Блог PEDs & Drugs & Rock'n'Roll

«Полгода у меня была депрессия, я все время плакал». История велогонщика, который не принимал допинг

История французского велогонщика Кристофа Бассона, который выступал во времена Лэнса Армстронга.

Бассон начинал карьеру как маунтинбайкер, а затем перешел в шоссейный велоспорт. В 1995-м 21-летний Бассон выиграл «разделку» на чемпионате Франции и позже подписал контракт с командой Festina, известной по громкому допинговому скандалу на «Тур де Франс-98».

«С самого начала я знал, что происходит. Когда я подписал трехлетний контракт, генменджер сказал мне: «Ты молодой гонщик, поэтому в первые годы карьеры мы считаем, что тебе лучше не использовать тяжелый допинг – эритропоэтин или гормон роста. Но ты можешь применять более легкие вещи, например, кортизон».

Я ничего не принимал. Я дал ясно понять, что не заинтересован в допинге – ни в тяжелом, ни в легком. Думаю, это понравилось руководству. Каждую зиму во время сборов у меня были лучшие показатели, поэтому во мне видели потенциального участника «Тур де Франс».

Однако я испытывал давление. Когда в июне 1998-го дошло до подписания нового контракта, мне предложили два соглашения. В одном моя зарплата составляла 30 тысяч франков в месяц, в другом – 300 тысяч и использование эритропоэтина», – вспоминал гонщик в 2012 году.

Бассону не пришлось делать выбор. В июле таможенники нашли в машине Festina шприцы, ампулы со стероидами и эритропоэтином и прочим. В процессе полицейского расследования выяснилось, что единственным гонщиком, не использовавшим запрещенные препараты в команде, был Кристоф Бассон. Об этом говорили и его партнеры. Бассон получил прозвище Mr Clean.

«Мне смешно, когда другие гонщики говорят о том, что частота проверок должна измениться в меньшую сторону. Правда заключается в том, что они должны изменить свое поведение. Они говорят о «двухскоростном велоспорте», но последние три года именно я выступал на меньшей скорости. Они разрушили три года моей карьеры, и я ни разу ничего не сказал», – говорил Бассон.

В 1999-м Бассон подписал контракт с Française des Jeux. В июне Кристоф из отрыва выиграл заключительный этап «Критериум дю Дофине Либере» и вошел в состав команды на «Большую Петлю». Во время «Тур де Франс» газета Le Parisien предложила ему вести колонку о гонке.

Первые записи были безобидными. Бассон даже встал на сторону пелотона, когда на одном из первых этапов был установлен рекорд скорости. «С ветром, какой был у нас, это нормально – ехать так быстро». 13 июля Лэнс Армстронг выиграл горный подъем на Сестриере, и манера, в которой это сделал американец, шокировала Бассона. Он написал о своих допинговых подозрениях.

На 10-м этапе «Тура», с финишем на Альп д’Юэз, никто с ним не разговаривал. Француз решил атаковать, но его атаку поймали. Все гонщики, которые проезжали мимо Бассона, пристально смотрели на него. Затем к нему подъехал Армстронг.

«Он взял меня за плечо, потому что знал, что все будут смотреть на нас. В этот момент он понимал, что может показать, кто здесь главный. Он остановил меня и сказал, что я говорю неправду, что мои слова вредят велоспорту, я не должен был этого говорить, у меня нет права быть профессиональным гонщиком, что я должен покинуть «Тур» и велоспорт... Потом шесть месяцев у меня была депрессия. Я все время плакал. Мои дела были очень плохи».

Во время телеинтервью  Бассона гонщик из его собственной команды крикнул: «Думай, что говоришь!» Бассон сошел с «Тура», партнеры по FDJ не пожали ему руку во время расставания и отказались делить призовые. «Кристоф Бассон выступает только ради себя, и никогда не работал на благо команды», – говорил гонщик FDJ Ян Хавьер.

«Если в чем-то и была моя ошибка, то она заключалась в том, что я ожидал поддержки от других. Я знал, что многие парни перестали применять эритропоэтин и хотели перемен. Подозреваю, что некоторые гонщики по-прежнему использовали кортизон, поэтому чувствовали, что не могут показывать пальцем».

В конце сезона Бассон ушел из FDJ и подписал контракт с небольшой командой Jean Delatour. Однако гонения на Бассона не завершились. С ним не здоровались и не общались. В 2001-м на гонке «Четыре дня Дюнкерка» несколько гонщиков, в том числе его прежние партнеры, попытались свалить Бассона в канаву. «Становилось опасно, и я понял, что не стоит продолжать карьеру». Ему было 27 лет.

После завершения карьеры Бассон стал работать учителем физкультуры, а затем получил приглашение в министерство спорта Бордо – его должность связана с антидопинговой работой.

В октябре 2012-го Бассон попал в неприятную ситуацию. Он участвовал в чемпионате Франции по маунтинбайку, но сошел с гонки за 20 км до финиша и поехал домой. По дороге ему позвонили организаторы и сказали, что он должен пройти допинг-контроль. В итоге Бассон сначала получил годичную дисквалификацию, но затем она была сокращена до месяца.

Несмотря на этот случай, в ноябре того же года один из журналистов Sports Illustrated выдвинул Бассона на премию «Спортсмен года» и назвал его «Неизвестным гонщиком» (The Unknown Rider) – по аналогии с неизвестным солдатом.

В прошлом году Армстронг встретился с Бассоном в Париже и принес извинения за поступок, который случился в 1999-м. «Это один из эпизодов моей жизни, о котором я сожалею больше всего», – сказал Армстронг.

«Я не чувствую никакой горечи. Если сравнивать меня и Армстронга, то можно задать вопрос – кто из нас больше счастлив, больше доволен внутри себя, кто не переживает от своих поступков? Разумеется, у меня нет никаких сожалений. Лэнс Армстронг не может этим похвастаться».

P.S. Еще пара фраз из свежего интервью, характеризующие Бассона.

«Я работаю в антидопинговой структуре с молодыми людьми и не всегда согласен с тем, что говорят чиновники из антидопинга – что вся война с допингом связана с защитой здоровья людей. Потому что она не защищает ничье здоровье. Ванденбрук, Хименес, Пантани, Гомон... Они умерли не из-за допинга. Они мертвы по той причине, что их отвергли. Возможно, Армстронг сильнее, чем я представляю, но мне не хочется однажды услышать о том, что его нашли повешенным.

В 1999 году Армстронг не был одинок в использовании допинга. Я считаю неприемлемым, что такие люди, как Бьярне Рийс продолжают находиться в пелотоне в то время, когда мы хотим восстановить доверие к велоспорту. Посмотрите на Лорана Жалабера. Мы знаем, что он применял допинг, но он продолжает работать на телевидении комментатором, и я плачу каналу своей подпиской».

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья