Блог Блог имени Майкла Джордана

Альфредас Вайнаускас: «В России я чувствую себя комфортно»

Желание сделать интервью с главным тренером женского баскетбольного «Динамо» Альфредасом Вайнаускасом у нас было давно. О его работе и успехах в нашем городе, регалиях и заслугах Альфредаса знают многие любители баскетбола, а вот что он за человек, чем живет, чем увлекается, мы уверены, известно немногим, тренер, как правило, человек немедийный.

Договориться о встрече оказалось достаточно просто. Вайнаускас встретил нас в зале новенького СКК и представился, улыбаясь: «Фредис. Зовите меня так. Вам легче выговаривать имя, да и мне привычней».  Начало получилось многообещающим, а что вышло в итоге – судите сами.

 

О СБОРНОЙ СОЮЗА, ПАТРИОТИЗМЕ И «СТАТИБЕ»

- Фредис, о вас болельщикам известно не так уж много, хотя в «Динамо» вы не первый год. Вот, к примеру, есть информация, что вы, будучи действующим игроком, выступали за сборную СССР.

– Да, была такая страница в моей карьере. Я выступал за сборную СССР в начале и середине восьмидесятых годов.

- А за какой клуб играли?

– За вильнюсскую «Статибу». Были предложения перейти в каунасский «Жальгирис», главную литовскую команду того времени, но мы с Шарунасом Марчуленисом считали себя патриотами своего города и решили, что лучше быть на первых ролях у себя дома, чем на подхвате пусть даже в такой звездной команде, как «Жальгирис». Ну а потом было предложение от ЦСКА. Мне дали понять, что если я хочу быть в сборной, то должен играть за армейцев.

- Тоже отказались?

– Понимаете, надо было смотреть на вещи трезво и быть реалистом. Наш великий тренер Александр Гомельский, который сделал очень много для советского баскетбола, да и  для меня лично, с уважением относился к литовскому баскетболу и литовским баскетболистам. И так получилось, что в те годы в сборной уже были Сабонис, Куртинайтис, Йовайша, Хомичус, Марчуленис плюс латыши (Валдис Валтерс и Игорс Миглиниекс - прим. авт.), украинцы (Ткаченко и Белостенный, позже Волков), эстонец (Тийт Сокк), русские ребята (Еремин, Тараканов, Лопатов, Тихоненко, Гоборов, Панкрашкин), все великие игроки, конечно. Выходило, что мои шансы попадания в основу были невелики, а в состав, как известно, попадает только 12 игроков.  К тому же еще одному литовцу на позицию Тихоненко или Тараканова пробиться было фактически невозможно.

- За «Статибу» играли регулярно?

– Да, регулярно. И вместе с клубом стал в 1979 году бронзовым призером чемпионата СССР. В том году меня как раз взяли в состав, я оканчивал школу и прекрасно помню свой дебют – мы обыграли ЦСКА в Риге.

- Спортивные звания советского времени имеете?

– Я мастер спорта. Когда по результатам должен был получить международного, начался развал Союза, и стало уже не до званий, сами понимаете.

- А когда вы закончили карьеру игрока?

– В 1996 году, мне было 35 лет.

- За границей поиграли?

– Да, после распада СССР, когда в Литве играть стало невозможно – не было денег, да и с кем играть-то, почти все ребята разъехались кто куда. Те, кто был в самом соку, с именем, уехали в США, мой друг Шарунас Марчюленис  в НБА многого добился в Сан-Франциско, правда, он раньше туда отправился. Я уехал в Европу, играл в Словении, Чехии, языки многие, кстати, освоил. К 96-му году понял, что пора заканчивать с большим баскетболом.

- Сразу стали тренером?

– Практически да, так получилось. Меня пригласили работать в клуб «Летувос Ритас» дома, в Вильнюсе, где я начал работать первым тренером. Времена были тяжелые, денег катастрофически не хватало, и своего рода «спасательный круг» в виде финансирования прилетел со стороны крупнейшей литовской газеты. Так «Статиба» была переименована в «Летувос Ритас».

О ХОККЕЕ, ФУТБОЛЕ И БАСКЕТБОЛЕ КАК РЕЛИГИИ

- Фредис, скажите, а почему в Литве именно баскетбол является своего рода культовым видом спорта? Не футбол, не волейбол.

– Я тоже над этим задумывался. Как вам сказать… Вот, допустим, взять тот же хоккей. В Литве проживает всего порядка трех с половиной миллионов жителей, а хоккей очень дорогой вид спорта. Нужно строить арены, покупать амуницию. Понятно, что в стране таких денег просто нет. Футбол у нас одно время был – вспомните хотя бы «Жальгирис» советских времен. Но, видимо, что-то неправильно было выстроено в футбольной системе Литвы – если где-то появлялся мало-мальски хороший игрок, то его сразу же продавали за рубеж, чтобы заработать. Соответственно, мальчишкам не с кого брать пример, литовских футболистов они просто не видели. Опять же, нужны базы, стадионы, их нет. Ну и погода – в Литве девять месяцев в году идет дождь, снег, погода, прямо скажем, не футбольная. Ну а баскетбол, я помню, всегда пользовался бешеной популярностью, на ту же «Статибу» у нас в Вильнюсе ходило по семь тысяч человек, в Литве всегда было свое дерби между Вильнюсом и Каунасом. А эпические противостояния «Жальгириса» с ЦСКА времен союзного чемпионата? Дети все это видели своими глазами, и все хотели стать сабонисами, хомичусами, марчуленисами, шли заниматься баскетболом.

- Но ведь Литва еще в 1939 году выиграла чемпионат Европы.

– Да, наша сборная тогда в финале обыграла латышей, они тогда еще протест подали, что за Литву играли американцы с литовскими корнями. Но началась война, и стало не до баскетбола. Видимо с тех пор баскетбол и стал своего рода религией для литовцев. Только мне не совсем понятно, если у нас баскетбол – религия, то почему, образно говоря, священники у нас зарубежные? Я имею в виду тренеров, прежде всего.

О СПЕЦИФИКЕ РАБОТЫ С ЖЕНЩИНАМИ

- Фредис, почему вы стали тренером женской команды, ведь начинали вы тренером у мужчин? В свое время Анатолий Мышкин на точно такой же вопрос ответил, что он не видит никакой разницы.

– Толя Мышкин, а мы с ним друзья, конечно же, человек интересный и своеобразный. Раз он так ответил, значит, видел свою работу в таком ракурсе. Для меня же разница в тренировочном процессе женских и мужских команд весьма существенна. Я после почти семи лет работы с мужчинами в «Летувос Ритас» понял, что устал и нужно что-то менять. К тому же в клубе у меня появились небольшие разногласия с руководством, и из «Ритас» я ушел. Видимо, это судьба, но почти сразу же поступило предложение поработать с женщинами. Гидас как-то встретил меня случайно, а я был без работы, он мне предложил такое дело. Я согласился и забыл про это. И вдруг в тот же вечер он мне звонит и говорит, что надо встречаться с руководством клуба, хотя деньги там были смешные. Впрочем, в женском баскетболе финансы везде на порядок меньше, чем в мужском. Но, положа руку на сердце, хочу сказать, что баскетболисткам, играющим в российских клубах, жаловаться грех. В общем, так я стал работать в тандеме с Альгирдасом Паулаускасом.

- Чем он сейчас занимается, кстати, после ухода из УГМК?

– Он в творческом отпуске, отдыхает. Думаю, что после работы в УГМК Альгирдас может себе это позволить…

- Не было опасений так резко менять специфику работы?

– Скажу больше: первое время вообще было страшно! Я смотрел на площадку и думал: куда я попал? Девушки все делают не так, как мужчины: не так бросают, не так бегут. Говорю баскетболистке, мол, чего ты простояла всю игру «мертвая»? Смотрю – губы задрожали, слезы потекли, кошмар просто. Пришлось успокаивать. Я даже книгу купил о женской психологии, читал, изучал и только года через три стал более-менее разбираться в ней. На женщин нельзя кричать, нельзя на них давить, материться. К каждой надо подойти, поговорить, поинтересоваться проблемами. Женщины совсем другие люди, они матери, жены, подруги, всякое может быть. Нет, я, конечно же, не ангел, редко, но бывает, что повышу голос, зато потом хожу переживаю и обязательно извиняюсь.

- С мужчинами в этом плане намного проще.

– Естественно. Ему матом сказал, кулак показал, и он все понял, стал делать как надо.

О ЯЗЫКОВОМ БАРЬЕРЕ, ЛИМИТЕ И СЕЛЕКЦИИ

- В «Динамо» существует такое понятие, как языковый барьер? Ведь в команде все-таки много иностранок.

– Скорее нет, чем да. Баскетбольные термины все хорошо знают, Мишель Сноу русскую речь уже практически понимает, Темика Джонсон тоже разбирается в языке. К тому же у нас в команде есть русскоязычные девушки, отлично говорящие на английском, которые в случае чего всегда могут выступить в роли переводчика – Наташа Водопьянова, Катя Лисина и Аня Петракова поиграли за границей и английский знают очень хорошо. И вообще приятно, когда Аня и Наташа звонили мне из Лондона с олимпийских игр.

- А среди ваших баскетболисток есть какая-то ревность друг к другу? Кто-то ведь на ведущих ролях, а кто-то на лавке сидит.

–  Конечно же, есть. Только не ревность, а конкуренция, причем конкуренция здоровая. И я считаю, что это хорошо. Я могу много хорошего сказать о любой своей девчонке, но сезон длинный, бывают и победы, и поражения, у всех бывают спады в форме, поэтому заранее предсказать,  кто будет выходить в основе, а кто – со скамейки, просто невозможно. Вопросов насчет того, зачем мы взяли столько американок, не избежать, но я стараюсь донести до всех, что сейчас добиться высоких результатов без легионерок просто невозможно.

- А как же быть с лимитом?

– Лимит лимитом, но на площадке должно находиться не менее двух русских баскетболисток. Это во внутреннем чемпионате. В Еврокубках же лимит распространяется на американок, их одновременно можно выпускать не больше двух.

- Фредис, кто занимается в клубе селекцией? Видится такая картина – вы приходите к руководству и говорите: мне нужен тот или иной игрок, купите или за результат я не отвечаю.

– Какой-то прямо сюрреализм. Да, я могу высказать какие-то пожелания, но последнее слово всегда за исполнительным директором нашего клуба Владимиром Марковичем Каукиным. Он или дает добро, или говорит «нет». Понимаете, я, как и любой тренер, конечно же, хочу иметь в составе чемпионов мира и Олимпийских игр – Таурази или Груда. Но где взять такие деньги? Поэтому из тех игроков, которые у нас есть, мы строим команду.

О ЕВРОПЕЙСКОМ УРОВНЕ, ТУРКАХ С ФОТОАППАРАТАМИ И СКАЗКЕ СО СЧАСТЛИВЫМ КОНЦОМ

- Вас на родине, в Литве, поздравили с победой в Кубке Европы?

– Кто знает, кто в курсе, тот поздравил. Вообще литовский женский баскетбол сейчас в полном упадке. Он никому не нужен и неинтересен. Да, какие-то соревнования проходят, но команды играют в залах типа школьных, посмотреть приходят человек тридцать близких и родственников. Все. О мужском баскетболе там пишут десятки газет и сайтов, а про женский… На главном баскетбольном интернет-ресурсе упомянули счет и все. Поэтому когда на нашу первую игру в Курске с московским «Динамо» в новом комплексе пришло почти полторы тысячи человек, нам всем было очень приятно.

- Разница с вашим прошлым «домом» в «Динамо», конечно же, существенная.

– Я бы сказал, что огромная. Разница в том, как мне кажется, что в старое «Динамо» все-таки ходили люди, которые посещали баскетбол уже много лет. Опять же, хотя «Динамо» и расположено в центре, район не очень населенный. А новый СКК расположен практически в спальном районе, рядом стоят многоэтажки, и, соответственно, болельщиков намного больше. И еще фактор современного спортивного сооружения: сюда людей на экскурсии водить можно. Все на очень хорошем европейском уровне. Для сравнения: когда мы играли финал с турчанками на «Динамо», то они ходили по залу с фотоаппаратами, с мобильными телефонами и фотографировали стены в трещинах, непонятно какие трибуны и были, мягко говоря, шокированы увиденным. Мне, если честно, было стыдно, хотя уже привык. Да чего далеко ходить – наши американки после игр и тренировок даже в душевую не заходили, мылись дома. Здесь же для нас созданы великолепные условия, только тренируйся и давай результат. Поверьте, я много где побывал и видел многое, есть с чем сравнивать. Поэтому хочется сказать огромное спасибо губернатору Александру Михайлову, заместителю губернатора Александру Зубареву, председателю областного спорткомитета Александру Марковчину за все усилия, которые были приложены для того, чтобы в Курске появился такой великолепный комплекс.  

- А как в Европе обстоят дела с баскетбольными залами?

– С залами там полный порядок. Только у словацкого «Ружемберока» такой, как бы помягче сказать, сарайчик. В Турции вообще что-то невообразимое: на нашей первой финальной игре с «Кайсери» зал, 15-тысячник, был забит битком. Вы не представляете себе, что там творилось, я такого, наверное, никогда не видел – такой пресс от болельщиков шел, что было очень тяжело. И,  думаю, что в той игре мы проиграли 17 очков – во многом заслуга турецких болельщиков.

- Насчет финала. Вы ожидали, что сможете дома отыграть такую разницу?

– Честно? Всегда надо настраиваться на победу, но здесь я сомневался. Конечно, можно было бы сказать, что да, я знал, я верил, но надо быть порядочным человеком и не кривить душой. Естественно, я настраивал команду дать бой, настраивал на победу, но отыграть 17 очков… Верил не очень. Но получилась сказка со счастливым концом, чему все были безумно рады.

О СУДЕЙСТВЕ

- В российском футболе сейчас череда скандалов, связанных с судейством. В баскетболе есть такая проблема?

– Всякое бывает, но не на таком уровне, как в футболе. Хочу сказать, что я знаком практически со всеми российскими судьями, с кем-то лучше, с кем-то хуже. Всегда прислушиваюсь к их мнению, и они к моему. Так вот если идет откровенное судейство в одну сторону, всегда можно сказать судье: «Старик, ну хватит уже, что за дела?». Иногда помогает.

- Как вы вообще оцениваете квалификацию российских судей по сравнению с их зарубежными коллегами?

– Я скажу, что в России есть пять-шесть судей высочайшего уровня, которые могут и должны судить и в Европе, и на мире. Непонятно одно: почему их не назначают на такие крупные соревнования? Может, политика, может, еще что, но я рад, что такие судьи у нас еще есть. Которые не продаются, честные и порядочные.

О ХОББИ, ОСОБЕННОСТЯХ ВНУТРИКОМАНДНЫХ ПОСИДЕЛОК И НЕМНОГО ПОЛИТИКИ

- У вас есть хобби?

– Мое главное хобби – это поспать в обеденный перерыв, хотя бы десять-пятнадцать минут. Не шучу. Прилечь где-нибудь на диванчике и покемарить. Ну и еще мне нравятся машины, у меня Ауди Q7 дома в Вильнюсе стоит.

- А почему не в Курске?

– Зачем она мне в Курске, куда ездить? На тренировки и обратно по домам нас развозит клубный автобус, к тому же город не такой уж и большой, да и я сам люблю, если что, прогуляться пешком. Но у некоторых наших девчонок из команды личные автомобили имеются.

- Расскажите о своей семье.

– В Курске я живу один, супруга с семьей – в Вильнюсе. У меня три сына: старшему 30 лет, двойняшкам по 18. Старший закончил военную академию во Флориде, играл в баскетбол за университетскую команду. Сейчас работает в американской компании. У него была серьезная возможность продолжить играть на высоком уровне, но в Литве ему предложили работу в одной очень серьезной транснациональной компании, и мы на семейном совете решили, что от таких предложений не отказываются. А баскетбол – несколько лет и думай, как жить дальше. Младшие же к баскетболу равнодушны, хотя рост у одного из них в папу – под два метра.

- В «Динамо» практикуются внутрикомандные посиделки?

– С участием тренеров – нет, потому что, несмотря на все мои теплые отношения с девушками, субординация должна быть. А сами игроки, конечно же, собираются, обсуждают свои какие-то женские проблемы и прочее. Нет, естественно, если какой-то праздник, день рождения, мы можем пойти с ними в ресторан, выпить шампанского, посидеть полчасика и уйти.

- Легионерок все устраивает в Курске в плане бытовых условий?

– Насколько я знаю, да. Хотя Тамика вам одно скажет, Мишель – другое. Вообще, если говорить об американках, то первые два-три месяца в России их все устраивает. Они знают, что играют октябрь-ноябрь, а в декабре  на Рождество уезжают домой. Самое страшное начинается, когда они возвращаются после Нового года, третьего-четвертого января. Зима, холод, и сезон длится еще четыре месяца. И вот эта мысль, что домой ты попадешь только через четыре месяца, бывает, что и мешает игре чисто психологически. Два года назад был такой случай, когда мы подписали контракт с американкой, приличным игроком. Она отыграла два месяца, собрала вещи и уехала в Америку, никому ничего не сказав. И не вернулась.

- Ну а лично вам нравится жить в России?

– Очень. Я в России уже пятый год, и мне здесь комфортно и уютно. Я даже когда приезжаю в Вильнюс, то по телевизору смотрю российские программы. Жена удивляется, а я отвечаю, что они лучше, информативней, там есть что посмотреть. А еще мне нравится русский менталитет.

- Обычно иностранцы придерживаются прямо противоположного мнения.

– Я объясню. Мне за все время пребывания в Курске нагрубили всего один раз. В Литве же тебе могут нахамить ежедневно, это такая национальная особенность, что ли. Мне вообще непонятна политика наших литовских властей по отношению к России. Но надеюсь, что скоро все поменяется в лучшую сторону, у нас прошли выборы, и к власти должны придти умные люди, а не демагоги.

- Спасибо, Фредис, и удачи в сезоне.

– Вам спасибо за интерес и приглашаю всех на баскетбол!

Беседовали Влад ШВЕЦОВ и Игорь ВАСИЛИАДИ

Материал из газеты – «Арена. Спорт соловьиного края» №11 (22)

 

 

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья