самим.

Слезы и хладнокровие

- После успешной квалификации в Спа, дебютной за «Лотус-Рено», в газетах появились заголовки: «Бруно возвращает «Формуле-1» фамилию Сенна». Как ты прокомментируешь такое смелое заявление?

– Я понимаю, что фамилия моего дяди будет всегда будоражить поклонников «Формулы-1», но хочу, чтобы у меня была карьера Бруно, а не карьера Сенны.

- Хотя мы и будем говорить сегодня о гонках, хочется обратить внимание на психологические моменты, связанные с тобой и «Формулой-1». Ты считаешь себя романтиком или жестким бойцом?

– В том, что касается сантиментов, я скорее отнес бы себя к хладнокровным людям. Поэтому вряд ли меня можно назвать романтиком, скорее – чувствительным человеком, но с холодным рассудком.

- Ты помнишь, когда плакал в последний раз?

– Помню. Это было в 2008 году в Турции в чемпионате GP2, когда во время гонки у меня прямо перед колесами оказалась неизвестно откуда взявшаяся собака. От столкновения с болидом пес погиб, а моя гонка на этом закончилась, потому что подвеска была так сильно повреждена, что я едва добрался до боксов. Вот тогда у меня действительно от обиды были слезы.

«В следующих гонках на старте буду более осторожным, но это не значит, что я боюсь»

- А можешь представить, что будешь плакать по другой причине, например, от измены девушки, а не из-за проблем с машиной?

– Нет (смеется), только гонки могут вызвать такие сильные эмоции, как слезы.

- Где проходит граница между страхом и осторожностью за рулем болида?

– На тренировках можно позволить себе бесстрашие, и даже неосторожность. А вот когда идет гонка, надо действовать более осторожно. Цена ошибки в воскресном заезде значительно выше. Взять, например, мой первый Гран-при за «Лотус-Рено» в Спа: ошибка на старте, вызвавшая аварию, не позволила заработать очки для команды. А ведь я стартовал седьмым, и болид позволял попасть в Топ-10. Виталий это доказал. Так что в следующих гонках на старте буду более осторожным, но это не значит, что я боюсь.

Айртон, популярность

- Недавно вышедший на экраны фильм об Айртоне Сенне вызвал бурную реакцию в мире автоспорта. Тебе понравился этот фильм?

– Да, очень. Насколько могу судить, фильм очень правдив. Он был очень хорошо принят у нас в Бразилии, где Айртон действительно считается легендой. Фильм сыграл положительную роль в повышении интереса к гонкам и автоспорту.

- Судя по фильму, Ален Прост, например, открылся мне несколько с иной стороны, чем мы это знали из журналистских слухов. Сейчас он даже возглавляет фонд Айртона Сенны, хотя когда-то об Алене и Айртоне принято было говорить как о врагах…

– У них действительно были разные моменты отношений. Но в итоге, могу сказать, они стали друзьями. Они перестали быть агрессивными, относились друг к другу с большим уважением.

- Этот фонд помогает тебе финансами в твоей карьере?

– Нет, у меня есть свои спонсоры.

- Давай немножко поговорим о психологии. Кто в жизни играет роль твоего личного психолога?

– Думаю, что семья. По телефону я очень часто общаюсь с родными.

«В итоге Айртон и Ален стали друзьями, начали относиться друг к другу с большим уважением»

- В командах нет официальной должности психолога, но ведь иногда гонщикам, наверное, требуется такая помощь, чтобы избежать прессинга, стрессов. Тебе нужен личный психолог?

– Нет, лично мне не надо. У меня с этой ролью справляется моя мама.

- Жизнь детей звезд автоспорта не назовешь легкой. Чего лично для тебя, как племянника Айртона Сенны, больше в этом – плюсов или минусов?

– Скажу прямо: моя мама достаточно страдает от того, что я занимаюсь гонками. Она знает, какие могут быть опасности. Потеря близкого человека, каким для нее был Айртон, – это глубокая рана. Но общая атмосфера, энергетика в нашем доме – очень положительная. Достаточно сказать, что после квалификации в Спа мне звонил дедушка, поздравлял, говорил, что очень рад за меня, что он меня очень любит, и что с удовольствием смотрел трансляцию.

- Попробуй сейчас вспомнить ощущения своего первого поцелуя с любимой девушкой и сравнить их с ощущениями первого знакомства с формульным болидом? Что тебя впечатлило более сильно, любовь к женщине, или к спорт-кару?

– Это совершенно разные ощущения. В соревнованиях автоспорта впечатления более сильные, и более сильные переживания. В любви они спокойнее.

- Многие пилоты приезжают на гонки в сопровождении своих подруг, возлюбленных или даже жен. Ты пока один в паддоке. Почему?

– Мне пока надо думать о карьере, а позже можно будет подумать и о семье.

- Тебя хорошо знают в Бразилии? На улице часто просят автографы?

– В Бразилии бываю не часто. Я живу в Монако. Последний раз в Бразилии был в январе, когда состоялась презентация фильма об Айртоне. Те, кто интересуется «Формулой-1», обо мне знают. Если просят автографы, я никогда не отказываюсь. Это приятно, когда тебя узнают. Надеюсь теперь, когда буду в следующий раз на родине, меня будут узнавать еще больше.

Друзья-соперники

- В «Формуле-1» бывают друзья? Кого из пилотов ты можешь причислить к ним?

– Да, у меня есть тут друзья. Карун (Чандок – бывший напарник Бруно в GP2 и команде «Хиспания» в сезоне-2010, – здесь и далее прим. Sports.ru), Виталий (Петров, нынешний партнер Бруно в «Лотус-Рено»), считаю, что у меня с ними хорошие дружеские отношения.

- А как ты относишься к фразе «конкуренция – враг дружбы»?

– Это правда. Дружба – это в жизни, на трассе – война (смеется). Там нет друзей. Ты не можешь в гонке вести себя по-дружески даже с напарником, поскольку должен показать, что ты быстрее, лучше. Это соревнования.

- С Виталием вы знакомы уже давно. Рассказывал ли он когда-нибудь тебе смешные истории про Россию?

– Нет, про Россию Виталий мне никогда ничего не рассказывал. Мы чаще говорим о машинах, о гонках, об особенностях автодромов.

«В гонке нельзя вести себя по-дружески даже с напарником, нужно показать, что ты быстрее и лучше»

- Я никогда не встречал бразильцев, которые не любят футбол. Из гонщиков даже собрана футбольная команда, но тебя в ней нет. Почему?

– Я люблю футбол, но не фанат этого спорта. И сам не играю.

- А твой любимый футбольный клуб?

– Можно сказать, что «Коринтианс».

- Вчера был день рождения у Виталия Петрова? Что ты ему подарил?

– (смеется) Банный чепчик из моего номера в отеле.

- С автографом?

– Нет, только устно еще поздравил, пожелав счастья.

- Вам обоим по 27 лет. Ты немного старше Виталия. Какие у вас отношения: ты его уважаешь за больший опыт или он тебя уважает за то, что ты постарше?

– Мы с уважением относимся друг к другу. У нас общая работа. Возраст не имеет значения. Если он едет быстрее, я внимательно изучаю все данные, чтобы постараться догнать его.

- У вас закрытая информация друг от друга относительно настроек?

– Зачем? Мы одна команда, мы работаем с инженерами, а они в свою очередь обмениваются необходимыми данными.

«Подарил Петрову на день рождения банный чепчик из моего номера в отеле»

- С кем тебе проще было общаться с психологической точки зрения: с Ником Хайдфельдом или Виталием Петровым?

– Сейчас об этом трудно судить. Ник – очень опытный пилот, он давно в гонках. С Виталием мы пришли в «Формулу-1» практически одновременно, в прошлом году. От этого и разные отношения.

- И все-таки кто тебе ближе по манере общения: немец или русский?

– Наверное, в данном случае все-таки русский, так как с Виталием мы вместе гонялись в GP2.

- Вы с Виталием довольно поздно пришли в большие гонки, почти в 18 лет. Чувствуешь ли ты сегодня нехватку опыта из-за отсутствия выступлений в 10-15-летнем возрасте?

– Для меня отсутствие опыта – это одно, а позднее начало карьеры – это другое. В «Формуле-1» мне пока не хватает именно опыта пилотирования болида нынешнего года, поскольку тесты по ходу сезона запрещены. И, фактически, впервые я гонялся лишь на свободных заездах в пятницу на Гран-при Венгрии. Хотя конечно, если бы мне повезло заниматься автоспортом в раннем возрасте, сегодня было бы чуть легче.

От Бразилии до России

- Какие из оставшихся в календаре трасс тебе нравятся больше всего? Где от тебя еще можно ожидать хорошего результата?

– Сузука, Абу-Даби и, наверное, Бразилия.

- Можно ли полагать, что Бруно Сенна на домашней трассе при поддержке бразильских болельщиков покажет результат выше своих способностей?

– Постараюсь сделать все, что будет в моих силах. На сегодняшний день могу сказать, что наш болид достаточно быстрый. И моя задача – освоиться с машиной как можно быстрее, чтобы на родине показать все, что я могу.

- В автоспорте помимо таланта в определенные моменты важна еще и финансовая поддержка. Скажи, мальчишка из бедной семьи может пробиться в большие гонки? И вообще, может ли он показать свой талант, если он у него есть?

– Если начинать с картинга, то возможно. Если у него будет талант, то его заметят, а дальше уж как повезет. Не обязательно быть из богатой семьи, чтобы попасть в «Формулу-1». Но действительно, если есть какая-то поддержка, то раскрыться таланту будет проще. Правда, если он на самом деле есть.

- Сколько вас в семье?

– Нас трое, я – средний, у меня еще есть младшая и старшая сестры.

- Кто сегодня оказывает тебе финансовую поддержку? Родители?

– Я начинал с деньгами родителей. Но когда пришел в «Формулу-3», то уже на второй год участия в этом чемпионате у меня были спонсоры.

«Родители не хотели, чтобы я стал гонщиком, но в 18 лет я вернулся в автоспорт»

- Решение заняться автоспортом было связано со славой дяди Айртона Сенны?

– Я начал гоняться с раннего детства, когда мне было всего 5 лет. Мне очень нравилось. Но когда случилось то страшное горе в нашей семье, перестал. Не потому, что сам не хотел. Мне запретила семья. Родители не хотели, чтобы я стал гонщиком. Но потом, уже в 18 лет я, все же вернулся в автоспорт, потому что я люблю гоняться.

- После той трагедии, гибели дяди, сколько времени ты не садился за руль машины? Сколько времени не смотрел гонки?

– Для меня та авария была шоком. Потому что он был для меня образцом, был тем, кто меня вдохновлял… И вдруг его не стало. Но я все равно хотел быть гонщиком. Я должен был остановиться, потому что… мне надо было остановиться. Так хотела вся наша семья. Так что за руль гоночной машины после того страшного дня я уже не садился. Но продолжал смотреть гонки, продолжал ими интересоваться, потому что я их обожал. А вот самому гоняться пришлось прекратить, потому что у меня не было возможности поступить по-другому.

- Бог для бразильцев значит очень много. Как с этим в твоей жизни?

– Я верую в Бога, и он для меня тоже очень многое значит.

- В России многие люди знают об Айртоне Сенне. Но есть уже и те, кто следит за спортивными успехами Бруно Сенны. Что бы ты хотел сказать своим почитателям?

– Мне приятно узнать, что Россия, у которой до Виталия Петрова не было пилотов «Формулы-1», так интересуется этими гонками. Надеюсь, в моей карьере все сложится, я хочу приехать и выступить на Гран-при России.

- А ты уже бывал в России?

– Ни разу. Еще не было такой возможности.

- Почему ты живешь именно в Монако?

– Это фантастическая страна, прекрасный климат. И многие друзья живут в Монако.

- Напиши на португальском языке, чтобы ты хотел пожелать российским читателям?

– Forca e Suporte!! Torcida! Um abraco. Bruno Senna. 09-09-2011 (Сила и Поддержка!! Торсида! Обнимаю. Бруно Сенна).

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы