Блог InoProSport.Ru

«Огурцы, помидоры и теплая водка». НБА в СССР – как это было…

Источник: сайт InoProSport

29 лет назад «Атланта Хокс» провела первый в истории НБА выставочный матч в России. Что помнят об этом обе стороны? «На протяжении двух недель… нам, попросту, приходилось питаться огурцами, помидорами и теплой водкой».

Майк Фрателло еще не был «Царем экранных скетчей», когда вместе с игроками в тот день стоял в безлюдном грузинском аэропорту. Даже в Советском Союзе он не был царем чего бы то ни было. Он занимал пост главного тренера «Атланты Хокс», однако де-факто командой управлял Тед Тёрнер, как раз и являвшийся причиной того, что все они находились именно в Грузии, а не в штате Джорджия (созвучном Грузии в английском языке). На дворе был 1988-й год, и Фрателло просто было нужно забрать командный багаж. «Хокс» только что приземлились в Сухуми вместе с национальной сборной Советского Союза для участия в двухнедельном выставочном турне, неся дипломатическую, но абстрактную миссию. Вскоре сумки всех представителей делегации можно было увидеть у взлётно-посадочной полосы, как раз там, где их и выгрузили из самолета. Фрателло прихватил с собой находившуюся неподалеку тележку и, наряду с несколькими игроками, отправился забирать вещи. Как вы можете предположить, такие условия были далеко не свойственны НБА.

25 июля 1988-го года, 29 лет назад, «Хокс» стали первым клубом в истории НБА, который сыграл матч в СССР. Это была первая игра в столице Грузии Тбилиси из намеченных трех против Советского Союза. Вся ситуация представляла из себя «настоящий прорыв», как сейчас выражается Фрателло. По наставлению владельца клуба и телевизионного гуру Тёрнера, при поддержке Дэвида Стерна и НБА в целом, «Хокс» полетели участвовать в баскетбольном турне. Официально целью этой поездки было развитие вида спорта и налаживание мостов по мере того как напряжение, связанное с холодной войной, шло на спад. Политика лидера коммунистической партии Михаила Горбачева, называемая «перестройкой» и основанная на «гласности», сигнализировала о массивных переменах в идеологии и экономике, которые, впоследствии, привели к роспуску советского правительства. Советская команда, составленная из лучших игроков республик, входящих в состав Союза, доминировала на международной арене, и матчи должны были стать интересными. Хорошие взаимоотношения между Горбачевым и Тёрнером позволили осуществиться этой поездке, которая, впоследствии, безоговорочно изменит НБА к лучшему.

Для тех, кто принимал участие в этом турне, все было в новинку, и существовало мало представления по поводу того, что, в конечном счете, все это будет означать. Команда в полном составе совершила перелет на массивном Ил-86 из Москвы в Сухуми, в котором, как сообщили «Хокс», находилась Олимпийская тренировочная база на берегу Черного моря. Начиналось турне поединком в Тбилиси, затем должен был состояться матч в литовской столице Вильнюсе, а завершалось оно игрой в Москве. Помимо этой информации (а также того, что теперь им самим придется забирать свой багаж) баскетболисты «Хокс» и их сопровождающие имели мало понятия о том, что их ждет дальше.

Планировалось, что рейс будет чартерным. Вместо этого он перевозил, помимо делегации, некоторых гражданских лиц и даже животных. Отсутствовали и привычные удобства. Вода бесплатно наполнялась в деревянную поилку общего пользования из краника в клозете. Поездка на автобусе из аэропорта на тренировочную базу была прервана на длительное время из-за того, что прямо на покрытой пылью подъездной дороге расположилось стадо коров. Главное в отношении Сухуми – черноморского курорта там не было, и ехать туда не хотелось. «Единственное, что они нам не сказали, так это то, что база, наверное, была закрыта уже несколько лет, - рассказывает Фрателло. – Этого они решили не говорить».

Американский контингент включал в себя баскетболистов, штатных сотрудников, представителей СМИ, друзей и членов семей. Некоторые привезли с собой брошюры с рекламой подводного плавания и снаряжение для езды на лошадях, повеселив принимающую сторону. «Я спокойной пытался объяснить, куда мы едем. У них не было ни малейшего представления» - вспоминает Александр Волков, в то время – 24-летний форвард сборной Советского Союза. База, мягко говоря, просто находилась в рабочем состоянии. Здесь отсутствовали кондиционеры при почти тропической жаре, питание было недостаточным, в душах текла ледяная вода и не было практически никаких удобств. Более того, существовала серьезная проблема с комарами. Это не вводило в шок Волкова и его партнеров по команде, которые тренировались вместе на протяжении многих лет по всему Советскому Союзу в разных условиях. Сухуми располагается в оспариваемом этническом регионе и позже окажется как раз на линии фронта во время грузино-абхазского конфликта. СССР представлял из себя мощную державу в военном плане, однако не являлся современной страной в плане житейских стандартов.

«Сейчас я тепло вспоминаю те дни, однако, что мы делали на протяжении тех двух недель, так это ели огурцы, помидоры, и запивали все теплой водкой, - рассказывает освещавший матчи «Хокс» на радио долге время Стив Холман, которого Фрателло окрестил «главным историком поездки». Через три дня в Сухуми группка гостей, объединившаяся за счет любви к творчеству Кул Мо Ди, начала обмениваться некоторыми вещами на еду с более предусмотрительными участниками делегации. Электричество и телефонная линия то работали, то нет. Защитник «Хокс» Док Риверс и советская звезда Шарунас Марчюлёнис (вооруженный гитарой и некоторыми фольклорными литовскими песнями), помогли задать тон дружественным отношениям между командами. Если отбросить в сторону условия проживания, американцы чувствовали себя умиротворенно.

«Ты попадаешь в неизвестность, находясь вдали от дома, и все зависит от того, какую историю ты желаешь прочесть, кому хочешь верить. Нам все это было незнакомо… политика, что происходило между США и Советским Союзом, - объясняет Фрателло. – Пребывали ли мы в хороших отношениях? Пребывали ли мы в плохих отношениях? Где была правда? Мы не знали. Так что да, у нас были опасения по поводу того, куда мы можем вляпаться».

«Я вообще не захотел туда ехать, - говорит Кевин Уиллис, который пропустил сухумский этап и встретился с командой в Вильнюсе вместе с Домиником Уилкинсом, являвшимся звездным баскетболистом в команде. «Тед Тёрнер говорил что-то вроде: «Чувак, давай-ка садись в самолет», так что мне пришлось. Присутствовало такое ощущение… ты не знаешь, что произойдет дальше. Хотя, изначально, у многих игроков «Хокс» присутствовали смешанные эмоции по поводу нахождения там, чувства юмора лишились не многие. «Если бы там был интернет, я бы каждый день вел блог», - вспоминает работающий долгое время в «Sports Illustrated» Джек Мак-Каллум, являвшийся одним из трех журналистов, которых взяли в поездку. Он рассказывает о тех событиях с улыбкой: «Это были бы лучшие материалы, которые я когда-либо написал».

Как в случае с любой группой американцев, отправившихся за границу в то время, на них возлагалась и дипломатическая миссия. Фактических мотивов для данного турне было много. Тёрнер стал организатором Игр доброй воли в Москве в ответ на бойкот США и СССР Олимпийских игр 1980 и 1984 соответственно. Конечно, трансляцию соревнований можно было найти на каналах сети TBS. «Миссия Теда заключалась в том, чтобы отыскать новых друзей, - делится Фрателло, который помогал в трансляции этих игр и сейчас работает аналитиком на каналах «Turner Sports». За время долгой карьеры на телевидении он заработал прозвище «Царь». Игры открыли двери для турнира «McDonald’s Open» в 1987-м году, в котором принимали участие «Милуоки Бакс», сборная Советского Союза и итальянский клуб «Олимпия» Милан. Связи были достаточными для того, чтобы отправить «Хокс» за океан, и дружба Тёрнера с Горбачевым сыграла на пользу для всех в этой ситуации.

«Поездка расценивалась, как причуда Теда Тёрнера», - говорит Мак-Каллум. Комиссионер НБА Дэвид Стерн и генеральный директор TBS Роберт Уасслер, создатель канала CNN, встретились с первыми лицами Госкомспорта – спортивной федерации СССР. У НБА были наброски по поводу продвижения на международную арену, советская команда готовилась к предстоящей Олимпиаде в Сеуле, так что переговоры завершились передачей прав на телетрансляцию и так далее.

«Лига согласилась пойти на это, потому что такой шаг служил началом планов Дэвида Стерна по глобализации НБА. Одним из первых шагов должно было стать привлечение игроков из Восточной Европы», - делится Ким Бохуни, который помогал освещать поездку для TBS и сейчас является вице-президентом НБА по международным баскетбольным операциям. Бохуни отвечал за изучение профилей атлетов на Играх Доброй воли, и советские баскетболисты уже были ему знакомы. «За восточноевропейской стеной было так много отличных игроков, и часть из них нужно было перевезти в НБА».

Возглавляемая будущим членом Зала баскетбольной славы Александром Гомельским сборная СССР формировалась из массивного пула талантов. На протяжении многих лет они совершали поездки ради встреч с университетскими командами в Соединенных Штатах. В составе сборной СССР выступал литовский центровой Арвидас Сабонис, который считался лучшим «большим» за пределами НБА. Фактически он являлся собственностью «Портленд Трэйл Блэйзерс». Главная причина, по которой «Хокс» и президент Стэн Кастен отправились в эту поездку стала «секретом Полишинеля»: клуб желал завербовать Марчюлёниса и Волкова – молодых советских талантов, которые позже стали европейскими пионерами в лиге.

Что касается международного скаутинга, в этом плане «Атланта» находилась впереди планеты всей. В 1970-м «Хокс» впервые в истории задрафтовали иностранных баскетболистов в лице мексиканца Мануэля Раги и итальянца Дино Менегина (в НБА они так и не сыграли). «Хокс» выбрали Волкова – украинского форварда, в шестом раунде драфта 1986 года. Они, также, охотились за крепким 24-летним литовским защитником Марчюлёнисом, который, неведомо для «Хокс», уже водил теплую дружбу с Донни Нельсоном, в результате чего впоследствии оказался в «Голден Стэйт Уорриорз». Эти игроки были знакомы скаутам, они оба любили атаковать кольцо и, как и многие из их партнеров, разрушали стереотипы о европейцах за счет своей жесткой манеры игры.

«Атланта» была первым клубом, который задрафтовал и Сабониса, выбрав его в 4-м раунде драфта-1985 в возрасте 20 лет. Головной офис посчитал, что нашел лазейку в правилах и сорвал куш. Но все оказалось не так просто. Лига официально признала этот пик драфта недействительным, потому что ему еще не было 21 года и, хотя «Атланта» и боролась за то, чтобы сохранить на него права, Сабонис вернулся в пул баскетболистов, доступных для драфта, и годом позже был выбран «Блэйзерс» в первом раунде. Та неудача «Хокс» привела к тому, что в лиге появилось правило, которые ныне называют «драфтовой заначкой», позволяющее клубам сохранять права на игрока до тех пор, пока он не подпишет свой первый контракт в НБА. «Хокс» опоздали, но тот инцидент повлек за собой перемены. Хотя всегда было понятно, что Советы не желают предоставлять возможность своим игрокам заключать профессиональные контракты за границей, это не спугнуло «Атланту», которая надеялась, что отношения Тёрнера с правительством предоставят им преимущество перед конкурентами во время перестройки.

Советские игроки, тем временем, счастливо жили голубыми мечтами. Более молодая группа баскетболистов, включая Марчюлёниса и Волкова, потренировалась и поиграла за «Хокс» против полупрофессиональных команд летом 1987-го, однако мысль о том, что команда НБА приезжает на советскую землю – это был совсем другой уровень. «Тренер Гомельский сказал нам за несколько месяцев до этого: «Знаете, парни, «Атланта Хокс» приезжает в Советский Союз, мы вместе с ними проведем тренировочный лагерь и потом сыграем несколько матчей», - вспоминает Волков. – Мы смеялись до упада и подкалывали друг друга. Но потом, знаете проходит время, приближается лето, и мы видим… вроде как все действительно выглядит так, будто к нам едет «Атланта Хокс».

«Советский Союз в то время все еще был Советским Союзом. Горбачев, перестройка и все такое. Но это по-прежнему был Советский Союз, - добавляет Волков. – Мы не верили, что это в конечном счете происходит. Мы так сильно волновались». Советская сборная нацеливалась на Олимпийские игры, и выиграла в итоге золотые медали, в полуфинале огорчив сборную США, составленную из игроков университетских клубов под руководством Дэвида Робинсона. Перспектива заиграть в НБА по-прежнему была лишь самообольщением, и многие игроки, в первую очередь, полагали, что у них просто не получится быть там конкурентоспособными. Тренировки под руководством американцев и опыт очного соперничества с «Хокс» помогли игрокам советской сборной заполучить психологическое преимущество. Через несколько месяцев, как всем хорошо известно, по этому поводу сокрушался тренер команды США Джон Томпсон после поражения от сборной СССР.

Советские баскетболисты прошли испытание американцами летом, но команда НБА, совсем еще недавно выступавшая в полуфинале Восточной конференции – была совсем другим зверем. Матчи НБА не транслировались по телевизору в СССР. Сергей Тараканов, один из ветеранов сборной, полагался на друзей, которые в качестве контрабанды привозили ему кассеты с записями матчей на протяжении некоторого времени. Это помогло составить очень ненадежный скаутский доклад, но добавляло ситуации и эмоциональности: «Это как смотреть кино, а потом, в конце концов, встретиться с актером из него лицом к лицу», - рассуждает Тараканов.

В то время он еще не знал, что его рассуждения о встрече с актерами не далеко ушли от правды. Баскетболисты «Хокс», согласно предварительной договоренности и другим причинам, прибывали в СССР в две волны. Соответственно, их дублерам, путешествовавшим с командой, требовалось переодеваться в игровую форму, заполнять места в составе, и, время от времени, принимать участие в играх. В число псевдо-игроков «Хокс» входили брат Антуана Карра и сосед по комнате Клиффа Левингстона. Советские баскетболисты ожидали, что, учитывая обстоятельства, их оппоненты будут задиристыми, но оказали им теплый прием. «Думаю, в особенности Марчюлёнис и Волков, они хотели открытости, хотели показать, что все мы живем в одном мире, - рассказывает Мак-Каллум. И игроки начали наслаждаться компанией друг друга, несмотря на языковой барьер.

«У нас был выходной, когда один из американских баскетболистов подошел ко мне и сказал: «Саша, мы хотим пойти в клуб», - вспоминает Волков. – Тогда я ответил: «Ок, думаю вы понимаете, Сухуми… Ну какой здесь у нас может быть клуб?». Он был уверен, что поблизости нет ночных клубов, особенно в зоне досягаемости от изолированной тренировочной советской базы, но позвал друзей и на всякий случай спросил у них об этом. «Через несколько часов ко мне подходит офицер КГБ и говорит: «Саша, пожалуйста, не говори глупостей». Конечно, тогда я прикинулся дурачком, и он сказал мне: «Просто скажи, что сейчас у нас религиозный праздник, и все закрыто». В этот вечер ни один баскетболист базу не покинул.

После этого тренировочного сбора команды отправилась в Тбилиси. Условия проживания там были лучше, на тренировки приходило много людей, болельщики страстно желали взглянуть на игроков, и 10 тысяч собралось на арене 25-го июля, чтобы лицезреть победу «Хокс» со счетом 85-84. Среди болельщиков присутствовала и мама Зазы Пачулии. Доминик Уилкинс пропускал этот матч, так как добирался в СССР отдельно от команды и опоздал на пересадочный рейс в Москве, в результате чего застрял там на 12 часов. Во время ожидания Уликинса, оставшаяся часть путешествующей группы посетила до невыносимости душную шахту, проехавшись на лифте глубоко под землю и затем в облегчении поднявшись на поверхность. «Они считали, что это хорошее развлечение для туристов, - рассказывает Мак-Каллум. – Я был там с Майком Фрателло. Мы погружались в эту шахту, и когда мы спускались туда на лифте, запах был просто ужасный. Майк сказал: «Wow, могу поспорить, Доминик находится вне себя от ярости из-за того, что пропускает это».

Следующей остановкой был Вильнюс – помешанная на баскетболе столица Литвы. С утомленным Уилкинсом и молодым Жидрунасом Илгаускасом на трибуне, «Атланта» выиграла со счетом 110-105 в овертайме. Несмотря на то, что силы игроков «Хокс» были истощены и они находились не в своей тарелке, игры были напряженными, и можно было понять, что они что-то да значат. Советы были известны своей выносливостью, и их невозможно было перебегать: «Они были чрезвычайно талантливы, сильны, очень дисциплинированы, никогда не сдавались и продолжали давать тебе бой», - говорит Уиллис.

Последней остановкой в турне была Москва. Некоторые баскетболисты «Хокс» расценивали 2 победы в трех матчах, как викторию в серии, что, в ретроспективе, намекало на возможный спад в игре. Когда команда уже была в Москве, Фрателло, который часто во время выездных матчей выводил команду покушать огромные порции спагетти в итальянские рестораны, и считал себя хорошим поваром, приготовил для команд большой ужин, главным блюдом которого стали спагетти. Насчет доставки ингредиентов подсуетилась лига, и массивные порции игрокам накладывал Дэвид Стерн. «Все говорили, что в этот вечер мы ужинаем так, будто завтра нам предстоит казнь на электрическом стуле», - вспоминает Холман.

На площадке «Хокс» выглядели вялыми и Советы наконец-то добились победы, выиграв 132-123 в матче, который транслировался в Соединенных Штатах посредством сети TBS. Волков набрал 35 очков, Марчюлёнис добавил еще 23, а «Атланта» играла, как выразился Мак-Каллум на страницах «Sports Illustrated», так, будто «побыстрее хотела слинять домой». Гомельский также здорово подвел итог этой встречи. «Я спросил у него, насколько плохо играла «Атланта», - вспоминает Мак-Каллум, на что он пожимает плечами и говорит (на английском): «Бросать много, попадать мало». После этого я часто использую такое выражение».

Все, кто принимал участие в турне, тепло вспоминают эти две недели, и каждый понимает, какое большое влияние оказали они на баскетбол. «Это была отличная возможность, и нам нужно поблагодарить этих парней, которые оказались достаточно смелыми, чтобы открыть этот занавес, - говорит Марчюлёнис. – Мы не знали, и не знали тогда и они, насколько это поможет открыть двери для европейцев. Сегодня это путешествие расценивается, как большой шаг вперед навстречу возможности для советских спортсменов выступать на Западе. Многие баскетболисты тихонько пытались добиться независимости не только для своих стран, но и для самих себя. «На Олимпиаде мы в некотором роде бросали вызов Гомельскому, - объясняет Марчюлёнис. – Мы спрашивали, если мы выигрываем, поможет ли он нам уехать поиграть за пределами Советского Союза. Такие мысли сидели у нас в головах. Но совсем не обязательно ставилась цель отправиться исключительно в НБА».

В сентябре сборная СССР завоевала золотые медали Олимпийских игр в Сеуле, а Марчюлёнису и Волкову на государственном уровне позволили поехать играть в США в 1989-м. Первый из них влился в ряды «Уорриорз», а второй наконец-то отправился в «Хокс». Спустя 8 месяцев после неудачной Олимпиады в Сеуле, игрокам из НБА позволят выступать в международных соревнованиях. Любая прямая связь между победой Советского Союза в 1988-м и дозволением американским звездам участвовать в ОИ-1992, по большому счету, является простым домыслом. В конце концов, правила едва не изменили уже в 1986-м. НБА изначально не проявляла особого энтузиазма по поводу участия в международных турнирах. Впоследствии Мак-Каллум назовет эту команду «Дрим-Тим». Хотя, сложно спорить с тем, что американские профессионалы (за счет выступления на Олимпиаде) сильно подогрели интерес к баскетболу по всему миру.

Берлинская стена пала в 1989-м, СССР развалился в 1991-м, а Литва, Эстония и Латвия стали официально признанными независимыми сборными, отправившимися на Олимпийские игры-1992. Благодаря креативным усилиям по сбору средств, в котором, как известно, были задействованы даже члены рок-группы «Grateful Dead», у Марчюлёниса, Сабониса и других звезд наконец-то появилась возможность выступить за сборную своей родной страны. В историческом матче Литва завоевала бронзу в поединке против так называемой Объединенной команды, состоявшей из игроков других бывших советских республик. Многие из них, включая Волкова, ранее являлись партнерами литовцев по сборной Союза. Российский флагман ЦСКА завез первых баскетболистов из США в 1994-м. Сабонис в конце концов уехал в «Портленд» в 1995-м, пусть и уже в конце своей омраченной травмами карьеры. Другие же не воспользовались своими шансами отправиться на Запад, но ворота были уже открыты настежь. В последующие годы множество баскетболистов из бывшего СССР отправились играть в НБА.

В начале сезона 2016-2017 в заявках клубов НБА значилось 113 игроков из 41 страны мира. Большое представительство имеет Восточная Европа при том, что 9 баскетболистов происходят из стран, ранее входивших в состав Советского Союза, а 14 – из бывшей Югославии. Сборная России выиграла чемпионат Европы в 2007-м году под руководством Дэвида Блатта и с Андреем Кириленко (ныне работающим комиссионером в федерации) в качестве главного движущего механизма команды. Конечно, Кристапс Порзингис представляет Латвию. Уроженцами Литвы в НБА являются Йонас Валанчюнас и младший сын Сабониса Домантас. То, что раньше было неправдоподобным, теперь стало возможным для перспективных игроков со всего мира.

«Знаете, мы ведь мечтали об НБА, но я не говорил об этом людям. Не хотел показаться глупым, - откровенничает Волков. – При той ситуации, которая складывалась в мире, с Советским Союзом, при всем том, что происходило… внутри себя я говорил: «Да, думаю шанс есть». Никто в то время не мог поставить на то, что все получится, но такое отношение к делу, впоследствии, мобилизовало целое поколение игроков».

«Я думал. Мне 25. Если я не сделаю этого сейчас, у меня ни за что не получится сделать это позже. Быть может, у меня ничего не получится, но лучше уж мне тогда оставаться в Европе и не ехать в НБА, чем думать, что у тебя есть шанс и не поехать».

 

Источник: сайт InoProSport

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья