Блог Спортивный нейромаркетинг

Спортивная психология и поведенческая экономика

Мы расплачиваемся большим количеством проблем за чуть более развитый мозг, чем у других животных. Генетические мутации привели к состоянию двух сторон одной медали. Развитие цивилизации и общества обострили проблемы. К счастью, часть из них решаема, часть - пресекаема.

В спорте эти проблемы ощущаются еще сильнее из-за стресса, серьезных физических и эмоциональных нагрузок, а также возрастных особенностей. Все-таки значительная часть карьеры спортсмена приходится на подростковый возраст, который длится вплоть до 25 лет, пока развивается префронтальная кора головного мозга.

Такое несовпадение в развитии префронтальной коры и спортивной карьеры приводит к дополнительным проблемам у молодых футболистов. Им сложнее контролировать обусловленные генетически позывы мозга, желающего размножаться с вытекающими последствиями, - вплоть до крайне нелогичного поведения во время матча.

В спортивной команде с этим должны помогать справляться как раз психолог и поведенческий экономист (не зря некоторые спортивные клубы привлекают таких специалистов на постоянную основу - например, Чикаго Буллз). Универсальный подход не всегда может быть верен, но усилия психолога могут (и должны) дополняться поведенческой экономикой, создающей нужный фрейминг для наиболее подходящих решений.

 

Проблемы спортсмена

Как маленький ребенок радуется что у него получается что-то делать, так и взрослым важно видеть свое влияние на мир. Это теория управления страхом смерти в действии.

Решив проблемы, связанные с выживанием, мы моментально сталкиваемся с еще более неприятными социальными проблемами. Они кажутся несерьезными, пока мы сами в них не попадаем. Ведь намного легче решать задачу, имеющую два возможных исхода, - выжить и не выжить.

Куда сложнее получить мешок социальных проблем, которые, ввиду нашей высокой социальности, решаются мозгом постоянно. Даже нарушая невинную социальную норму - немного изменяя факты, выбрасывая мусор в неположенном месте, превышая скорость на пустой дороге - мозг занимается когнитивной алгеброй.

Бессознательно мозг просчитывает возможные последствия, которые могут последовать со стороны общества. Если мозг считает последствия приемлемыми, значит можно слегка нарушить социальную норму. В реальности почти любое серьезное преступление состоит из прошлых небольших шагов, образовывающих все новые нейронные связи. Они, в свою очередь, делают для мозга более комфортным следующий небольшой шаг.

Так мы подходим к двум важным для спортсмена проблемам:

1. Неправильные для карьеры небольшие решения, которые снежным комом приводят к серьезным последствиям;

2. Необходимость искать собственное место в социуме, держа в уме множество иных индивидов. Так, на решения дополнительно влияют партнеры по команде, коллеги-оппоненты, болельщики, эксперты. Мозг вынужден бессознательно продолжать просчитывать границы, в которых решение максимально угодит каждому.

Данные проблемы приводят к серьезному стрессу.

 

Копинг

Управление стрессом было и продолжает являться одной из ключевых проблем в спортивной психологии. Стресс негативно сказывается не только на профессиональных результатах, персональном бренде, но и способен серьезно подорвать здоровье за короткий промежуток времени.

Адаптация к обстоятельствам и окружающей среде помогает снизить уровень стресса, однако мозг не любит тратить энергию и формировать в зрелом возрасте новые нейронные связи. Поэтому адаптация зависит от заинтересованности самого человека.

Изучение стресс-факторов среди спортсменов в разных странах и видах спорта позволило выявить паттерны в стресс-факторах: физические и ментальные ошибки, другие (хорошо выступающие) спортсмены, а также травмы. Хотя, конечно, в зависимости от вида спорта проявляются свои особенные стресс-факторы. Например, в гольфе таким фактором выступает погода.

Интересно, как справляются спортсмены со стрессом. Копинговые стратегии (преодоление стресса) начали серьезно изучаться с начала 1990-х годов. Тогда на примере американских борцов-участников Олимпиады-88 вывели используемые стратегии: блокировка отвлекающих факторов, концентрация на цели, режим и визуализация. В принципе, тоже самое можно услышать от спортсменов и сегодня.

Однако в дальнейшем становились очевидны некоторые особенности. Например, исследование во время подготовки к финальным матчам ЧМ по футболу среди женщин 1999 года продемонстрировало такие копинговые стратегии: переоценка (“ничего страшно, если не победим - у меня еще будет много соревнований”), поиск поддержки у близких и блокировка негативных мыслей.

Конечно, существуют культурные особенности преодоления стресса. Так, исследование среди корейских спортсменов обнаружило популярность молитвы в копинговых стратегиях.

В дальнейшем с постановкой задачи установить эффективный подход к преодолению стресса на примере гольфистов, был сделан вывод, что лучше всего с подобной задачей справляется когнитивный, поведенческий и эмоциональный контроль.

Когнитивный контроль решался блокировкой негативных мыслей и позитивным внутренним разговором. Поведенческий контроль осуществлялся путем предварительного “разогрева”. Эмоциональный контроль решался дыхательными упражнениями и поиском поддержки.

Неэффективные копинговые стратегии включали в себя излишнее старание, изменения в режиме, концентрацию на негативных мыслях.

Как видим, все вполне логично. Проблемы, как мне кажется, начинаются в отношении. Анализируя истории добившихся серьезных результатов спортсменов, проявляется очевидная отличительная черта - больше времени уделяется самосовершенствованию.

Сложно отказываться от личной жизни и развлечений особенно в молодом возрасте, идти против партнеров и коллег, которые позволяют себе расслабиться чуть больше. Но подобная осознанность тянет за собой и другие кажущиеся незначительными решения. И потом в некоторых небезызвестных странах оказывается, что допинг принимается, чтобы нивелировать последствия “красивой жизни”.

 

Молодой спортсмен

Полноценное развитие спортсмена в наши дни может быть проиллюстрировано через концепцию 3P (perfomance, participation, personal development).

Performance - спортивная экспертиза;

Participation - физическая активность;

Personal development - психосоциальное, эмоциональное и все-таки интеллектуальное развитие.

Именно интеллектуальному развитию до сих пор не уделяют должного внимания. Если вы читали прошлую статью, вы знакомы с моим мнением относительно персонального бренда спортсменов. Для лучшего понимания я теоретизировал развитие персонального бренда футболиста, так как сотрудничал с клубами, которые вынуждены всерьез полагаться на деньги, вырученные от продажи футболистов.

Обозначу важное обстоятельство: существует проблема, что даже директора по маркетингу футболисты могут мягко послать, если не будет жесткой позиции руководства. Аналогично в киберспорте. Проблема выражена на постсоветском пространстве, но встречается и в топ-лигах в случае легионеров. Она решается разными способами. В том числе есть эффективные методы из поведенческой экономики. Однако требуется участие и реальная заинтересованность руководства.

Добавленная стоимость бренда футболиста и клуба в целом зависит от публичности игрока, его деятельности в социальных сетях, взаимодействия с клубными медиа. В строительстве персонального бренда спортсмена я предлагаю использовать индивидуальный подход.

Но вообще не нужно думать, что человеческий мозг будет так уж сильно анализировать глубину личности. Глубина - это побочный эффект со своими мотивационными мотивами. До попытки понять глубину спортсмена у фаната может и не дойти. Stereotype content model как раз объясняет, что межличностные впечатления формируются, исходя из сочетания простых факторов: теплота/холодность и компетентность/некомпетентность.

Модель получила признание и облегчила решение многочисленных проблем. Естественно, мозг упрощает мир вокруг для экономии энергии. Когда мы формируем первое мнение о незнакомом человеке, мы всего лишь оцениваем его теплым (дружелюбным) или холодным (недружелюбным), а также его интеллектуальный уровень в виде компетентности или некомпетентности. Таким образом, исходов может быть всего четыре.

У людей со стороны в отношении спортсменов возникает такая амбивалентность (двойственное отношение), когда их воспринимают теплыми, но некомпетентными за пределами спорта. К сожалению, к большинству спортсменов этот стереотип верен.

Однако это упрек клубам, спортивным психологам, тренерам, но в меньшей степени - самим спортсменам, с молодых лет загоняемых в рамки, в которых нет места реальному интеллектуальному развитию. Хотя, я считаю, от этого страдают в первую очередь сами клубы, уменьшающие таким образом стоимость собственного бренда и добавленную стоимость футболистов.

Для лучшего понимания этой модели приведу ее на примере исследований в рамках кросс-культурной амбивалентности: теплые некомпетентные (патерналистское предубеждение) - афроамериканцы; холодные компетентные (завистливое предубеждение) - евреи, американские азиаты.

В первом случае американцы относятся с некоторым снисхождением, признавая компетентность афроамериканцев в отдельных областях. Таких, как спорт, музыка. Однако группа не воспринимается компетентной в целом. Что и пытаются изменить, демонстрируя ученых-афроамериканцев в документальных фильмах и сериалах. К тому же известен такой голливудский типаж как программист-афроамериканец. Хотя бы вспомнить роль хакера в исполнении Рианны в фильме “Восемь подруг Оушена”.

Во втором случае стереотипы о хитрых, но умных евреях. Например, живучий мем с Марком Цукербергом в образе ящера. Или американских азиатов, которых родители заставляют постоянно учиться, к тому же игрой на скрипке овладевать (прям как советский стереотип о евреях).

Как видим, модель простая, но полезная для работы над персональным брендом, чтобы осознавать, в каких плоскостях стоит работать и как разрабатывать позиционирование.

 

Спортивная психология

К вопросу спортивной психологии на постсоветском пространстве применима цитата Дэна Ариели о больших данных: “Большие данные похожи на подростковый секс: все о нем говорят, никто не знает, как им заниматься, все думают, что все им занимаются, поэтому все утверждают, что они им занимаются...”.

Как в футболе, так и в киберспорте подобные разговоры распространены, но понимание даже базовых элементов страдает. Как говорят сами психологи, кто-то сразу относится скептически, другие - выдвигают завышенные ожидания. Когда вторые, спустя короткий промежуток времени, не видят быстрых серьезных результатов, они пополняют первую группу.

В футболе же эта сторона вопроса способна быстро обрасти мифами, когда даже люди внутри клуба не способны составить единую картину реальности. То ли осуществляется гениальная задумка, то ли ее видимость. Особенно это примечательно в момент эксцентричной выходки главного тренера в адрес футболистов. “Это такой психологический воспитательный момент? Повторю-ка со своим ребенком”.

Роль спортивного психолога на постсоветском пространстве до сих пор сильно недооценивается, нет понимания той обширной деятельности, выполняемой подобным специалистом в команде. Непонимание же области работы и ответственности спортивного психолога приводит к ложным ожиданиям.

Другая проблема кроется в наделении полномочий и реальном взаимодействии с игровым/тренерским/менеджерским коллективом. Так как наш вид крайне социален, мы считаем себя врожденными экспертами во взаимодействии с другими людьми, что сказывается и на доверии к спортивному психологу.

Качественная работа психолога впоследствии способна принести много дивидендов команде и клубу. Также для клуба важно вернуть в общество психически здоровых молодых людей, которые не смогли преодолеть переход во взрослый футбол.

Те же молодые футболисты, которые перешли во взрослый спорт, должны получить адекватный пример со стороны состоявшихся игроков. Не зря сейчас много говорится о питании спортсменов. К сожалению, даже лидеры топ-клубов на постсоветском пространстве не обладают культурой правильного питания. Поэтому данная проблема аналогично должна решаться.

Более того, то и дело общественность сталкивается с примерами отсутствия у футболистов так называемого “культурного капитала” - понимания ценностей клуба и рамок, которых должен придерживаться футболист в медиапространстве. Ведь любая оплошность, эмоциональный комментарий или необдуманная выходка опасны не только созданием кризисной PR-ситуации для бренда клуба и самого футболиста, но и негативным влиянием на коллектив.

На этом месте нужно сделать отступление, объяснив, что культурный капитал ни в коем случае не должен зависать диктаторским топором над шеей футболиста. Существует разделение на социальный и моральный характер спортсмена. Социальный характер подразумевает лояльность конкретной структуре, в которой находится футболист. Это как в криминальной структуре.

Моральному характеру свойственна честность, уважение и ответственность. Культурный капитал должен взаимодействовать с ответственностью, а не эксплуатировать социальный характер. В конце концов, вспомните вечный вопрос: “Если все будут с крыши прыгать, ты тоже прыгнешь?”. Как бы тяжело не было идти против социума, в котором находишься, нужно формировать собственное мнение, но при этом уважать других.

В самом спорте, на поле/площадке/ринге/корте, моральный характер проявляется в виде уважения психологической и физической безопасности других. Жаль, что многие этого до сих пор не понимают. Поэтому игровую карьеру того же Зинедина Зидана запомнили по эпизоду с Марко Матерацци, который специально нарушал психологическую безопасность француза. Хотя Зидан провел феноменальную карьеру, а свой общий высокий уровень продолжил демонстрировать в тренерской роли.

Кстати, если хотите узнать, почему эпизод Зидан-Матерацци так сильно сказался на нашей запоминаемости игровой карьеры француза (да и итальянца), я об этом написал в своем Телеграм-канале (@neuromarketingru).

Там я описываю различные возможности влияния на потребителей и анализирую знаковые примеры из настоящего (например, почему нашумевшая реклама Nike с Колином Каперником - это уже больше политтехнологии, чем обычный маркетинг, или что на самом деле сподвигло Илона Маска накуриться в прямом эфире).

Возвращаясь к теме, отмечу, что в идеале вероятность возникновения кризисных ситуаций должна минимизироваться еще до появления футболиста в команде как раз психологом путем составления портрета личности потенциального новичка. Культурный капитал должен быть фактором, повышающим мотивацию футболистов решать общие цели, а не индивидуальные. Поэтому он обязан обращаться к моральному характеру, а не социальному.

Положительным моментом в культурном капитале, как мотивации, является задействование теории управления страхом смерти в позиционировании. Во-первых, футболисты иначе воспринимают клуб, в котором выступают, - открывается внутренняя мотивация. Во-вторых, это влияет на саму игру. Но только в ситуациях, когда существует необходимость дерзкой атакующей игры.

Уровень тестостерона повышается, повышается риск в действиях команды. Конечно, в командных видах спорта риск часто бывает неоправдан, зато такие команды больше нравятся болельщикам. На автобус они еще насмотрятся по пути домой. А вот драйв, агрессию, эффектность в обыденной жизни испытывают далеко не все. Но не забываем, что даже агрессию стоит развивать через моральный характер, чтобы она не приводила к некрасивым поступкам.

При этом когда не удается взрастить настоящий моральный характер, можно прибегнуть к некоторым ухищрениям. Мотив к моральному характеру можно строить на эгоизме (“я не буду причинять вред сопернику, потому что это повлечет наказание”, - а уж к наказанию арбитра можно добавить наказание с инструментами поведенческой экономики и социальной психологии со стороны клуба). Хотя более правильно начинать с принципа эмпатии (“Я не хочу защищаться так, чтобы иметь вероятность нанесения травмы другому футболисту”).

К тому же проще минимизировать вероятность появления ситуации, когда перед футболистом стоит дилемма: сыграть жестко или нет. Кажется, со Стивеном Джеррардом окончательно закончилась эпоха романтизации любителей подкатов.

Известно, что агрессия к оппонентам повышается, а моральные суждения снижаются, когда делается акцент переиграть конкретную команду. Это последствия вышедших на основные роли социальных факторов. Подобное поведение особенно актуально для дерби. Также этим занимаются в боксе и ММА перед поединком, когда пытаются вывести из себя соперника, чтобы эмоционально его подогреть, отключить префронтальную кору, сделав действия противника более предсказуемыми.

Конечно, неправильно заводить собственных игроков на конкретного соперника, когда матч начинается со счета 0:0, а впереди 90+ минут игры. Подобное поведение может быть актуальным только в патовых ситуациях, когда нужен результат, но иными способами его добыть не получается.

Полезно сформировать привычку переводить оценку ситуации с “Люди должны быть честные” на “Я должен быть честен”. Кроме того, что данный сдвиг участвует в формировании сильных моральных ценностей, он также избавляет от множества ненужных проблем. Можно даже выдвинуть гипотезу, что в стрессовых ситуациях подобный сдвиг может снижать уровень кортизола (“на мой социальный статус влияет только мое собственное восприятие себя”, - та самая Big Dick Energy) и повышать уровень дофамина (моральные ценности связаны с теорией управления страхом смерти).

Cильная моральная идентичность выгодна клубу, так как для человека просоциальные действия становятся частью идентичности, а не просто отдельными действиями. Так клуб может больше полагаться на футболиста, уменьшая вероятность всевозможных “черных лебедей” в исполнении очередного недооцененного таланта (даже если это Неймар).

Для команды полезно иметь морального ментора, который как раз будет создавать пример для метода имитационного научения. Но лучше выстраивать функционирование команды и клуба так, чтобы не пытаться отдельным единственным решением решить все проблемы сразу.

 

Подписывайтесь на мой канал в Telegram (@neuromarketingru).

 

С уважением,

Леон Зэ Алиен

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья