Блог Sabine Lisicki

История боления. А как вы стали болельщиком Сабины?

Закончилось лето, вместе с этим для меня как для болельщика закончился и последний турнир большого шлема 2013-го года. Быть может, такие есть и среди вас? Грустно? Конечно. Но, тем не менее, главная героиня этого блога заметно перекрыла своё прошлогоднее достижение, что может помочь Сабине впервые войти в топ-10 рейтинга WTA, благо защищать в ближайшие полгода придётся минимум очков.

Ну, это так, небольшой глоток позитива после не самого лучшего завершения Нью-Йоркского турнира. А речь я запланировал здесь вести о другом, как видно из заголовка. Поклонников таланта Лисицки в России стало довольно много, и мне бы хотелось поинтересоваться у вас, дорогие болельщики: а как вы, собственно, начали болеть за Сабину; какие её матчи вам больше всего запомнились, вошли в душу; каковы ваши впечатления от них и во время них?

Начну с себя, естественно (мой рассказ, правда, выходит за рамки заданных вопросов). Теннис на единственном доступном мне спортивном телеканале раньше показывали по большим праздникам, главный из которых намечался на майско-июньский период - да, речь о Ролан Гарросе. Каждый год я с удовольствием пользовался возможностью посмотреть за теннисными баталиями, проходящими на грунтовых кортах Парижа. Не был исключением и 2011-й, когда я наткнулся на третий сет матча второго круга с участием Веры Звонарёвой и какой-то неизвестной мне представительницы Германии. Тогда у меня сформировался некий круг элитных теннисисток, куда входило, наверное, порядка 10-15 человек. Загадочная немка со звучной фамилией к нему, само собой, не относилась, поэтому счёт 5:2 в третьей партии поверг меня в недоумение. Закончить тот матч с победно вскинутыми руками Лисицки, однако, не удалось: здоровье внезапно сказало «нет». И отрицание было настолько категоричным, что она едва дошла до сетки после финального розыгрыша, а покинула корт лишь с помощью носилок.

Эта ситуация вкупе с рассказанной комментатором историей о героическом возвращении после травмы не могла не вызвать у меня сострадание, которое вскоре преобразовалось в симпатию. Я следил за её продвижением в победном Бирмингеме, интересовался сеткой на Уимблдоне (благо удалось более-менее освоиться в теннисном пространстве интернета). Перспектива встретиться во втором раунде с действующей чемпионкой Парижа меня, естественно, не обрадовала, но, как оказалось, зря. Я думаю, все помнят эпичную концовку того восхитительного по накалу матча против На Ли. Однако, так уж сложилось, что этой фантастики в прямом эфире я не увидел, отдав предпочтение матчу Шарапова – Чакветадзе. Почему? Я симпатизировал Сабине, но не до такой степени, как россиянкам. А может, просто боялся признаться себе в обратном. Так или иначе, первой её победой, которую увидели мои глаза, был четвертьфинальный матч против Марион Бартоли (ах, как хотелось бы такого же развития событий в их матче и на нынешнем Уимблдоне!). Вышло, что первой и на долгое время единственной, хотя итог полуфинального матча Шарапова – Лисицки меня скорей порадовал, чем наоборот.

Уимблдонская сказка обладательницы вайлд-карда на этом закончилась, закончилась и первая часть моего рассказа.

Что же было потом? А потом я почему-то надолго забросил теннис. Весной 2012-го года вернулся, посмотрев пару матчей, но с удивлением пришёл к грустному выводу: он теперь не приносит мне того драйва, интереса, какие были ранее. В начале парижского турнира большого шлема – самого первого увиденного мною, самого любимого на тот момент – мои ощущения не изменились, а удивление переросло в тревогу, впрочем, довольно быстро сменившись безразличием. Но именно тогда наступил тот момент, когда я увидел в сетке турнира Сабину Лисицки, вспомнил её историю, её Уимблдон. Именно тогда у меня проснулось нескрываемое желание болеть за эту жизнерадостную блондинку, уже невзирая на национальную принадлежность. Лишь одно ограничение посетило тогда мои думы: везде, кроме Олимпиады, там – за своих.

Сабина из тоненькой ниточки, которая связывала меня с теннисом, сумела сплести крепкий канат

Первый матч в качестве реального болельщика немецкой теннисистки не принёс мне положительных эмоций от победы: Бетани Маттек-Сэндс тогда оказалась сильнее. Но это не столь важно. Главное, что у меня вернулись былые ощущения. Сабина из тоненькой ниточки, которая связывала меня с теннисом, сумела сплести крепкий канат.

И вот он, он – настал Уимблдон! Однако большого оптимизма не внушала и любимая трава, на которой Сабина сыграла два волнительных трёхсетовика против Бояны Йовановски и Слоан Стивенс. А дальше первая ракетка мира. Что там ловить? «А нечего», - подсказывал мне трезвый взгляд на вещи. Но именно этого матча я ждал с огромным нетерпением и какой-то очень детской надеждой. В те 2-3 дня, которые разделяли встречи против Стивенс и Шараповой, я много раз задавался вопросом: "зачем же я его так жду?". Но внятного объяснения не находил. Самый полный и красноречивый ответ дал волшебный понедельник. Это казалось чем-то космическим, но Сабина победила, несмотря на все травмы, вопреки всяким прогнозам, сделав меня невероятно счастливым. Даже сейчас, когда я пишу эту статейку, мурашки по коже бегут.

Я ждал в четвертьфинале Ким, но её вчистую переиграла Кербер, практически неизвестная мне Кербер. Уверенность Ангелики и счёт личных встреч с моей героиней говорили всё ещё переваривающему достижение Лисицки болельщику о том, что будущую соперницу с большим успехом можно назвать фаворитом в наступающем матче. Первая часть игры это полностью подтвердила: был проигран первый сет, была отдана и подача во втором – шансы на победу улетучивались со скоростью Усейна Болта. Но я верил, я верил в чудо, и Сабина вдруг начала трансформировать его из моего сознания в реальность. Она взяла подачу Кербер, отыграла матчболы, минибрейк на валидольном тайбрейке, вырвав, в конце концов, второй сет. И вот третья партия, и чудо всё ближе и ближе – остаётся выиграть один единственный гейм. Через многочисленные километры я упрашивал её подать на матч в том несчастном гейме, я бы отдал ей свои силы ради него, если бы мог… Но в этот момент, такое ощущения, кто-то забрал все силы у неё, и после двух проигранных полностью сломленной сопернице подач такая желанная победа уплыла... Я пережил эту игру от и до, испытал ту невероятную поляризацию эмоций, какую она подарила, и именно её я бы поставил на первое место в списке самых запоминающихся матчей, несмотря на грустный, да чего уж там - трагический исход.

Я очень хотел, чтобы Сабина увезла из Лондона медаль, пусть даже не в одиночке - в миксте, но главное – медаль

А дальше снова трава, снова Лондон, но теперь уже олимпийский Лондон. Всё шло по тому же сценарию, что и месяцем ранее. Но лишь до середины второго сета матча против Шараповой. Знаете, в тот момент у меня почему-то пропала вера в викторию, хотя ситуация имела диаметрально противоположные матчу с Кербер очертания. В итоге после упущенного второго сета, благо была такая прекрасная альтернатива, я переключился на любимое плавание. Периодически всматриваясь с надеждой в счёт теннисного матча, конечно. Не случилось...

Это поражение стало для меня одним из самых болезненных на Олимпийских играх. Что же до весенних мыслей о приоритете боления на Олимпиаде, спросите вы? Нет, тогда уже об этом не могло быть и речи: однозначно, Саби! Волну моего разочарования тогда увеличило фиаско Насти Зуевой на 100-метровке на спине – заплыв, которого я ждал полгода с мыслями о золоте. Но на этой негативной волне я вдруг вспомнил о парных матчах и с надеждой посмотрел на их сетку, увидев с блеском в глазах там дуэт Лисицки/Кас. Я очень хотел, чтобы Сабина увезла из Лондона медаль, пусть даже не в одиночке - в миксте, но главное – медаль. 1/8, четвертьфинал, полуфинал – и она уже совсем близка. Но волею судьбы именно немецкая пара проиграла два подряд чемпионских тайбрейка и стала четвёртой лишней.

Но мой интерес к теннису только возрастал, и его пик пришёлся на US Open 2012, который следует назвать самым ожидаемым теннисным турниром в моей жизни. Ожидания, однако, были обратно пропорциональны результатам, и, глубоко разочаровавшись, я забросил теннис, пропустив азиатскую серию турниров.

Ничего не получилось там и у Сабины, из-за чего уже к Australien Open она выпала из числа сеяных теннисисток, получив в первом круге ещё больший сюрприз, чем Сорана Кирстя, - Каролин Возняцки. Но к тому матчу я подходил с оптимизмом, благо игра на турнире в Брисбене этому сопутствовала.

Я хорошо помню тот день, когда мне пришлось проснуться в 6 часов утра и смотреть за игрой любимой теннисистки. Безоговорочная победа в первой партии вселила в меня уверенность в счастливом исходе, а второй сет, несмотря на провал в его начале, после отыгранного брейка её только утвердил  Однако на брейкпоинте во время подачи датчанки на сет мне пришлось оставить игру, как бы не хотелось обратного. Я уходил с уверенностью в победе – не во втором, так в третьем - ведь всё шло именно к этому. Полдня моё сознание находилось в состоянии томительного ожидания того момента, который подарит мне радость и облегчение. Но в экране монитора я увидел совсем не то, что желал, и мою душу мнгновенно окутала глубокая грусть, сопровождаемая треком «The Bereaved» группы Sylosis.

Необъяснимый провал после 3:0 в решающей партии, как я позже узнал, отправил Сабину в конец топ-50 женского рейтинга. По этой причине пришлось заявляться на мелкие турниры, жертвуя более крупными. На одном из них – в Паттайе - и был сыгран ещё один матч-триллер, имевший, пожалуй, не менее захватывающий сюжет, чем памятный четвертьфинал Уимблдона. По сути, Лисицки – Кириленко – это тот же Лисицки – Кербер, только в формате третьего сета со вступлением в виде первых двух. В роли Ангелики, к моему сожалению, тогда была Мария, а не Сабина.

Ряд побед над теннисистками, близкими к элитной десятке, проигранная, но захватывающая своим сценарием битва с Квитовой (во время которой от радости вскинутый кулак курьёзным образом остановила собственная челюсть) – это настраивало на оптимистичный лад перед главным турниром весны, таким особенным для меня как болельщика улыбчивой теннисистки из Германии. Но, к сожалению, в Париже было не до улыбок и мне, и Сабине. Всё, что нужно было делать Саре Эррани на протяжении большей части матча третьего круга – пару раз за розыгрыш возвращать мяч на сторону соперницы, а дальше она уже сама успешно отправит его в аут. «Это первый матч Сабины, при просмотре которого у меня в душе лишь однотонная грусть», - с горечью ловил я тогда себя на мысли. Попытка на камбек тогда всё-таки случилась – при счёте 0:6 1:5, разбавив во мне то однобокое состояние. Но попытка попыткой и остались.

Очень печально, но большой трагедии я из этого делал, потому что главным приоритетом сезона для меня был Уимблдон. Ради него я даже решил перенести кресло, которое смотрело вместе со мной за победами Сабины на прошлогоднем турнире, на то самое место. Спорт делает человека суеверным, что тут скажешь. Но Сабина в этот раз не сумела преодолеть даже барьер второго круга. О боже, что я тогда испытал! Здесь вы, конечно, смутились? Да, это был всего лишь сон. Но этот момент был пережит мною, как в реале. Мне становилось страшно от своих ожиданий. Слабая игра в Бирмингеме; сетка, из которой практически невозможно выйти живой, только увеличивали эти опасения.

Но в Лондоне, уже реальном Лондоне передо мной предстала совсем другая Сабина, сметающая на своём пути любых соперниц, будь то набравшая ход Веснина или Сэм Стосур. Но дальше Уильямс, Серена Уильямс – самая страшная из соперниц. «Кто, если не ты, Саби» - эта фраза огромное количество раз проматывалась в моей голове. Я был убеждён, что остановить летящую с гигантской скоростью комету способна только моя любимица. Счёт 6:2 в первом сете – это уже было очень сладким счастьем. Но девять проигранных подряд геймов, казалось, совсем сникшей сопернице постепенно перенаправляли моё настроение в противоположную сторону. «Неужели всё, неужели она уплывает?» - я уже смирился с этим, а Сабина взяла и совершила чудо - быть может, самое главное в своей карьере.

Для Сабины это была сказка, но сказка с несчастливым концом

Это победа снесла мне крышу, но находиться в состоянии эйфории было суждено недолго: свою роль сыграли очень неприятные жизненные обстоятельства, которые изрядно подпортили вкус той великой победы и Уимблдона в целом. К тому же, к следующим матчам я подходил с позиции едва ли не явного фаворита. «Как болельщик, я не заслужил эту победу», - такие вот интересные мысли возникали у меня во время финального матча. И были, наверное, верными: она бы выглядела какой-то обыденной, ни в коей мере таковой не являясь. Её и не случилось, а произошла копия уже упомянутого здесь матча с Сарой Эррани. Настоящие осознание уникальности момента длиною в матч пришло ко мне только после завершившего встречу эйса Марион Бартоли...

Для Сабины это была сказка, но сказка с несчастливым концом. Схожие очертания, наверное, имеет и рассказ о моей болельщицкой истории, которая, конечно же, продолжается.

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья