Блог Спорт и Петербург

Суррогатные клубы. Почему в СКА нет воспитанников петербургского хоккея

Теги СКА Хоккей

Коньки на новые рельсы

КХЛ и НХЛ – лишь вершина айсберга, под которым существует многочисленные лабиринты ледовых хитросплетений. И только те немногие, кто грамотно пройдет каждый из имеющихся закоулков, в итоге окажется на этой вершине.

С младых ногтей хоккеист – человек несвободный. С десяти лет, момента, когда родители подписывают за чадо договор на обучение, права на него переходят ДЮСШ. Ни для кого не секрет, что хоккей – один из самых дорогих видов спорта. Накладен он не только для родителей, на кошелек коих самым тяжким грузом падает забота об экипировке, но и клубам, растящим юных мастеров.

Воспитание хоккеиста в некоторых ДЮСШ уже не ограничивается тренировками и играми. На их базе образовываются целые интернаты, где дети проводят по пять дней в неделю, занимаясь не только спортом, но и получая программу школьного образования. Помимо аренды льда, множества переездов, работы тренеров клубы тратятся и на оклады преподавателям.

Разумеется, делается это неспроста. Если в Северной Америке хоккей на всех уровнях уже давно отлаженная бизнес-система, Россия только пытается перестроиться на эти рельсы. Причем, детско-юношеские спортшколы в этом стремлении, зачастую, более успешны, чем элитные клубы КХЛ, которые за исключением рижского «Динамо» убыточны.

Вот только клубы из регионов в дальнейшем могут потерять интерес растить будущих «малкиных» и «дацюков»…

Юные мигранты

Переходы игроков вроде Александра Радулова из «Салавата» в ЦСКА или Владимира Тарасенко из «Сибири» в СКА становятся топовыми новостями информационных лент. Однако не каждый знает, что мигрировать из клуба в клуб хоккеисты начинают довольно рано. В поисках лучшей доли или в погоне за более выгодными условиями обучения совсем юные мастера клюшки и шайбы на пути своего становления могут сменить ни одну команду, а вместе с ней и город.

Сформировавшееся в советское время мнение, что лучшие хоккейные секции базируются в Москве, за десятилетия не сильно изменилось. Как только родители видят, что их чадо имеет определенные задатки, они, в большинстве своем, стараются перевезти его в столицу.

Помимо спортивных показателей – а у Москвы сильнейший в стране чемпионат города – это еще и финансовая выгода тамошним клубам. За выбранного в первом раунде драфта КХЛ 17-летнего хоккеиста, клуб, которому он приглянулся, должен выплатить выпустившей/подготовившей его ДЮСШ 3 млн. рублей.

Простая математика

Собирать перспективных ребят по всей стране еще и неплохой бизнес. Отступные по передаче прав на уровне ДЮСШ стоят куда меньше трех «лямов». Максимальная сумма компенсации за переход 16-летнего хоккеиста из одной школы в другую - 700 тыс. рублей. А после изменений в Положении о переходах юниоров ФХР, внесенных 5 июля 2013 г., и на эти деньги ДЮСШ могут рассчитывать не всегда.

Теперь цифра варьируется исходя из количества сезонов, проведенных хоккеистом за конкретный клуб. Один чемпионат в ДЮСШ для ребят, играющих в Первенстве России (старше 14 лет) - 100 тыс. рублей, в первенствах регионов – 50 тыс.

Впрочем, финансовый аспект волнует региональные ХК в меньшей степени. Куда печальней для них, что игроки, в коих не один год вкладывалась работа тренера, создавались условия для роста – начиная от аренды льда, заканчивая питанием – могут идти на все четыре стороны, если взрастившему их клубу перечислена озвученная ФХР сумма.

И что самое любопытное: количество таких переходов никак не ограничивается. То есть при желании, подкрепленном возможностями, можно увести разом всю команду. Такой подход, правда, актуален, в случае, если команда успешная. Но поскольку в юношеском хоккее редко встретишь 22 первоклассных игрока, разбирают лучших.

В положении о переходах юниоров ФХР нет такого понятия, как «уровень хоккеиста», в целом довольно расплывчатого. И что ты набрал 114 очков в 32 матчах, что два с половиной в 64-х – при прочих равных (возраст, отыгранные за клуб сезоны) цена тебе одна.

Игроки четвертых звеньев мало кому интересны. Хотя существует немало примеров, когда «серые» хоккеисты, получая после ухода лидеров больше игрового времени, вырастают в первоклассных игроков. Но тут должна удачно лечь карта, что происходит нечасто.

Почему СКА играет без питерцев

Для петербургского хоккея переходы маленьких спортсменов из клуба в клуб – явление частое. Но на какой бы городской школе они в итоге ни остановились – СКА, «Серебряные Львы» или любой другой - ребята остаются в системе питерского хоккея, откуда, по идее, должны планомерно, путем естественного отбора, подтягиваться к СКА. Другое дело, когда игрок переезжает в другой город…

А имеющаяся в хоккейных кругах систематичность подобного процесса явно не способствует росту уровня городского хоккея, в частности – питерского.

Воспитанников ленинградского, а позже петербургского хоккея, вышедших в итоге на мировой уровень, можно пересчитать по пальцам двух рук. В составе СКА, ежегодно претендующего на выигрыш Кубка Гагарина, местных кадров еще меньше. В нынешнем созыве – один Антон Малышев, да и тот из Колпино. Дыра, образовавшаяся в хоккее волею перестройки, до сих пор напоминает о себе. Впрочем, хоккейные школы Ленинграда никогда не славились на Союз.

Но даже когда хоккей в Питере стал поистине семейным видом спорта, а город получил неофициальный статус столицы российского хоккея и в детско-юношеские школы хлынул поток желающих стать новыми «ковальчуками», создается почва, на которой растащить перспективных воспитанников задолго до их совершеннолетия по другим регионам достаточно просто. Причем, благодаря нововведениям ФХР – еще и в уцененной форме.

Заградительная сумма

В некоторых случаях клуб, воспитавший игрока, может вовсе остаться у разбитого корыта. Согласно Положению о переходах юниоров ФХР, сменив в документе, удостоверяющем личность, территориальную прописку, хоккеист может беспрепятственно покинуть «родные пенаты», перебравшись в другой город.

Особо предприимчивые тренеры наловчились пользоваться этим нюансом, предлагая прописать родителей и их юное дарование, к примеру, в своей иногородней квартире, обсудив попутно и «цену вопроса». Клуб в лучшем случае сможет довольствоваться так называемой отложенной компенсацией. Она полагается, если хоккеист, по тем или иным причинам не прижившийся в новой команде, уходит в третий коллектив с выплатой компенсации или заключает первый профессиональный контракт.

Ежегодные расходы на одного игрока ДЮСШ составляют порядка 250-300 тысяч рублей. Что, соответственно больше, чем 100 тыс. отступных за один сезон. Да и прежняя сумма в 600 тыс. вне зависимости от количества сезонов, проведенных в клубе – далеко не те деньги, в какие обходится хоккеист «с нуля». В то же время она служила некоей заградительной суммой от перебежек туда-сюда. Не каждый клуб может позволить себе ею бросаться. А выплатить 50-200 тыс. отступных по силам многим.

- Прежде всего, мы заинтересованы в появлении на большом льду наших воспитанников, создании сильной команды. Но на практике, как только наш игрок доходит до уровня сборной России - тут же оказывается в другом клубе. И зачем, спрашивается, мы работали?... - говорит директор клуба МХЛ «Серебряные Львы» Алексей Попов. – У нас частный клуб. Благо, есть меценаты, готовые вкладывать деньги в подготовку петербургских хоккеистов. Но и спрос за проделанную работу никто не отменял. А результат заключается даже не в месте, занимаемым командой в турнирной сетке, а в количестве вышедших на профессиональный лед воспитанников клуба.

Москва решает

Любопытно, что согласно новым правилам перехода игроков, все дела рассматриваются комиссиями тех федераций, куда переходит хоккеист. И, конечно, самой загруженной на этой ниве является Федерация хоккея Москвы, в клубы которой, собственно, рвется большинство «периферийных» хоккеистов.

Региональные ХК ее постановлениями редко остаются довольными: получил отступные – отпускай игрока в столицу, чьи спортшколы впоследствии будут рассказывать о великолепно проделанной работе.

- Как только пять игроков «Серебряных Львов» 1998 г.р. доросли до расширенного списка сборной, они оказались в московском «Динамо», - разводит руки в стороны Попов.

- Мы еще официальных запросов на переход не получили, а «Динамо» уже «ехал» с этими игроками на наш турнир памяти Пучкова, чтобы проверить их в матчах против своего же бывшего клуба, оставшегося без ведущих игроков. Переход на тот момент не был подтвержден, играть ребята не имели права. Тем не менее, у «Динамо» хватило совести прислать заявку с таким составом.

Метод «совка»

Несмотря на то, что с момента развала СССР прошло 22 года, суть устройства хоккейного мира поменялась только на вершине айсберга, в КХЛ, где клубы любых регионов могут приобрести любого игрока – были бы деньги. Внизу, как и в былые времена, балом правят те, у кого есть «административный ресурс», примерно как ЦСКА 70-х, 80-х, чьи скауты, или, как говорилось в те времена – тренеры-селекционеры, выискивали лучших на бескрайних просторах отчизны, и перетаскивали их поближе к Кремлю.

Хотя, казалось бы, очевидно, что для развития хоккея по стране широким фронтом правильней закреплять права на игроков до момента достижения ими определенного возраста. В противном случае периферийные команды, получается, работают, словно суррогатные матери: выносили свое хоккейное дитя, довели до ума, а после вынуждены отпустить его на четыре стороны, взамен получив сумму по безналу.

И если Москва, как выяснилось недавно, все же резиновая, то мест под солнцем столичных клубов на всех, как ни крути, не хватит. «Не солоно хлебавши» игроки, как показывает практика, в родные пенаты возвращаются «на одном крыле» - с надломанными ожиданиями, в соответствующем моральном состоянии, для выхода из которого порой требуются годы.

Детская психика хрупка и восприимчива. Многие из перспективных ребят, в которых видели потенциальных звезд, хлебнув лиха, вовсе завязывали с хоккеем. Так что ответственным за чадо родителям стоит крепко задуматься, прежде чем выполнять за ребенка новый поворот…

Артур Наумов

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья