Hokejka
Блог

Ларионов приехал в НХЛ в 28 и играл почти до 44. Именно он олицетворял советский хоккей в Америке

Вспоминаем заокеанскую карьеру Профессора.

Суперзвезды редко становятся тренерами – в НХЛ они гораздо чаще идут в генеральные менеджеры или даже президенты (Айзерман, Сакик, Блэйк, Нили – одни девяностые представлены отлично). Тренерами чаще становятся жесткие защитники-домоседы – на скамейках в процентном соотношении они представлены гораздо мощнее, чем в составах команд.

В великой пятерке 80-х двое (Фетисов и Касатанов) тоже стали управленцами, а Игорь Ларионов в шестьдесят лет дебютирует в качестве главного тренера на большом турнире. Пожалуй, среди всех тренеров молодежки именно он добился наибольших успехов игрок. Это не гарантирует того, что его молодежка будет успешной (команда нижегородской легенды Михаила Варнакова-старшего была довольно бесцветной), но повод вспомнить карьеру Игоря Ларионова точно есть.

***

«Много легких игр в СССР. Здесь легких игр нет», – говорил Ларионов журналистам на простеньком английском в январе 1990-го. За первые 40 матчей в НХЛ он набрал 31 очко, но самый авторитетный спортивный журнал Северной Америки Sports Illustrated влепил за ему за первую часть сезона тройку с плюсом – вот такие высокие ожидания были в Канаде от Ларионова, который приехал в довольно слабый состав «Ванкувера». 

Вместе с Ларионовым в «Кэнакс» отправился и Владимир Крутов, но у него совсем не получилось. Менеджер команды Брайан Бурк в мемуарах выставил его алкоголиком, а вдова Крутова Нина в «Разговоре по пятницам» рассказывала: «Кто-то приспособился, сразу стал канадцем – как Ларионов. Генеральным менеджером «Ванкувера» был Пэт Куинн. Его супруга Сандра взяла над нами такую опеку, что казалось, будто мы для нее подопытные кролики. Лена, жена Ларика, вздыхала: «Как меня она достала!», но с Сандрой вела себя деликатно. А я не отмалчивалась».

Американские медиа тоже отмечали лучшую адаптацию Профессора к новым условиям – он же говорил, что на льду все совсем иначе, чем дома: «Другая жизнь, абсолютно другой стиль игры – гораздо более жесткий и агрессивный, чем в Союзе. Каждый хочет провести силовой против русских». В отличие от многих игроков, которые иногда критиковали аспекты американской жизни, Ларионов говорил: «Вернуться в Россию будет весьма сложно. Здесь проблем почти нет, а там их достаточно».

Эта оппозиционность Ларионова помешала его карьере в «Ванкувере»: в 1991-м в команду (пусть и с большими приключениями) приехал Павел Буре, и тренер Пэт Куинн часто сводил двух наших легенд в одно звено, где третьим был Грег Адамс. Однако трехлетний контракт, который тогда действовал у Ларионова, был заключен еще через «Совинтерспорт» – по этим условиям очень большая часть зарплаты Профессора оставалась дома. Ларионов хотел, чтобы она шла на улучшение детского хоккея, но не видел прогресса в инфраструктуре, поэтому от третьего года в Канаде он отказался и провел сезон в «Лугано». 

*** 

После назначения Ларионова на пост главного тренера комментатор TSN Горд Миллер, который будет работать на матчах нашей молодежки на канадскую аудиторию, вспомнил свою любимую историю: когда тренер Кевин Константин на тренировках прививал довольно консервативный вариант защиты, Ларионов сказал ему: «Кевин, лучшая защитная стратегия – это когда шайба у меня!» 

Русские в «Сан-Хосе» – отдельная удивительная история: когда «Шаркс» после 9 побед за целый сезон брали Ларионова и Макарова, один уже откатал год в Швейцарии и не особо стремился вернуться в Америку, а другой на тот момент стоил только пик четвертого раунда драфта (и это после неплохого сезона в «Калгари» с 57 очками. Права на Ларионова обошлись «Шаркс» всего в 18 тысяч долларов, которые ушли «Ванкуверу», отправившему его на драфт отказов.  

Мы уже вспоминали о чудо-связке в тексте, посвященном Макарову, но смотрели на это со стороны молчаливого челябинского гения. Профессор же часто спорил с Константином. Как вспоминает автор книги о «Шаркс» Росс Маккеон, когда тренер давал игрокам «Сан-Хосе» листки бумаги и просил их написать цели на сегодняшнюю игру, Ларионов ограничивался лишь одной: «Победить».

Как вспоминал журналист, Макаров и Ларионов всегда держались вместе, садились в клубный автобус строго за 15 минут до отъезда, занимали одни и те же места и много говорили между собой. Кажется, еще и поэтому советская связка так поразила НХЛ – тогда тройки в лиге гораздо чаще перемешивались, а наши легенды прекрасно знали друг друга и на льду, и вне его. 

Сандис Озолиньш, который прикрывал связку на синей линии, в интервью «СЭ» говорил: «Ларионов, когда отрабатывали игру в большинстве, говорил: «Как посмотрю на тебя – беги к дальней штанге«. Пока я разгонялся, Ларионов пасовал Макарову, тот – не глядя – отправлял шайбу на дальнюю. Мне оставалось подставить клюшку. Тогда я понял – у этих ребят в голове компьютер». 

«Я научился многому, играя с ними. Они выходили на лед просто играться с остальными командами. Это выглядело невероятно, такого уже никогда не получится повторить», — говорил Боб Эрри, который иногда играл с русскими легендами в одном звене. 

Но и история в «Сан-Хосе» долго не продлилась: на старте нового сезона «акулы» проиграли 15 матчей из 19, Ларионов был недоволен тем, что «Шаркс» не предложили новый контракт Макарову, а разногласия с Константином стали совсем неразрешимыми. «Детройт» отдал за Профессора Рэя Шеппарда, который за полтора года до обмена забросил 52 шайбы.

Как потом говорил Ларионов в интервью Игорю Рабинеру: «Наутро пошел к тренеру Кевину Константину и генеральному менеджеру Дину Ломбарди и сказал, что прошу обмена. Ответ был жестким: «Ты к нам еще приползешь». Мне сказали, что обмена не будет, я просижу дома до дедлайна, а потом сам приползу к ним с просьбой вернуть меня в команду». Судя по всему, снайпер из «Детройта» показался им слишком ценным лотом.

Показательно, правда, что когда Ларионов выиграл третий Кубок Стэнли в 2002-м, Шеппард уже закончил с хоккеем, а он на 6 лет моложе. Сейчас Ларионов везет молодежку на МЧМ – а Кевин Константин, который лишь на год старше своего бывшего игрока, недавно возглавил «Унию» из Освенцима. 

*** 

О «Русской пятерке» долго говорить не будем. Вместо этого можно просто вставить видео из матча с «Монреалем» в декабре 1995-го, когда «Канадиенс» получили 11 шайб, а лично Патрик Руа – девять (после этого он, как известно, пошел к президенту клуба и затребовал обмен в «Колорадо»).

Поразительнее возвращение Ларионова в «Детройт» зимой 2000-го. Игроки и тренеры говорили, что в 39 он выглядит лет на десять младше – Профессор был известен как приверженец ЗОЖ, что было редкостью для веселых девяностых. Озолиньш вспоминал: «Игорь держался строгого режима. Ел обычно два раза в день. У него все было рассчитано: что необходимо съесть утром, что – вечером».

Ларионов в интервью «Коммерсанту» летом 1998-го описывал свой режим: «Утром — хлопья с молоком, сыр и кофе, днем — овощные салаты. Мясо на моем столе бывает не более одного раза в месяц. За все эти годы я никогда не употреблял алкоголь и не принимал никаких стимулирующих таблеток. После окончания сезона я отдыхаю 10-12 дней, а потом начинаю готовить себя к следующему сезону». 

Ларионов тогда пришел во «Флориду» специально под Павла Буре – у Русской Ракеты было совсем мало достойных партнеров в южном штате, тащить нападение приходилось чуть ли не в одного. Однако возрождение ванкуверской связки не вышло – «пантеры» развалились на старте сезона, фактически потеряв все шансы на попадание в плей-офф еще до Рождества.  

Команда обменяла Ларионова в «Детройт» и одновременно уволила главного тренера. Терри Мюррей во «Флориде» повторил ту же ошибку, что и Константин на другом берегу США – просил Ларионова играть через вброс при входе в зону. 

На второй раз «крылья» отдали за 40-летнего центра будущего генменеджера «Торпедо» Яна Голубовского, который за новый клуб сыграл лишь шесть матчей. 

***

Наверное, самый яркий эпизод второго срока Ларионова в «Детройте» – дубль с победным голом в третьем матче финала-2002. «Детройт», как известно, начал тот плей-офф с большими приключениями, получив 0-2 на старте от «Ванкувера», но добрался до финала со скромной «Каролиной» и... первый матч снова проиграл. 

Ларионов на тот момент был старейшим игроком не только «Крыльев», но и всей лиги вообще (Ягру было всего-то 30). Washington Post назвала его «свидетельством мощи и силы человеческого духа и тела». В игре с тремя овертаймами он провел 22 минуты (больше, например, чем молодые Дацюк и Хольмстрем), чтобы забить решающий гол Артурсу Ирбе, которого он знал и по чемпионату Союза, и по сборной, и по игре в «Шаркс». Профессор потом сказал журналистам, что именно эта шайба стала важнейшей в его карьере – по крайней мере, для того финала она точно стала таковой. 

Сразу после матча Крис Дрэйпер сравнил Ларионова с Гретцки: «Для нас он делит первое-второе места вместе с Уэйном как величайший распасовщик в истории игры. У него достаточно таланта, чтобы замедлять игру, подстраивая ее под свой темп». Даррен Маккарти говорил, что на его месте любой игрок бы бросил из круга, но Ларионов красиво убрал соперника и расправился с Ирбе. «Если он смог переждать конец Советского Союза, то смог и переждать Ирбе», – странное сравнение от автора Sports Illustrated Майкла Фарбера.  

Журналисты потом заострили внимание на том, что делал Ларионов после игры, которая закончилась в час ночи: он пошел смотреть футбол – параллельно в Корее и Японии проходил чемпионат мира. Профессор взял пару фруктов, посмотрел Мексика – Эквадор, немного поспал и проснулся под матч сборной России с Японией (правда, вряд ли легендарный промах Бесчастных прибавил ему настроения). Если бы он сделал это до гола, история была бы еще эпичнее – впрочем, через несколько дней Ларионов все равно поднял над головой свой очередной Кубок Стэнли.

Тот вечер он закончил шуткой: «Раньше я пил два бокала вина по вечерам. После того, как мне стукнуло сорок, пришлось пить два с половиной».  

*** 

Ну а что Гретцки? Он вспоминал о первой встрече с Ларионовым в 1984-м на Кубке Канады – он даже не знал, что Игорь знает английский и удивился его неплохому уровню. Каким-то чудом Ларионову даже удалось пообедать со всей канадской командой. Через три года первая пятерка целиком смогла приехать в гости к великому, но в сопровождении Тихонова и товарищей из КГБ. Как говорит Уэйн, его отцу приходилось отвлекать Тихонова разговорами, чтобы игроки могли хряпнуть пивка.

Ларионова в Канаде называют хоккейным двойником Гретцки – сам Уэйн признавал именно нашего игрока лучшим центрфорвардом мира восьмидесятых годов. Как минимум в одном Профессор Великого обошел: он задержался в лиге до 43 лет (пусть даже сезон в «Девилс» вышел каким-то смазанным).

Стоит ли жалеть о том, что он не играл в НХЛ с совершеннолетия, как Овечкин? Тогда лига вряд ли увидела бы магию уровня «Сан-Хосе» и «Детройта», потому что молодых русских вне одной пятерки лига наверняка стала бы строить под себя. А так все вышло прекрасно: Макаров был молчаливым волшебником, Федоров – плейбоем, Ларионов же стал Профессором и на том берегу Атлантики – и это слово объясняет все.

У Канады много таланта, у США супервратарь и плеймейкер, у шведов большие потери. Лучший в мире хоккей – уже сегодня

10 самых красивых голов в истории МЧМ: шведский лакросс, танковый напор Ничушкина и изящный Гретцки. Голосуем за лучший

Американцы почти так же хороши, как сборная России. Они умные, техничные, а в составе – главная звезда МЧМ

Фото: Gettyimages.ru/Glenn Cratty /Allsport, Al Bello /Allsport; auctions.nhl.com; East News/ASSOCIATED PRESS/East News

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные