Блог Будни интроверта

«Одна ночь со мной, и он не будет геем». Воспоминания американского игрока в хоккей с мячом. Часть 3

В феврале я побывал в Миннесоте, где посетил матчи Чемпионата США по хоккею с мячом. В ходе визита я познакомился со многими представителями американского хоккея с мячом. Один из них – Крис Миддлбрук. Крис занимается хоккеем с мячом с 1980 года – момента появления вида спорта США. Он играл за сборную Соединённых Штатов, был её капитаном, а позже тренером, стал первым североамериканцем выступавшим в чемпионате Швеции. Сейчас он является президентом Федерации хоккея с мячом США.

Крис подарил мне свою книгу, изданную в 2019 году: «Хроники хоккея с мячом. Моя страсть к забытому спорту». Книга состоит из 118 рассказов, в которых Миддлбрук делится своими воспоминаниями, накопленными за 40 лет. Дух товарищества, дружба между русским и американским народами, семейные ценности и хоккей с мячом, связывающий между собой все эти интересные, порой нелепые, истории.

На данный момент, книга существует только на английском языке, поэтому я решил перевести некоторые главы, в которых Крис делится впечатлениями о СССР/России, дружбе с хоккеистами и общении с жителями Советского Союза/России.

В третьей, заключительной, части вы прочитаете истории о взаимоотношениях американцев с русскими девушками, дружбе Криса Миддлбрука с Борисом Скрынником, мечте Криса посетить Нью-Йорк, взаимной любви русских и американских народов.

Материал публикуется с разрешения автора.

Первая часть тут, вторая - тут.

***

МИКАЭЛЬ ЛЮБИТ СВЕТУ (2005)

Осенью 2004 года, холодильная установка, создающая лёд на катке «John Rose Oval» в Миннеаполисе работала неисправно. Её нельзя было починить быстро. Проведение сезона 2004-2005 годов теперь зависело от того, насколько холодной будет зима в Миннесоте. Холода пришли позже, и льда не было где-либо до Нового года. Североамериканский кубок и первая часть сезона Чемпионата США были отменены. Наконец, температура стала достаточно холодной для формирования натурального льда на «John Rose Oval». В дополнение, администрация Миннеаполиса решила сделать второй каток в парке Киуэйдин. Они залили поле, но бюджета было недостаточно для того, чтобы сделать качественный лёд. Так что ледяная поверхность перемешалась с грязью, а изо льда торчала горка питчера.

Парк Киуэйдин с его тусклым освещением был местом, где сборная США тренировалась 3 недели перед тем, как отправиться на Чемпионат мира 2005 года в Казани. Это было лучше, чем отсутствие льда вообще, не намного. Вследствие чего, это была наименее подготовленная сборная США когда-либо. Дальше – хуже.

Яспер Фельдер, он же Максимка, порвал подколенное сухожилие на соревнованиях по скоростному спуску на коньках (Фельдер является семикратным победителем «Red Bull Crashed Ice» – прим.). Он выбыл. 4 декабря нападающему Крису Прейсу, игравшему в Швеции, попали мячом в левый глаз. Как итог – ему сделали три операции, и он провёл месяц в больнице. В Казани он будет играть, будучи слепым на один глаз. Новоиспечённый гражданин США Микаэль Сандберг за пару месяцев до чемпионата сломал лодыжку, играя в футбол, и полностью не восстановился, но он тоже будет играть.

Казань – бывшая столица Казанского ханства. Сегодня является столицей Республики Татарстан. Город расположен на слиянии рек Волга и Казанка. Хотя наименование Казань кажется пришедшим из книги о Гарри Поттере, считается, что имя происходит от булгарского слова, обозначающего котёл. Прибыв в Казань, команда США обнаружила, что это большой город с множеством автомобильных пробок. Стадион и наш отель находились в противоположных частях города – час езды на автобусе в одну сторону.

Дорога, казалось, занимала дольше времени, так как на льду мы не добивались большого успеха. В игре против Казахстана нашей задачей было не пропустить в первые десять минут – если мы сделаем это, то сможем бороться на равных в течение всего матча. Игра начинается с паса назад в направлении Стива Нельсона, правого полузащитника. От клюшки Стива мяч отскакивает прямо к казахскому игроку, который катиться к нашим воротам и забивает гол. Шла восьмая секунда матча. Нападающий Бен Хендрикс берёт мяч и катится к центру поля. Он огорчён. Судья свистит, разрешая продолжить игру. Бен пасует назад настолько сильно, насколько он может. Однако, передача получается без адреса. Мяч пересекает лицевую линию, Казахстан зарабатывает угловой. Они его реализуют. Спустя 45 секунд после начала матча мы проигрываем 2-0. К сожалению, нельзя нажать кнопку «переиграть».

Последняя игра была против Белоруссии. К ним присоединились новые игроки, которые выступали в российской Суперлиге. Скорее всего, никто из них даже не был в Белоруссии. Во время матча температура была 0 градусов по Фаренгейту, -18 по Цельсию. Всем игрокам холодно. Всем, за исключением Криса Холдена. Он не может понять, что он чувствует. У него температура 39 градусов и с него обильно течёт пот. Несмотря на это, он дрожит так, будто замерзает до смерти. В любом случае, он играет в матче.

Полузащитник Микаэль Сандберг, только восстановившийся после травмы, впервые играет за сборную США после получения американского гражданства. Он родился в городе Ваггерюд, Швеция. В 1987 году, будучи подростком, он участвовал в товарищеской игре между сборной США и командой «Ваггерюдс». Я тоже играл в том матче и травмировал колено. Восемнадцать лет спустя, он играет за сборную США, а я его тренер. В промежутке Микаэль стал чемпионом мира с юниорской сборной Швеции в 1992 году и чемпионом Швеции с «Ветландой» в 1995 году.

Микаэль Сандберг на заднем плане

Сейчас, в Казани, как и всегда на турнирах в России, у каждой команды есть атташе. В основном атташе являются молодые девушки, в совершенстве владеющие английским языком. Работа со сборной США наиболее желанна, поэтому с нами в очередной раз работает мужчина средних лет. Но это не останавливает других атташе от внимания к американским парням. Светлана Климова работала атташе для Международной федерации хоккея с мячом. Микаэль встретил Светлану, когда она помогала менеджеру сборной США Магнусу Сколду в банке.

Тем временем, полузащитник Бобби Скотт привлёк к себе пристальное внимание другой молодой девушки-атташе. Она проявляет сильное влечение к Бобби, но он не отвечает взаимностью. Она неотступна. Субботним вечером в ночном клубе она признаётся нам в своей любви к Бобби. Она отклоняет каждую причину, которую мы ей говорим, объясняя, почему она и Бобби не будут вместе. Мы используем последнюю хитрость – ложь. Мы говорим ей, что Бобби гей.

«Одна ночь со мной и это изменится», – её ответ. Она никогда не получила шанса.

На другом конце ночного клуба, за другим столиком, роман Микаэля и Светланы расцветает. Они впервые целуются. Микаэль теперь зовёт её Света. Она овладела его сердцем. По окончании турнира сборная США вернулась домой, но в апреле, Микаэль летит в Москву, чтобы встретиться со Светой. В августе Микаэль увольняется со своей работы и переезжает в Казань. Он поступает в университет и играет за «Ракету» в российской Суперлиге.

Он также переезжает в квартиру Светы. Светина мама одобряет это только после того, как Микаэль обещает сделать предложение Свете выйти за него замуж. Он делает его 2 октября 2005 года, спустя восемь месяцев после их первой встречи. Свадьба состоялась 11 февраля 2006 года в Стокгольме, сразу после того, как Микаэль сыграл на своём втором Чемпионате мира по хоккею с мячом. Микаэль и Света начинают совместную жизнь, которую можно описать, как долгую и счастливую.

В феврале 2011 года Чемпионат мира по хоккею с мячом снова проходит в Казани. Я снова там как главный тренер сборной США. Перед началом матча против Швеции, я вижу её, девушку Бобби, стоящей на трибуне в первом ряду.

Она подходит ближе и спрашивает голосом, полным надежды: «Бобби здесь?»

«Нет. В этом году Бобби не в команде».

Не произнеся ни слова, она разворачивается и направляется к выходу со стадиона.

НЬЮ-ЙОРК (2015)

Благодаря хоккею с мячом я семь раз был в Москве и ещё 15 раз в различных уголках России, включая Архангельск, Казань, Ульяновск, Иркутск, Абакан, Хабаровск. Но ни разу не был в Нью-Йорке. Однажды я почти там оказался. В феврале 2015 года, мы с Кэти были в городе Трой, штата Нью-Йорк. Мы посещали нашу дочь, Делейни, и смотрели её игру за женскую хоккейную команду Политехнического института Ренсселера.

У нас был свободный день, и мы собирались поехать на поезде из Трои в Нью-Йорк. До того момента, как я посмотрел на карту. В двух часах езды от Трои находится Куперстаун. Там располагается Национальный зал славы бейсбола, посещение которого находится в моём списке желаний. Кэти сказала «да». Нью-Йорку придётся подождать.

В Куперстауне мы погрузились в историю бейсбола во всей её красе. В зале с табличками каждого члена Зала славы, висящими на стенах, Кэти ушла вперёд. Я же изучал каждую табличку, каждую легенду, одну за другой: Бейб Рут, Тай Кобб, Джеки Робинсон. Кэти вернулась ко мне.

«Там есть игрок, ты не поверишь какое у него имя, – сказала она. – Ты поймёшь, когда увидишь его».

И я понял. Я не верил этому, даже когда мои глаза сфокусировались на табличке с именем игрока, родившегося 10 апреля 1897 года и умершего 22 октября 1927 года. Кэти, или Кэтрин Янг Миддлбрук, стояла рядом со мной, пока я с удивлением пристально вглядывался в табличку: Росс Миддлбрук Янгс.

Да, Росс – Янгс, а Кэти – Янг. Не важно. Этот счастливый случай всё ещё великолепен.

Спустя полтора месяца я снова оказался в России на очередном Чемпионате мира по хоккею с мячом. Я возвращался туда в 2016 и 2018 годах. Уверен, однажды я всё-таки посещу Нью-Йорк.

МОЙ УЖИН С БОРИСОМ (2015)

В 2015 году после игры США – Норвегия на Чемпионате мира по хоккею с мячом в Хабаровске, Борис Скрынник пригласил меня и Магнуса Сколда на обед. Борис – президент Международной федерации хоккея с мячом. Он родился в 1948 году в Архангельске, с 1968 по 1979 года выступал за «Водник». В определённый момент он стал очень успешным бизнесменом. Вначале 2000-х он стал полноценным русским олигархом. Я и Магнус вышли с Борисом с арены в сопровождении охранников и Леонида, переводчика Бориса. Два седана «Мерседес-Бенц» ожидали нас. Мы поехали в самый лучший ресторан Хабаровска, в котором подавали морепродукты. Он был пуст. Весь персонал ресторана был в нашем распоряжении. Что же мы будем пить? Магнус просит следующее:

  • Пиво
  • Вино
  • Водка
  • Шампанское
  • Коньяк

И мы это пили. Не одновременно, конечно. Есть протокол, последовательность.

Что же мы будем есть? Морепродукты, конечно:

  • Крабы
  • Раки
  • Морские гребешки
  • Креветки
  • Лосось
  • Разновидности рыб, о которых я даже не слышал.

«Ещё краба, Крис?» – спрашивает Борис, и лично кладёт полкило свежего мяса краба на мою тарелку.

Приём пищи окончен, настало время для кофе. Мой желудок полон, но мне отчаянно необходим кофеин. Принесли кофе. Я сделал глоток. Кофе, однако, встречает сопротивление, когда течет в мой пищевод. Я непроизвольно кашляю. Я достаточно быстро закрыл рот, но кофе полон решимости сбежать. Когда рот закрыт, есть только один способ выбраться наружу. Брызги коричневых капель появились из моего носа. Они падают на белую льняную скатерть в поразительном геометрическом рисунке. В ужасе я смотрю на Леонида. Он спокойно заявляет:

«Я понятие не имею, как это перевести».

Я смотрю на Бориса, с благодарностью замечая, что ни одна из брызг не упала на него. Борис несколько секунд сидит тихо, а потом заливается смехом.

«No problem, Chris. No problem».

Это не первый раз, когда Борис сказал мне «no problem, Chris». В 2012 году на Чемпионате мира в Казани я спросил его, может ли мой сын Иэн потренироваться с российской командой. Он устроил для Иэна стажировку в архангельском «Воднике». Иэн присоединился к «Воднику» в июле на десятидневном летнем тренировочном сборе в Финляндии, а затем в Архангельске, куда он приехал на свой 21-й день рождения. Следующие 4 месяца Иэн провел с «Водником» – это был опыт, изменивший его жизнь. Кэти и я хотели сделать больше, чем просто сказать Борису спасибо. Но как? Борис – человек, у которого есть всё.

Летом 2012 года мы нашли способ. Ваня, сын Бориса, провёл 6 недель с нами в Миннеаполисе, в том числе встретил свой 16-й день рождения. Осенью 2014 года, Ваня снова жил с нами в течение четырёх месяцев во время обучения в старшей школе Академии Миннехаха.

У этой истории есть начало, которое я приберег напоследок. В октябре 2006 года, Магнус Сколд и я привезли юношескую сборную США в Москву. Иэн был в этой команде. Мы были гостями московского «Динамо», их президента Виктора Захарова и, конечно, Бориса Скрынника. Они покрывали все наши расходы, пока мы находились в Москве. Нам даже предоставили домашнюю и гостевую форму. Название нашей команды? «Миннесота Динамо». Мы сыграли три игры: две против юношеской команды «Динамо» и одну против команды, составленной из ветеранов «Динамо» и представителей команды московской прессы.

Игры проводились в ледовом дворце «Крылатское» – арене для хоккея с мячом и конькобежного спорта, вмещающей около 7 тысяч зрителей. «Крылатское» – это футуристический дворец, видимо, разработанный архитекторами из будущего. У президента России Владимира Путина есть собственный офис в «Крылатском», возвышающийся над ледовой площадкой. Одна из комнат заполнена всеми удобствами, в том числе там есть стол для бильярда и бар. Другая является офисом.

«Ты бы хотел посмотреть на офис Путина?» – меня спросил Виктор Захаров. В дополнение к работе с московским «Динамо», генерал-майор Захаров был руководителем Управления ФСБ по Москве и Московской области. ФСБ означает Федеральная служба безопасности. Организация, более известная под своим прежним наименованием – КГБ.

«Да, хотел бы».

Магнус и я вошли в офис вместе с Виктором и Борисом. Здесь находятся стол и стул, на котором сидит Путин, напротив него ещё несколько стульев и два дивана.

«Хочешь сфотографироваться сидя на стуле Путина?» – Виктор спрашивает меня.

«Да, хочу», – отвечаю я.

«Быстро, неси свою камеру».

Я вернулся с камерой и дал её Виктору. Я сел на стул Путина, а Виктор приготовился снимать. Меня резко снимают со стула охранники и предупреждают, что это запрещено. Однако нам разрешили сделать совместную фотографию Бориса, Виктора, Магнуса и меня, сидящих на одном из диванов.

Отличная фотография. Когда я вернулся домой в Миннесоту, я вставил её в рамку и повесил в моём офисе. Несколько лет спустя у меня была встреча с клиентом. Она была русской. Я показал ей фото и спросил, узнаёт ли она кого-нибудь, кто изображён на фотографии. Я думал, что она могла видеть лица Виктора или Бориса, главы московского ФСБ и олигарха, в газете или по телевизору. Она смотрела на фото несколько секунд.

«Да, – сказала она. – Это Магнус».

Я был в изумлении.

«Вы знаете Магнуса?»

«Да, – отвечает она. – У нас были непродолжительные отношения. Он был очень чувственным».

Моя челюсть отвисла.

ВЗАИМНОЕ ЧУВСТВО (2016)

Река Волга для России то же самое, что река Миссисипи для Америки. Матушка Волга превозносится в русском фольклоре и литературе. Множество великих русских городов расположены на её берегах, пока река течёт до впадения в Каспийское море: Казань, Нижний Новгород, Астрахань, каждое имя звучит более экзотично, чем предыдущее.

Также нужно упомянуть про Ульяновск – место рождения Владимира Ильича Ленина. Ленин не был хоккеистом, но Ульяновск – хоккейный город. Местный клуб – «Волга». Команда основана в 1934 году, в настоящее время соревнуется в российской Суперлиге. Стадион, на котором изначально играла «Волга», был построен в 1920-х годах. Сейчас он располагается в обедневшем и неухоженном районе Ульяновска. Хоккейный клуб переехал в спортивный комплекс «Волга» – крытую арену с искусственным льдом. Но старый стадион всё ещё существует.

Национальная команда США прибыла в Ульяновск 31 января 2016 года, за день до первой игры на Чемпионате мира против сборной Латвии. В этот же вечер, американцы проводили тренировку на старой арене, окружённой высоким забором из сетки-рабицы и имеющей только один вход. По округе быстро распространились новости: сборная США тренируется на старом стадионе. Через полчаса сотни людей стояли за забором. Большинство из них видели американцев только по телевизору, лично – никогда.

Наш атташе Алекс подошёл ко мне:

«Меня спрашивали, могут ли люди войти на стадион, чтобы посмотреть тренировку», – сказал он. Я был не против.

Вокруг льда столпились жители района – молодые парни и девушки, мужчины и женщины, даже мамы с детьми в колясках. От них исходило возбуждение, и американские парни, которых захлестнуло волной человеческих эмоций, чувствовали эту энергию. Когда тренировка закончилась, охрана начала отодвигать людей в направлении выхода. Я вмешался:

«Позвольте им остаться», – крикнул я. – Парни хотели бы встретиться с людьми».

Когда американские хоккеисты стали покидать лёд, их окружили жители Ульяновска. Они пожимали руки, дружески били по спине, делали фотографии, брали автографы. Это не был односторонний контакт. Американские парни были также воодушевлены, как и люди, с которыми они общались. Мужчина 60-ти лет подошёл ко мне и Алексу. Он не богатый и не утончённый, но он гордый человек: горд за себя и горд быть русский.

 «Это то, как и должно быть, – заявляет он. – Наши лидеры, наши страны могут не любить друг друга. Они могут говорить нам, что мы не должны любить вас. Но нам, народу, всё равно о том, что они говорят. Мы и вы – друзья. Люди всегда будут друзьями. Это прекрасно».

И это прекрасно.

Четыре дня спустя США играет против России в четвертьфинале Чемпионата мира. Матч проходит в городе Димитровград, что в 80 километрах от Ульяновска. Семь тысяч русских заполнили бетонные трибуны и пространство вокруг льда. Толпа существует словно, как единый объект. После каждого из первых девяти голов россиян, стоит оглушительный шум:

«Россия, Россия, Россия!»

США забивает, счёт становится 9-1. Толпа замолкает. Я и тренер Крис Холден сходимся во мнение, что тишина должна закончиться. Мы выходим со скамейки и разворачиваемся к трибунам. Используя руки, мы призываем толпу признать гол американцев. Толпа отвечает, сначала тихо, а затем громче, постепенно переходя в рёв:

«США, США, США!»

Когда американцы забивают второй гол, толпу не надо поощрять. Гармонично возносится «США. США».

Когда игра закончилась, полиция выстраивается в ряд, не позволяя людям вырваться на лёд. Игроки США же наоборот катятся к кромке льда и шагают в толпу. Это гораздо больше, чем дипломатия и доброжелательность. Между двумя народами течёт река дружбы и радости. Только спустя полчаса американские игроки смогли уйти в раздевалку. Они знают, что сыграли тяжёлый матч против русских. Но также они знают, что это послематчевое общение с жителями Димитровграда, русскими людьми, останется с ними до конца их жизни.

Группа полицейских стояла рядом с нашим автобусом, который должен был везти нас назад в Ульяновск, пока мы садились в него. Один из них, капитан, стоит с маленькой девочкой, его дочкой. Я снял шарф «USA Bandy» с моей шеи и подарил его девочке. Капитан кладёт её руки вокруг меня, и она крепко обнимает меня. Она говорит со мной с чувством, которое исходит от тысячи россиян, которые пришли на игру и общались с американскими игроками после.

«Мы любим вас!» – восклицает она.

Это чувство, безусловно, взаимно.

«Мы тоже любим вас!» – отвечаю я, в то время как она снова обнимает меня.

***

«У нас с русскими всегда были дружественные отношения». Я побывал на хоккее с мячом в США

«Я хочу в Советский Союз». Воспоминания американского игрока в хоккей с мячом. Часть 1

«Тебе пора покинуть страну». Воспоминания американского игрока в хоккей с мячом. Часть 2

Фото: usabandy.com (1-3, 6); wikipedia.org (4); личный архив Криса Миддлбрука (5, 7).

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья