Блог Липучая мышь

Парень из Петербурга делает закрытые курсы для топ-клубов: приезжают «Ювентус» и «Арсенал», из России – только «Зенит»

Интервью русского эмигранта, который делает футбол успешнее. 

Мы смотрим футбол, ходим на стадион, покупаем шарфы и картошку с кетчупом, Гвардиола спорит с судьями, Клопп смешит своими интервью, а Бабаев жалуется, что форму ЦСКА сшили слишком поздно. Мы видим только верхнюю и парадную часть футбольного мира, а тем временем в спортивных офисах идет неведомая нам работа, агенты, футбольные чиновники и сотрудники клубов ездят по миру – за игроками, переговорами и новыми знаниями. 

Сейчас вы посмотрите на европейский футбол по-новому и узнаете, что:

• Клубы платят деньги за обучение своих сотрудников, которые общаются между собой на стадионах от Стокгольма до Берлина;

• На этих закрытых курсах наращивают связи и даже иногда решают трансферные споры; 

• Клубы из России туда почти не ездят, хотя там полно русскоговорящих из Европы; 

• Все это придумал русский парень из Петербурга, который никогда не любил футбол, но благодаря компьютерной игре Football Manager теперь помогает клубам по всему миру стать эффективнее. 

***

Главные европейские клубы встречаются шесть раз за полтора года на двухдневных курсах в городах, где есть большой клуб и современная арена. В залах для пресс-конференций сидят сотрудники «Реала», «Барселоны», «Ромы» и «Арсенала», Недвед и Ван Дер Сар рассказывают об устройстве футбольных академий, выступают президент «Ювентуса» Андреа Аньелли и бывший гендиректор «Ливерпуля» Иэн Эйр. 

Президент «Ювентуса» Андреа Аньелли

Через программу прошли больше 120 человек, многие участники говорят по-русски – они представляют одесский «Черноморец», клубы из Беларуси, Армении, Азербайджана, Молдовы, Грузии и Казахстана. Из России за два набора (начали в 2016-м) не было ни одного клуба, и только на третий, который стартовал 11 ноября, приехал «Зенит». Кто именно от клуба – организаторы не раскрывают, но добавляют, что вместе с ним будут учиться люди из «Арсенала», «Милана», «Манчестер Юнайтед», «Аякса», «Бенфики», «Монако», «Баварии», обоих «Ред Булл» (Зальцбурга и Лейпцига), «Вильярреала» и «Копенгагена».

Всего – 43 клуба. Необязательно из Европы – в разные годы в курсах участвовали представители Кот-д’Ивуара, Перу и Бразилии.

История русского автора курсов: не любил футбол, но попал к русскому олигарху в «Хартс» и теперь обучает топ-клубы

За практические задания на курсах отвечает Константин Корнаков из Петербурга. Его отец – переводчик и лингвист – работал на Кубе, когда там стояли советские войска, а в 1995 году приехал преподавать русский язык в Шотландию. Там Константин выучился на специалиста по современной мировой истории и на переводчика, в итоге говорит на русском, английском, испанском, французском и португальском. После переезда он ни разу не был в России. Мы сидим за деревянным столом бара в Эдинбурге и тянем местный крафт из круглых стаканчиков по 0,3 литра.

«Наша семья жила в Глазго рядом со стадионом клуба «Партик тисл», который в 90-е играл в высшей лиге, а теперь – в шотландском Чемпионшипе, – начинает Корнаков. – Если хочешь выбрать клуб действительно из Глазго – болей за них, их стадион ближе всего к центру города, еще у них яркие желто-красные цвета, красивая форма, болельщиков видно издалека. На стадион я тогда не ходил – у меня даже мысли такой не было, но смотреть на них нравилось». 

В конце 90-х семья Корнаковых на время переехала в английский Брэдфорд (папу позвали туда работать), где в 2000 году Константин стал чуть ближе к футболу и попал на первый матч Аршавина за основу «Зенита» – в Кубке Интертото против «Брэдфорд Сити». В школе друзья подсадили его на компьютерную игру Football Manager, которая тогда называлась Championship Manager. 

«В «Менеджере» я играл как раз за «Зенит» и «Брэдфорд», – вспоминает Корнаков. – Массовому интернету, тем более в России, тогда было отроду 4-5 лет, людей в комьюнити игроков было мало, и я предполагаю, что они были либо достаточно обеспеченные, чтобы этим заниматься, либо где-то работали, где был доступ к интернету. В сообществе у меня был ник «Зенит – чемпион» (я же из Питера), какие-то люди из России играли и делились тактиками, а мне игра дала знание, что существует логика управления футболом и мне стало интересно в ней поучаствовать».

На русскоязычном форуме для любителей Football Manager Корнаков познакомился с людьми из петербургской газеты «Спорт День за Днем» (теперь только сайт) и, живя уже в Эдинбурге, стал внештатным корреспондентом – писал про английский футбол, ездил на сборы русских команд в Европу, ходил по аккредитации на «Камп Ноу». «Это было хобби, в журналистике платили центы за слово – что-то смешное, не проживешь, – говорит Корнаков. – А зарабатывал я переводом с русского на английский и испанский».

В 2004 году в его жизни появился «Хартс» – осевший в долгах и поражениях клуб из Эдинбурга купил литовско-русский миллиардер Владимир Романов. Он привел в клуб литовских игроков и русских управленцев (Бышовец год был спортивным директором, потом его сменил бывший футболист и администратор ЦСКА Анатолий Коробочка), удивлял подчиненных просьбами – например, просил отвезти его в пять утра на озеро. 

С Романовым «Хартс» выиграл Кубок Шотландии, занял второе место в сезоне-2005/2006 и пробился в квалификацию Лиги чемпионов – Корнаков сначала рассказывал про клуб для «Спорт День за Днем», а потом на матче познакомился с Коробочкой и попросил автограф. Вскоре «Хартс» вылетел из Лиги чемпионов и Кубка УЕФА, постоянно проигрывал, и главным тренером сделали Коробочку. Тогда он и вспомнил про молодого человека со свободным английским. Так Корнаков стал его переводчиком и аналитическим помощником, делал карточки по игрокам и создал компьютерные шаблоны для статистики. 

«В этом мне и пригодились навыки из Football Manager, там все это было схематично показано, – говорит Корнаков. – А Коробочка показал себя прекрасным коммуникатором – в «Хартсе» с эксцентричным Романовым это было очень важно, а он умудрялся объяснять Романова местным людям и Романову – местных людей. Для этого Коробочка просто говорил, говорил и еще раз говорил. Работал как психолог». 

Корнаков работал в клубе семь лет и закончил на позиции администратора – регистрировал и составлял контракты, следил, чтобы у игроков не было перебора желтых карточек: «Конечно, на поле динамичнее, но мне было интересно управлять футболом из офиса».

Кризисные пресс-конференции, дружба с местными жителями – чему учат на закрытых семинарах топ-клубов   

Еще работая в «Хартсе», Корнаков представлял клуб в европейской клубной ассоциации, где изучал развитие академий и делал аналитические отчеты по академиям Европы. Дальше – с двумя соавторами написал универсальное руководство для эффективной работы футбольных клубов и вместе с  партнерами создал компанию LTT Sports (есть русская версия сайта), куда приходят клубы за советом по успешному развитию. 

Также Корнаков поучаствовал в разработке «программы обучения, обмена и получения знаний» при европейской клубной ассоциации. Несмотря на закрытый характер курсов, он рассказал нам, что же на них происходит. 

Шесть семинаров – чему там научат? 

1. Лидерство, стратегическое управление и планирование футбольных клубов

2. Устройство клубных академий + женский футбол

3. Общество, взаимодействие с болельщиками и всем населением. «Клубы понимают, что вокруг стадиона расположены какие-то дома, – говорит Корнаков. – Люди там могут не быть болельщиками, но когда ты проводишь матч у себя на стадионе, то влияешь на их жизнь. Это может быть как позитивно, так и негативно. Если ты перекрыл дорогу, чтобы болельщик смог пройти, то какое-то время житель не сможет попасть домой. 

Потенциально это негативно повлияет на отношение к клубу. Как это минимизировать? Раньше клубы об этом даже не задумывались. А сейчас можно спросить: что вы предпочитаете и как вам будет удобнее? Просто извиниться, написать какое-то письмо в начале сезона, сказать, что в такие-то даты будут такие-то такие-то ограничения на движение транспорта: «Извините нас, по-другому не можем. Если есть какие-то идеи, свяжитесь с нами». 

4. Бизнес. Как зарабатывать деньги? Как работать на трансферном рынке?  

5. Инфраструктурная часть клуба – стадион, использование его как для матчей, так и для всего остального. 

6. Роль и позиция клуба внутри всей футбольной индустрии, взаимодействие с другими клубами и федерациями

«В этом хорош ПСВ, – пример от Корнакова. – Ты говоришь «Эйндховен» и сразу думаешь о ПСВ. Настолько они вплетены во всю органическую структуру города и региона на всех уровнях – экономически, политически и юридически. 

Они создали идею, что Эйндховен – это инновационное место, где ты хочешь жить, где ПСВ – одна из ценностей и элементов жизни. Допустим, ты программист, приехал туда работать в каком-нибудь стартапе и в качестве одного из бонусов тебе преподносят клуб, который играет в хороший футбол, а твои дети могут пойти в его академию». 

Каждый из шести семинаров проводится на отдельном стадионе – так ближе к боевым условиям и лучше моделировать нестандартные ситуации   

Корнаков разрабатывает практические задания:

«Логично же: если программа предназначена для руководителей футбольных клубов, то надо создавать определенную атмосферу. На всех современных стадионах есть залы и условия для больших митингов. 

Обычно людям нравится формат пресс-конференции под давлением. Занятия на стадионе проводим потому, что здесь можно моделировать реальные ситуации. Мы заводим людей в комнату для пресс-конференций, устраиваем там полный антураж с камерами и журналистами и даем сценарий, как им нужно отреагировать на определенную ситуацию с негативным, например, пиаром. У них игрок забухал или въехал в кого-то на машине – как реагировать? 

В этом надо поучаствовать, потому что наверняка все участники видели такие кризисные ситуации со стороны, но далеко не все сидели перед микрофоном. Обычно люди работают над этим в группах, и, казалось бы, это игровая ситуация, легко упасть в несерьезные отношения, но поскольку весь антураж реальный и мы всегда включаем настоящую трансляцию, то люди втягиваются и для них это уже не развлечение. 

Также просим людей придумать стратегический план для клуба на ближайшие пять лет, учим вести футбольные переговоры».

***

Последняя программа закончилась в июне 2019-го на стадионе сборной Швеции в Стокгольме, а начиналась за полтора года до этого на стадионе «Ювентуса» в Турине. Второе занятие – в Бильбао. Дальше – Нью-Йорк, Афины («Олимпиакос») и Вена («Аустрия»). 

«В Нью-Йорке общались на стадионе «Нью-Йорк Янкиз», – говорит Корнаков. – Потом ездили в Атланту к совсем новому клубу «Атланта Юнайтед», которая играет на новом стадионе – он просто шикарный, такой черно-красно-золотой. А договариваемся мы через знакомых: с президентом «Атланта Юнайтед» у нас просто хорошие связи, знакомы 10 лет, потому что в свое время «Хартс» играл с «Тоттенхэмом» и мы были на параллельных должностях».

В этом сезоне все стадионы будут новыми, кроме одного: курс снова начался в Турине. Потом будут Амстердам («Аякс» покажет и расскажет про академию), Хельсинки («ХИК»), «Бенфика» (Лиссабон), Лондон («Тоттенхэм») и Белград («Црвена Звезда»). 

Представим, что мы приехали к «Ювентусу». Зачем? Что там будет?    

Корнаков моделирует ситуацию:

«Это всегда делается вместе с клубами. Мы выбираем клубы не просто так, а тех, кто может рассказать интересную историю и дать новые знания. Со своей стороны даем других спикеров. Это не просто собрались и потрепались, там каждый день – довольно интенсивный, по 5-6 лекторов, два полных дня с 9 утра до самого вечера. 

Допустим, мы приехали в Турин, все спикеры по высшему уровню: президент «Ювентуса» Аньелли, Недвед, профессора из бизнес-школ по теме лидерства. Они рассказывают про лидерский опыт, управление и руководство, почему «Ювентус» такой, а не другой. Но чтобы узнать конкретно – надо слушать эти курсы, а чтобы на них попасть, нужно работать в футбольном клубе и быть на достаточно высоком уровне. Все, что на них рассказывается, остается там. 

Наша программа – возможность узнать что-то новое, посетить новые места, создать крепкую сеть людей из одной индустрии. У нас были случаи, когда один клуб не заплатил другому за трансфер и у них возник конфликт. Но люди из обоих клубов учатся у нас на программе и между собой умудряются так договориться, чтобы решить проблему. Просто потому что оказались в одном месте. Другой пример: если кому-то нужно подписать откуда-то игрока, он хочет узнать информацию по законодательству или контрактному праву той страны. Раньше надо было звонить агенту. А тут ты знаешь: «О, у меня же есть кореш из Боснии, он может подсказать».

Сколько стоит участие? 

«Сумма достаточно скромная, потому что программа сильно субсидируется европейской клубной ассоциацией, – говорит Корнаков. – Участие стоит в зависимости от уровня клуба и рейтинга УЕФА: богатые клубы могут позволить себе больше, самый высокий ценник – 6 тысяч евро за весь курс на одного сотрудника. Перелеты, проживание и остальное участники оплачивают сами. 

Всего участвуют 43 человека. Естественно, заявок больше, чем мест. У программы есть научный совет, который отбирает клубы. Могут отсеять, например, если предложили слишком низкий уровень кандидата. 

***

«На выходе с курсов у людей будут знания, связи, более качественное и системное видение всей футбольной индустрии, мы же пытаемся немножко смотреть вперед, а не просто рассуждать о том, что уже сделано, – итог от Корнакова. – Также выдается диплом от бизнес-школы Стокгольма (входят в топ-100 бизнес-школ в мире). 

Образования в сфере спортивного менеджмента сейчас очень много, его делают и ФИФА, и УЕФА, но нам нравится наша программа, которая делается клубами и для клубов. 

– Почему так мало клубов из России?

– Это неудивительно. Программа, естественно, на английском языке, подразумевает путешествия, и я не знаю, сколько людей в российских клубах могут получить реальный выхлоп от участия. 

Мы в основном работаем с уровнем выше среднего менеджмента. От небольших клубов или больших клубов из малых стран приезжает самое высшее руководство – президент или генеральный директор. От среднего клуба приедет исполнительный, финансовый или спортивный директор. От клубов из первой тройки-четверки-пятерки вроде «Баварии» и «МЮ» будут какие-то начальники департаментов, директор маркетинга или директор по инновациям. По логике в российских клубах это должен быть уровень либо исполнительных, либо финансовых директоров, но я не знаю, поедут ли они и есть ли у них должный уровень английского языка

Но они в итоге все равно придут, и неважно какие клубы, потому что приходит не клуб, а человек: и если он открытый и делится знаниями – это самое главное.

Фото: личный архив Корнакова (1, 3, 4, 6, 7, 8, 10, 11); globallookpress.com/Corner/Fotogramma/Ropi; Gettyimages.ru/Jamie McDonald

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья