Блог My Story: Crossing the Line

«Сказал партнерам, что ван Бронкхорст уже не тот, что раньше. А он взял и забил нам с 40 метров»

Новая глава автобиографии Луиса Суареса – о том, как его подставил «немолодой» ван Бронкхорст, о победе на Кубке Америки и о том, как «Аякс» подарил ему возможность успеть домой к рождению дочери.

В полуфинале мы встречались с Голландией – страной, в которой я играл на клубном уровне. Мой партнер по «Аяксу», вратарь Мартен Стекеленбург после жеребьевки групповой стадии написал мне смс. Он считал, что мы попали в сложную группу.

– Какая досада, придется тебе вернуться домой пораньше, – написал он.

Я ответил: «Да, так же как и тебе». Теперь же наши команды должны были сыграть в полуфинале.

Думаю, голландцы вздохнули с облегчением, узнав, что я не выйду на поле. Я хорошо играл на турнире, неплохо знал голландский футбол и игроков. Или думал, что знал. Помню, кому-то из партнеров я рассказывал, что хорошо знаю манеру Джованни ван Бронкхорста, говорил, что ему можно давать владеть мячом, потому что он уже немолод. Джованни уже не был таким же игроком, как раньше. В итоге он забил невероятный гол ударом с 40 метров. После игры партнеры мне заявили: «Да уж, повезло нам, что ван Бронхорст уже действительно не тот».

Как уругваец, выступающий в Голландии, я очень хотел сыграть против них. Было обидно, но тот факт, что такой шанс есть у моих партнеров, в том числе из-за моей игры рукой в четвертьфинале, меня немного успокаивал. Я смотрел игру с трибуны прямо за скамейкой запасных, это было ужасно. Я сгрыз свои ногти так, что там уже ничего не осталось грызть. Я очень переживал и в то же время чувствовал себя беспомощным. Я был так близок к полю, но никак не мог повлиять на то, что там происходило.

Я заходил в раздевалку до и после игры, также перед матчем я вышел на поле и пообщался с некоторыми игроками голландской сборной. Но я чувствовал себя отрешенным. Матч я смотрел вместе с Фусиле, который тоже был дисквалифицирован. Он был рядом со мной на «ленточке» в матче с Ганой, а теперь мы вместе с трибуны смотрели полуфинал. Я снова задумался: «Почему мяч не полетел в его сторону? Почему не он отбил его рукой?» Он бы стал героем, а я смог бы сыграть в полуфинале. Он ведь в любом случае пропускал следующий матч.

Еще тяжелее становилось от того, что стояло на кону, к тому же Диего Форлан, наш лучший игрок, не был готов на 100%. Я мог помочь команде, возможно, я был нужен ей. Все, кто вышли на поле, сыграли великолепно. Голландия была фаворитом, но мы уступили в равной борьбе 2:3 и, как всегда, боролись до самого конца, едва не сравняв счет. Выход в финал был бы невероятным достижением, но то, чего мы добились, уже само по себе было невероятно, потому что о том, что мы пройдем так далеко, никто из нас даже не мечтал.

Мы узнавали, какая была реакция на родине, через наши семьи, через журналистов и сообщения в СМИ. Софи рассказывала мне, как праздновали уругвайцы в Барселоне, и я подумал: «Если так радуются в Испании, то что тогда происходит в Монтевидео или Сальто?»

В глубине души я поймал себя на мысли: «Почему они всегда не поддерживают нас вот так?» Однако, думаю, мы не всегда заслуживали такую поддержку – в квалификации мы играли не лучшим образом. До нас доходили истории, что болельщики по ходу турнира переименовывали улицы, в названии которых была фамилия «Суарес». Перед ней они ставили имя – Луис. Это меня веселило.

Матч за третье место для Уругвая, возможно, был гораздо важнее, чем для Германии. Странные ощущения – смириться непросто, но ты играешь за честь своей страны. Меня это тоже касалось – я пропустил полуфинал, поэтому эта игра для меня была полноценным матчем чемпионата мира. Я не хотел, чтобы игра рукой стала последним моим действием на турнире. Уругвай никогда не становился третьим на чемпионате мира, поэтому бороться было за что, хотелось закончить выступление на мажорной ноте. Германия играла вполноги, мыслями они были в другом месте, но это была сильная команда, и в итоге она все равно одержала победу 3:2.

Мы провели свой матч в субботу, финал должен был состояться в воскресенье. Другими словами, нам пришлось остаться на турнире до самого конца. Финал ЧМ-2010 мы смотрели в отеле. Оставалось лишь только размышлять: «На их месте могли быть мы». Тем не менее, нам есть, чем гордиться. То, что Диего Форлан был признан лучшим игроком турнира, стало для нас огромным сюрпризом, потому что, хоть он и был звездой, он вел себя так же, как и все. К тому же мы закончили турнир на четвертом месте, мы не стали победителями. Тем не менее, мы были рады, и каждый в команде разделил эту награду. В прямом смысле: Диего сделал копии трофея и раздал всем членам сборной. Сказал, что завоевал его благодаря нам. Трофей заслужил каждый. Это было наградой для него и для нас за то, что мы добились чего-то выдающегося и неожиданного. Диего его заслужил – он отчаянно боролся за каждого из нас.

Меня не особо волновало, кто победит в финале. Я выступал в Голландии, в составе этой команды играли мои друзья, на тот момент это был мой дом. Однако Испания выглядела лучше. К тому же, в Испании находилась Софи, это был наш второй дом. Я был очень рад за Андреса Иньесту – с ним я встречался благодаря своему агенту Пере Гвардиоле, который также представляет и интересы Андреса. Я всегда восхищался этим футболистом.

Ночью мы вернулись в Уругвай, на следующий день был намечен парад, для нас был подготовлен автобус с открытой крышей, на котором мы должны были прокатиться по улицам Монтевидео. Также мы встретились с президентом Хосе Мухикой, который вручил нам медали.

Мухика всегда был близок к национальной сборной. Он является типичным представителем уругвайской глубинки, его биография просто невероятна. В него стреляли, четырежды сажали в тюрьму, ему приходилось скрываться. Будучи повстанцем, он сражался с диктатурой и был выпущен на свободу после возвращения демократии в 1985 году. Он рассказывал нам истории о том, как был политическим заключенным, о том, как ему приходилось бороться. Признавался, что это многому его научило. От его историй у меня были мурашки по коже. Это было невообразимо. На некоторых футболистов его истории серьезно повлияли. Он боролся и в итоге выжил в непростой для Уругвая период.

Нас великолепно встретили в Уругвае, и мне было очень приятно. Но должен признаться, что к тому времени я уже был на грани. До возвращения в Уругвай я планировал сразу поехать в Барселону, но партнеры убедили меня: «Луис, ты должен быть там». Это был важный день для нашей страны, но я был готов лезть на стену. Люди были действительно счастливы, они гордились нашим достижением, а меня благодарили за спасение рукой. Партнеры продолжали твердить: «Было бы неправильно, если бы тебя не было с нами сейчас».

Безусловно, они были правы. Освободиться раньше у меня не получалось. Больше всего я хотел вернуться домой к Софи, но в связи с тем, что Испания вышла в финал, свободных рейсов не было. Очень много людей зарезервировали билеты, чтобы посмотреть матч Испании, а затем вернуться домой, поэтому как я ни старался, найти билет не получилось. Софи уже была на восьмом месяце беременности и могла родить в любой момент. Я очень переживал. Мне пришлось ехать в Уругвай на празднование сборной. Я улетал от Софи.

На параде все – молодежь, старики и дети плакали, это было просто невероятно. Мы вышли на сцену, и все начали петь песню, посвященную эпизоду с моей игрой рукой.

No es la mano de Dios, es la mano de Suárez,

La puta madre que le parió!

(«Это не рука Бога, это рука Суареса, долгих лет жизни матери, давшей ему жизнь!»)

Это было потрясающее ни с чем несравнимое чувство. Но в то же время я не мог выбросить из головы мысли о Софи: «Когда это уже закончится, поскорее бы».

На следующий день я, наконец, вылетел в Испанию. Я не мог спать и думал лишь об одном – дождись меня. Вздохнул с облегчением я только тогда, когда приземлился в Барселоне и увидел Софи с ее животом.

Но на этом все не закончилось, впереди была еще одна история. Я прибыл в Барселону 15 июля, а 28-го должен был в составе «Аякса» выйти на поле в матче квалификации Лиги чемпионов против ПАОК. Едва я вернулся, мне нужно было уезжать на предсезонную подготовку. Я позвонил тренеру Мартину Йолу: «Прошу, мне нужно время. Дайте мне отдохнуть 10 дней в Барселоне, я смогу вернуться к тренировкам за два дня до игры и выйти на поле 28 июля. Я в хорошей форме после чемпионата мира».

Он дал добро. Я провел несколько дней с Софи в Барселоне, после чего отбыл в Амстердам на первую игру. Матч завершился вничью 1:1, я забил. Ответная встреча должна была состояться 4 августа в Греции, однако 2 числа Софи мне сказала: «Я только что была у врача, он сказал мне, что 5 августа в полдень я должна быть в больнице. Если ребенок не родится сам, они будут вызывать роды».

Я подумал: «Как я смогу быть там в полдень 5 августа, если вечером 4-го я буду в Греции на игре?»

Я встретился с руководством и рассказал им о сложившейся ситуации. Я пропускал матч на выходных, потому что был удален в игре за Суперкубок Голландии против «Твенте», поэтому знал, что в тот день мое присутствие в Амстердаме необязательно. Но я мог пропустить рождение своего ребенка, потому что допоздна задержусь в Греции 4 августа.

«Аякс» пошел мне навстречу и выделил частный самолет, на котором я сразу после игры вылетел домой. В клубе даже не знали, пройдем ли мы дальше, но сделали все для меня, и я всегда буду им благодарен за это. Обычным рейсом я бы никак не добрался до Барселоны к полудню следующего дня.

Мы сыграли вничью 3:3, и благодаря голам на чужом поле прошли дальше. Я забил. Я обязан был сделать это для них. А затем помчался в аэропорт.

В Барселоне я был в два часа ночи. В 2.30 я попал домой, Софи была истощена. Я сказал ей: «Поверить не могу, завтра у нас родится ребенок». Мы болтали с ней об этом, радуясь и в то же время сильно переживая, и заснули в 3.30. В 4.30 у Софи отошли воды.

После всего этого, после чемпионата мира, после квалификации Лиги чемпионов, после всей нервотрепки, страха опоздать, после всех звонков и сообщений, перелетов и поездок, серии пенальти, игры рукой, парада и оказываемого давления, я успел. В последний момент. В 9.16 утра на свет появилась Дельфина.

Она меня дождалась.

***

Дельфи был уже почти годик, когда Уругвай заявил о себе еще ярче, став победителем Кубка Америки в Аргентине.

Уругвай и Аргентину разделяет эстуарий Ла-Плата, всего пару часов. От Монтевидео до Буэнос-Айреса можно добраться на лодке, и в тот день в июле 2011 года многие уругвайцы так и поступили. Тысячи людей пересекали реку. Это было сродни нашествию.

Год спустя после чемпионата мира мы пробились в финал Кубка Америки, где встречались с Парагваем. Стадион «Монументаль», на котором выступает «Ривер Плейт», был забит уругвайцами. Болельщиков из Уругвая было больше, чем из Парагвая, и даже, возможно, больше, чем из Аргентины. Они были хозяевами турнира, но мы выбили их в четвертьфинале по пенальти 5-4.

Между Уругваем и Аргентиной нет чувства ненависти друг к другу, но каждый матч превращается в серьезнейшую битву на поле. У меня всегда были хорошие отношения с аргентинцами, но противостояние действительно напряженное.

Мы всегда говорим им, что все то, чем хвастаются аргентинцы, на самом деле принадлежит уругвайцам, например, самая лучшая говядина, вареная сгущенка (dulce de leche) и даже легендарный певец танго Карлос Гардель. Они, в свою очередь, утверждают, что мы лишь небольшой аргентинский городишко.

Сама мысль, что Уругвай еще раз может выиграть Кубок Америки в Аргентине, как в 1916 году, когда Кубок Америки проводился в честь столетия Аргентины, и в 1987-м, когда в атаке у нас играл Энцо Франческоли в паре с Рубеном Сосой, была кошмаром для аргентинцев. Более того, у нас теперь становилось 15 титулов – на один больше, чем у них. Это еще больше добавляло нам радости. Аргентинские СМИ были в ярости, они считали, что их команда будет фаворитом. Она должна была им быть. Но мы их обыграли. И теперь мы были в финале – на их стадионе, в их день.

Слушать, как болельщики распевают гимн Уругвая на «Монументале», было просто невообразимо. Он начинается с призывом к свободе, а заканчивается словами: «Героически исполнили» (свой долг). Это великолепный гимн, и не только потому, что я так считаю – где-то читал, что его признали вторым в списке лучших гимнов мира после Марсельезы. У меня мурашки по коже, когда я пою его и слышу, как поет весь стадион. Это действительно мощно. Думаю, если ты живешь далеко от дома, это впечатляет еще сильнее. 

Софи смеется, когда я начинаю твердить о патриотизме, но я на самом деле очень горжусь Уругваем. У нас маленькая страна, в которой немного проблем, особенно по сравнению с другими странами Латинской Америки. У нас скромная страна, но сплоченная и счастливая. В 2013 году журнал The Economist признал нас страной года. Находясь вдали от дома, мы становимся еще патриотичнее. Я возвращаюсь на родину не так часто, как хотелось бы. По правде говоря, думаю, я скучаю по тем вещам, которые, находясь там, я либо не замечаю, либо не уделяю им должного внимания, хотя на расстоянии я понимаю, что они того стоили. Я запоминаю хорошее. И оказаться на «Монументале», увидеть его таким, услышать его таким, было просто невероятно. Везде мелькали небесно-голубые футболки. Было действительно трогательно праздновать триумф перед фанатами. Некоторые баннеры высмеивали Аргентину – на одном из них рассказывалось, как «правильно» пить мате. Победа на Кубке Америки-2011 была феноменальным достижением, а победа в Аргентине делала его еще более выдающимся.

Внутри команды была схожая атмосфера, что и год назад на чемпионате мира, было чувство сплоченности и единства. Но были и отличия: мы жили в отеле, а не на закрытой от всех базе, поэтому могли видеться с семьями каждый день. Время летело быстрее, потому что событий было очень много. Дети футболистов играли вместе. Софи была со мной вместе с Дельфиной. Перед стартом турнира я говорил в интервью: «Мне нравится идея, что моя дочь сможет сказать: «Мой папа победил на Кубке Америки». Сама мысль об этом увлекала меня, добавляла эмоций. И мотивировала – словно я дал ей обещание.

Мы прибыли на турнир в действительно хорошей форме. Уверены в себе, подготовлены, собраны. В группе мы сыграли вничью с Перу и Чили, обыграв Мексику. Нас ждал матч с Аргентиной, мы поймали себя на мысли: «Ну вот, опять». В 2010 году мы играли с ЮАР, а теперь нам предстояло встретиться с Аргентиной у них дома. Год назад нам удалось избежать встречи с ними, но не сейчас. Мы ощущали давление, понимая, каких трудов и усилий нам будет стоить победа над ними.

Уругвай выбил Аргентину из Кубка Америки в 1987 году, и нам напоминали об этом, утверждая, что подобное не повторится. Я хотел доказать им, что они неправы. Я был очень мотивирован. Даже, возможно, слишком. Я боролся за каждый мяч, спорил, носился по полю. Табарес в перерыве дал мне понять: «Луис, либо ты успокоишься, либо я сниму тебя с игры». Я не мог продолжать играть в столь сумасшедшей манере. За весь матч я 13 раз нарушил правила – так сильно я был заряжен на победу.

Во втором тайме я действовал внимательнее и начал играть лучше.

Матч завершился вничью 1-1, голами отметились Диего Перес и Гонсало Игуаин. У обеих команды были шансы, неиспользованные моменты и красные карточки. В итоге мы победили 5-4 в серии пенальти. Месси, Форлан, Бурдиссо и я реализовали свои удары. Затем Фернандо Муслера отразил пенальти Тевеса. Мы сходили с ума, но в то же время сильно переживали. Впереди был еще долгий путь, напряжение нарастало с каждым ударом. Скотти… Пасторе… Гаргано… Игуаин – все забили. Решающий удар должен был нанести Мартин Касерес, который и вывел нас в следующий раунд. Невероятно, мы в полуфинале, это было просто нереальное чувство, что мы выбили их. И то, как мы это сделали, было наглядной иллюстрацией, что представляет собой Уругвай.

Парагвай в это же время выбил из турнира Бразилию, после чего мы осознали: «Этот Кубок Америки наш».

В полуфинале нам выпал Перу. Я забил оба мяча – за пять минут – и мы победили 2:0. Первый гол был забит с острого угла на добивании после удара Форлана. В эпизоде со вторым голом я обыграл голкипера перед штрафной площадью. Это просто невероятные ощущения – тот короткий момент до того, как мяч влетит в ворота, но ты уже знаешь, что забьешь. Ворота пустые, болельщики сходят с ума.

Нас ждал финал. Наша страна впервые с 1999 года добралась до финала, но мы не сомневались в своей победе. Парагвай дважды подряд в своих матчах играл в дополнительное время. В отличие от чемпионата мира, команды проводили здесь свои матчи через каждые 2-3 дня, а не через 4-5, к тому же еще шел дождь. Ноги у них были тяжелые, все матчи они проводили одним составом. Они были сломлены еще до начала финальной игры, и мы это знали. Мы знали, что у нас есть преимущество перед ними в плане физической готовности. На деле вышло, что мы оказались сильнее во всех аспектах, начиная с того, как мы пели гимн. Парагвайцы падали на газон с судорогами – уставшие и изнуренные. Они приложили столько сил для выхода в финал. Думаю, они смирились с тем, что нас им не обыграть.

Я открыл счет уже на 11-й минуте, подработав себе мяч правой ногой, практически остановившись и пропустив мимо себя защитника, после чего пробил левой. Я побежал к углу поля, чтобы отпраздновать гол с болельщиками на «Монументале». Затем Диего Форлан оформил дубль. В течение одного года мы пробились в полуфинал чемпионата мира и выиграли Кубок Америки.

Все время ты задаешься вопросом, спрашивая себя: четвертое место на чемпионате мира или победа в Кубке Америки? Эмоции совсем разные. В Аргентине я играл действительно классно, забил четыре мяча и был признан лучшим футболистом турнира. Софи и Дельфи тоже там были. И мы победили. Победа в Кубке Америки – это действительно часть истории. Выступление на чемпионате мира тоже дарит положительные эмоции, и, возможно, это достижение даже солиднее с учетом международного уровня, но особые ощущения переживаешь, поднимая трофей и зная, что твой ребенок может сказать: «Мой папа – чемпион Америки».

Фото: REUTERS/Kai Pfaffenbach, Andres Stapff, Enrique Marcarian

«Они говорили: если бы я не выбил мяч, мы бы никуда не прошли». Суарес вспоминает матч Уругвай – Гана

«С каждым матчем мы играли все лучше и лучше. Животик Софи становился все больше и больше»

«Даже представить не мог, что судья поставит три пенальти в ворота «МЮ» на «Олд Траффорд»

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья