Блог RED: MY AUTOBIOGRAPHY

Глава 11. Требл

Каждый игрок, тренер, болельщик Юнайтед будет помнить свой особенный момент в том сезоне, благо незабываемых моментов было много. В кампании 1998/99 было много грандиозных противостояний, включая самую великую игру, в которой я принимал участие. Я имею в виду не игру на Ноу Камп, где мы выиграли Лигу Чемпионов в драматичной концовке.

Те 10 месяцев вместили в себя множество великолепных матчей, но если выбирать один единственный момент, который я не забуду до конца своих дней, это будет не то, что случилось на футбольном поле. Я говорю о параде победы после триумфа в Лиге Чемпионов. Наш автобус проезжал по Динсгейту, а тысячи фанатов встречали нас в центре города. В этот момент Манчестер стал моим раем.

parade

Я до сих пор помню лицо одного фаната, который стоял вдоль дороги. Он так сильно кричал, что у него выпирали вены на шее. Это была искренняя радость, исходящая из самого сердца. Наступил лучший момент его жизни, все мечты воплотились в жизнь. Все наши мечты сбылись в том сезоне. Рядом с тем болельщиком были и другие парни из Солфорда, Траффорда, Миддлтона, Уизоншо – все они плакали от счастья. Думаю, для болельщиков постарше, кто помнит триумф 1968, это было словно возвращение Священного Грааля. Для молодых фанатов эйфория заключалась в том, что мы стали королями Европы. Мы стремились к этому, но оступались много раз до этого года, а теперь, наконец, достигли вершины.

Я должен был поспать. Под конец сезона я был полностью измотан, но во время нашего медленного продвижения на автобусе через толпу фанатов, по моей спине бежали мурашки. Люди висели на столбах, и выглядывали из окон офисов. Это была эйфория. В движении того автобуса было что-то особенное. Тот успех был для каждого, кто любил Юнайтед.

Я не буду говорить о том, что выигрыш тех трофеев значил больше для меня, как для доморощенного игрока, чем для приезжих ребят, таких как Ронни Йонсен или Йеспер Блумквист. Выигрыш Лиги Чемпионов и требла в целом – невероятное достижение для каждого. Но именно в тот день я осознал, что мне несказанно повезло играть за клуб моей мечты. В качестве болельщика я был свидетелем многих неудач команды, а сейчас, как игрок, я был частью команды, которая вернула Юнайтед на вершину. Теперь мы могли выдержать сравнение с любой командой в истории клуба.

Самым главным было то, что мы полностью заслужили этот успех. Мы провели несколько невероятно сложных матчей, в некоторые моменты все могло пойти совсем иначе, но в том сезоне не было черных полос. Этот успех стал кульминацией нашего трудолюбия с детства, тяжелого труда тренера, многих лет обучения и попыток, иногда неудачных. Мы отдали все этой победе.

Этот успех стал еще более особенный, потому что если бы вы опросили людей до начала сезона, есть ли команда, которая способна творить историю, то многие ответили бы, что этой командой является Арсенал. Они были чемпионами Англии. Реал Мадрид были действующими победителями Лиги Чемпионов. Мы же не выиграли ничего в прошлом сезоне.

Были причины считать, что мы стали сильней. Мы подписали Япа Стама, огромного защитника из ПСВ.

stam

 

Рой был вновь в строю после травмы колена. В сентябре к нам перешел Дуайт Йорк из Астон Виллы. Они все доказали, что являются мастерами мирового класса, но не в первом матче сезона за Суперкубок Англии, где нас разгромил Арсенал. Мы проиграли 3-0, а я был так же плох, как и остальные. Овермарс просто уничтожил меня. Страсти кипели, а Пети продолжал закидывать мяч мне за шиворот на большом поле Уэмбли. Еще до перерыва я уже ждал финального свистка. Я посмотрел на Бекса и сказал: «Я не могу дождаться, пока это все закончится». Я действительно хотел этого. Яп играл ничем не лучше против Анелька. Многие из нас были не в форме после Чемпионата Мира, но об игроках Арсенала этого сказать было нельзя, хотя некоторые из них дошли до самого финала в Париже. Мы играли ужасно.

yorke

Мы тяжело начали чемпионат, сыграв несколько игр вничью. Я был настолько измотан, что в матч с Вест Хэмом меня заменили в перерыве. Босс отправил меня на Мальту на неделю, где я просто лежал и ничего не делал. Сезон только начался, а мне уже требовался отпуск.

Мы вновь крупно проиграли Арсеналу в сентябре, 3-0. Никки Батт был удален в том матче, а Босс устроил нам взбучку. Все было заслужено, мы должны были побеждать Арсенал дома.

Наши истинные возможности мы начали показывать в европейских матчах, хотя по итогам жеребьевки группового этапа мы попали в «группу смерти» с Барселоной и Баварией. Даже против соперников мирового класса мы начали показывать нашу мощь, атакующий дух, который был всегда свойственен Юнайтед.

Йорки заиграл так, как будто бы он был рожден для игры на Олд Траффорд, а в компании с Коулом, Тедди и Оле мы были способны забивать независимо от того, кто из них составлял пару форвардов. Мы забивали десятки мячей, в двух матчах с Брондбю мы отгрузили 11 голов.

Мы прошли групповой этап забив 20 мячей и не проиграв ни одного матча из шести. Мы выбили из турнира Барселону, в составе которой были Коку, Луис Энрике, и россыпь атакующих звезд в лице Ривалдо, Фигу и Андерсона. Две ничьи с Барселоной со счетом 3-3 были незабываемыми. Матч на Олд Траффорд был молниеносным. В добавок к высокому классу Фигу Ривалдо был на пике формы, и я не знаю, как нам удалось пропустить только три гола.

Фигу был великим игроком. Я твердо стоял на ногах как игрок, участвовал в Чемпионате Мира, побеждал в чемпионате страны, я думал, что справлюсь с испытаниями, которые свалятся на меня в матчах. Но тут появился он. Он бежал вдоль боковой линии, а когда я был готов заблокировать его пас, он играючи убрал мяч под себя, усадив меня не задницу. Это было так непринужденно и грациозно, хотя он и не был маленьким парнем.

Когда он приближался ко мне в следующий раз, я подумал: «На этот раз я не куплюсь. Я остановлю его, не дав убрать мяч под сильную ногу». Однако он просто пробежал мимо и вырезал идеальный кросс с левой. Он мог сделать все что угодно, навешивать с обеих ног, он был быстр, силен и хорошо скоординирован. Жинола и Дель Пьеро также были «двуногими» игроками, но Фигу был лучшим.

barca

Шесть матчей на групповом этапе, двадцать голов забито, одиннадцать пропущено. Что бы ни произошло в том сезоне, мы не были скучной командой. Мы много пропускали и в Премьер Лиге, в одной серии из семи игр мы пропустили четырнадцать голов. Мы проиграли дома 3-2 Миддлсбро за неделю до рождества. Мы уступали 3-0 уже к перерыву в матче, который Босс пропускал из-за похорон. Эрик Харрисон руководил нами в том матче. Не считаю Босса, Эрик был способен на самые жесткие высказывания из всех тренеров, с которыми я работал. В перерыве он обратился к защитникам: «Мы должны выставить троих в центр, потому что, мать вашу, вам ничего другое не поможет». Я почувствовал, что мы вновь в молодежной команде, когда на нас снова кричат, но это имело воодушевляющий эффект. Мы больше не проиграли ни единого матча в сезоне.

Множество раз мы отчаянно вытаскивали матчи в концовках. В четвертом раунде Кубка Англии против Ливерпуля на Олд Траффорд мы проигрывали 1-0 к 89 минуте матча. Мы были близки к вылету. Мы были по штангам, куда угодно, но не в сетку ворот. Затем Дуайт все же сравнял счет, а на 27 секунде компенсированного времени Оле Гуннар забил победный мяч. Не в последний раз мы забили два гола в самой концовке матча, который катился к поражению.

Поскольку это была игра на вылет, на Олд Траффорд приехали восемь тысяч фанатов Ливерпуля, и они весь вечер пели обо мне, поэтому празднуя победу, я побежал к их трибуне. Это был не единственный раз, когда я так делал.

liverpool

Кубок Англии был третьим в списке приоритетов, но именно он дал нам толчок к дальнейшему успеху. После победы над Ливерпулем мы сыграли вничью с Челси дома, а в переигровке победили 2-0. Эти игры, которые шли по календарю между большими европейскими играми, придали нам чувство неуязвимости.

Победы на трех фронтах слились воедино, и к весне мы стали чувствовать, что можем сделать что-то особенное. Пазл складывался по маленьким частям, а импульс продолжал нарастать.

Тем временем Киддо ушел в Блекберн Роверс, что могло очень плохо сказаться на нас, потому что он был блестящим тренером и был очень близок с теми из нас, которые прошли путь от юниоров до основной команды. На некоторое время Босс был вынужден принимать более активное участие в тренировках. Мы никогда столько не бегали в середине сезона, как тогда.

В начале февраля, когда мы готовились к игре против Ноттингем Фореств Премьер Лиге, этот парень вошел в ресторан отеля, в котором мы поселились перед игрой. Как и остальные ребята, я подумал: «Кто это такой?». Никогда его не видел и не слышал о нем. Это был Стив Макларен, и на следующий день он руководил нами на разминке.

Ту игру мы выиграли 8-1, а Оле оформил «покер» за 12 минут.

Уверен, что Стив не считает, что это только его заслуга, но он вписался в команду очень гармонично и легко. Стиву повезло, что ему досталась команда с классными игроками голодными до побед, но это нисколько не умаляет его тренерских качеств. Он проводил очень хорошие тренировки, одни из лучших, в которых я принимал участие. Они были резкие, интенсивные, имели конкретные цели, а также не были лишены веселья. Тактика была важна, но он также знал, как снять напряжение, которое возникало от одной большой игры к другой. Мы играли матчи на маленьком поле, в которых делились на иностранцев и британцев. Матчи получались очень интересными и сложными. Дух и настроение в коллективе были невероятными.

Петер не ладил с Роем, Тедди и Рой также не были друзьями, а Энди Коул не разговаривал с Тедди из-за какой-то старой вражды. Но они были настоящими мужчинами, поэтому это никак не отражалось на поле. Если что-то и случалось, то это только создавало позитивный эффект на тренировках. Пятеро или шестеро из нас, которые прошли путь от юниоров Юнайтед, возможно, связывали команду воедино. Я уверен, что можно построить успешную команду и без группы лучших друзей, есть множество примеров. Однако для нас это было очень важно. Мы были не отдельной группировкой, а центром, вокруг которого была раздевалка. У нас было невероятное чувство товарищества.

В первом своем сезоне Йорки очень много значил для морального духа команды. Он был новеньким и у него было такое беззаботное отношении к делу, которое  было не сопоставимо с тем, чему нас учили с детства, но из этого получалась хорошая смесь. Мы знали, что он любил вечеринки и любил выпить там. Он мог гулять до трех часов ночи. Йорки не был незаметным парнем. Он носил бейсболку козырьком назад, пытался балансировать с коктейлями на голове, прыгал за барную стойку, чтобы помочь официанту. Босс знал все это, учитывая его связи. Он говорил: «Я знаю, где ты был сегодня ночью». Но в этом первом сезоне даже он закрывал глаза на похождения Йорки, потому что тот давал результат на поле.

Связка Йорка о Коула радовала глаз. Коули был тихоней, что некоторые люди ошибочно принимали за высокомерие или угрюмость, но стоило узнать его, как сразу же становилось понятно, что он классный парень. Он наслаждался своей игрой, а Йорки помогал ему показывать свой максимум. В то же время, когда на поле появлялись Тедди и Оле, они также могли внести весомый вклад в победы.

Йорки, который освоился в Юнайтед быстрее, чем кто-либо другой, Яп Стам ставший словно Великая Китайская Стена, Кино на своем пике и еще полдюжины молодых игроков собрались в одной команде и создали действительно сильный, сбалансированный состав. В конце концов, у нас был стержень, позволяющий нам соревноваться с лучшими командами в Европе. Например, у нас была самая эффективная и трудолюбивая пара вингеров в мире – Гиггзи и Бекс. Также у нас была страсть к неизведанному и уверенность в своих силах, которая позволяло играть в атакующий футбол даже против самых сильных соперников.

Возможно, мы были очень просты, мы не играли в какой-то сложный футбол. Никто из нас и не претендует на какое-то новшество в игре, также не могу сказать, что мы слишком уж переигрывали соперников тактически. В основном, мы играли 4-4-2 (или 4-2-1-1), но при этом мы играли очень качественно в невероятно высоком темпе.

Мы учились контролировать игру, и у нас были некие тактические уловки. Играя против Интера в четвертьфинале Лиги Чемпионов, мы знали, что Роберто Баджо будет смещаться на позицию оттянутого форварда. Дель Пьеро делал это блестяще, и Гиггзи научился играть так же, смещаясь на позицию, которая была меньше контролируема игроками соперника. Это ставит оборону соперника перед сложным выбором. Должен ли выйти вперед центральный защитник, или, может быть, крайний защитник должен сделать это? А может быть за игроком должен следовать кто-то из полузащитников? Если замешкаться и не принять правильное решение, то игрок класса Баджо порвет тебя на кусочки.

Каждый раз, когда мы атаковали, я выдвигался вперед и сторожил Баджо, вместо того, чтобы играть правого защитника. Это снизило мою активность в атакующих действиях. Лишь пару раз я сделал забегание. Баджо в итоге ни разу не ударил по воротам, а Денис Ирвин таким же образом выключил Юрия Джоркаеффа на противоположном фланге. Мы выиграли 2-0, молниеносно атакуя в первом тайме с помощью кроссов, с которыми они ничего не могли поделать. В концовке нам пришлось немного поволноваться, но Шмейхель совершил невероятный сейв после удара головой Ивана Саморано. Вот так игроки высокого класса совершают решающие действия. Мы доказали, что можем справиться с высококлассной итальянской командой, и мы были мудрее также и во второй игре.

На Сан Сиро нас закидали апельсинами, когда мы вышли на разминку. Такого шума я не слышал со времен игры против Галатасарая. Босс наверное думал о том, сможем ли мы справится с таким давлением, но он уже принял меры предосторожности. Он выставил Ронни Йонсена в центр полузащиты вместо Скоулзи, и этот ход полностью себя оправдал. Ронни был везде, он просто выжег центр поля.

Босс сказал мне и Денису, что мы должны быть смелее и стараться быстро отбирать мяч, иначе нас будет оказываться огромное давление. «Возьмите мяч под контроль», - повторял Босс в раздевалке. Он придал нам уверенности для игры в такой сложной обстановке, и это сработало.

Никола Вентола заменил не совсем готового Роналдо и забил, но, несмотря на этот удар, мы прошли дальше, в чем нам помог поздний гол Скоулзи. Я навесил мяч в штрафную, я бы не стал переоценивать ту передачу, просто Скоулзи сделал все сам, и мы прошли дальше.

Мы становились все более подкованными в плане тактики, а лично  чувствовал себя на пике форме. Тот матч с Интером стал игрой, когда я чувствовал полную уверенность в своих силах. Это было словно утопией, я был уверен, что не могу ошибиться. Я чувствовал, что все под контролем. Все опасения остались в стороне, и казалось, что все пасы идут прямо мне в ноги. Я превосходно себя чувствовал, а почему бы и нет? Мы возглавляли таблицу чемпионата и дошли до полуфинала в Кубке Англии и Лиге Чемпионов.

Мы с удовольствием принимали вызовы, и Джим Райан, которым стал тренером первой команды вместе со Стивом Маклареном, начал обратный отсчет, словно отсчитывая шаги до нашего величия. «Еще двенадцать, парни», - говорил он нам после очередной победы. Затем мы побеждали еще и еще, а отсчет шел: одиннадцать, десять. Десять игр, которые могут изменить историю, но впереди нас ждал могучий Ювентус.

Мы трижды проиграли им в четырех играх за последние пару лет. Нам нужно было избавиться от своих страхов. После противостояния мальчишек и мужчин в 1996 мы чувствовали, что сокращаем разницу между нами, и все дошло до ситуации «сейчас или никогда». Ювентус был все той же великолепной командой с Монтеро, Пессотто, Конте, Дешамом, Давидсом и Зиданом, но мы выросли, мы выигрывали трофеи. Они были хороши, но мы их не боялись.

Дома мы вновь оказались на краю пропасти. Проигрывая 1-0, мы цеплялись за малейшие шансы. Мы боролись и заслужили гол. Гиггзи забил за несколько секунд до конца, очень важный мяч, учитывая шансы в ответной игре и необходимость продолжить беспроигрышную серию. Она растянулась более чем на три месяца и насчитывала 21 матч.

До ответного матча на Делле Альпе было две недели, и у нас впереди был полуфинал кубка Англии против Арсенала. Когда основное время завершилось безголевой ничьей, мы поняли, что это испытание наших моральных и физических сил, и оно будет длиться до конца. Теперь наша глубина состава была бесценна, поскольку переигровку на Вилла Парк мы начали с Тедди, Оле и Йеспером Блумквистом в основе, что позволило Коулу, Йорки и Гиггзи провести часть матча на скамейке запасных.

Это был не первый и не последний раз, когда тренер оставлял своих лидеров на скамейке во время больших матчах, проявляя то мужество, которое сделало его великим. Это было его нововведение, использовать глубину состава по максимуму. Он первым стал использовать Кубок Лиги для обкатки молодых игроков. Его часто критиковали за это, но в итоге все команды делают так. Люди смотрели на стартовый состав и говорили, что Босс сошел с ума, оставляя некоторых игроков на скамейке, но тренер понимал, что требования к игрокам изменились. Он смело приспосабливался к веяниям времени.

Что же это была за игра! Лучшая, в которой я когда-либо принимал участие. Две великие команды отдавали все силы на поле, борясь друг с другом до самого конца. Конечно, финал Кубка Англии был хорошей мотивацией, но все зашло гораздо дальше: после многих проигрышей Арсеналу мы должны были доказать всему миру, что мы лучше.

У меня мурашки бегут по телу от одного воспоминания о той игре. Бекс забил, затем Бергкамп сравнял после рикошета. После семидесятой минуты Рой получил красную карточку. Затем пенальти Арсенала на последней минуте и шанс Бергкампа отправить нас за борт, лишить нас мечты о требле и придать канонирам импульс на остаток сезона. Но Шмейхель сделал блестящий сейв.

save

Матч перешел в дополнительное время. Уставший Патрик Виера отдал пас поперек поля, а Гиггзи, который был свежее всех, поскольку начал матч на скамейке, перехватил мяч и совершил невероятный проход, прежде чем запустить мяч под перекладину ворот Арсенала. Он прошел лучшую оборону в истории Англии и забил вратарю сборной – лучший момент в истории Кубка Англии. В тот вечер мир также узнал то, что на груди у Гиггза растет настоящий аксминстерский ковер.

Это был невероятный матч, самый драматичный в моей карьере. Выбежавшие на поле болельщики создали картину футбола шестидесятых. Нас окружили болельщики, многие из которых уже были пьяны. Я думал: «Господи, парни, что же вы пили?». Я никогда в жизни не получал столько поцелуев, к сожалению все они были от пьяных мужиков.

После того, как я вырвался из объятий болельщиков, я отправился в туннель к нашей раздевалке. Там уж ждали Ли Диксон и Тони Адамс. Они стояли и ждали десять минут, чтобы сказать: «Отлично сыграли, удачи». Это был благородный жест, который напомнил мне Мальдини. Они показали, как проиграв, сохранить достоинство.

В раздевалке везде было шампанское, но мы его почти не пили. Мы расплескали его вокруг, но игры шли одна за другой, поэтому мы могли позволить себе лишь немного отхлебнуть. К счастью, я был достаточно опытным, чтобы завесить свой костюм полотенцем и не пахнуть в автобусе несвежей выпивкой.

В то время мы сыграли несколько незабываемых игр на Вилла Парк и мне нравился тот стадион, он был моим любимым стадионом после Олд Траффорд. У него были традиции и история, мне нравилось подъезжать к большой трибуне из кирпича – настоящий английский стадион. Он занимает особое место в моей памяти.

Арсенал был великой командой, но нас уже было не остановить. Каждый раз, когда мы были на грани поражения, Шмейхель, Бекс, Гиггз, Кин или Йорк делали решающее действие, которое меняло ход игры. Босс резюмировал это после игры на Вилла Парк: «Мы никогда не сдаемся. Сдаться можно только после смерти».

Нам снова пришлось доказывать, что мы сильны духом, через неделю, когда играли в Турине против Ювентуса. Очередной матч «пан или пропал» против команды мирового класса. Хотя каждая игра для нас была такой, даже в чемпионате. Арсенал преследовал нас по пятам, что было ожидаемо от команды во главе с Тони Адамсом и всеми остальными опытными бойцами. Мы не могли позволить себе расслабиться ни на минуту.

Наша уверенность была запредельна, таковой она были и даже тогда, когда мы проигрывали 0-2 в Турине после 10 минут игры. Неужели мы преодолели всю эту дистанцию до вершины, чтобы упасть с нее?

Ответственность за первый гол лежит на мне. Зидан навесил с фланга и я был убежден, что мяч не дойдет до дальней штанги, где находился я, но он дошел, и Филиппо Индзаги выскочил вперед и забил, а я лишь попытался его остановить регбийным приемом.

Затем Индзаги оказался против Япа Стама и ударил, мяч отскочил от стопы Япа и перелетел через Петера. 0-2 от Ювентуса в Италии -  в 99 процентах случаев это конец. Однако несколькими минутами позже мы создали опасный момент и почувствовали, что они боятся. Бекс повернулся ко мне, сжал кулаки и сказал: «Мы можем это сделать, ты же знаешь».

Мы забили через несколько минут, когда Рой пробил головой после подачи Бекса с углового, и мы почувствовали, что наш старый дух возродился. Посмотрите запись того матча и увидите, как Рой, забив гол, развернулся и побежал к центру поля. Нам было не до того, чтобы отмечать. Он махал рукой нам, чтобы мы скорее возвращались на свою половину. У нас было еще много времени, целый час игры. Вперед! Мы можем сделать это!

Мы сравняли счет к перерыву благодаря голу, забитому Йорком в падении головой. Невероятный камбек, хотя этого было недостаточно для Босса, который накинулся на защитников в перерыве: «Мы отлично играем, но вы, ребята, разберитесь с собой». Он был так же воодушевлен, как и мы.

У Ювентуса были моменты во втором тайме, но когда Коул забил победный гол, я побежал вдоль всего поля, чтобы отпраздновать со всеми ребятами. Сыграв лучшую игру в карьере неделю назад, совершить такой камбек было невероятно. Мы превзошли таких великих соперников, как Арсенал а затем и Ювентус с их опытом, с чемпионами мира Зиданом и Дешамом в состав, со всеми их итальянцами, выросшими по правилам улицы, и страшными питбулем Эдгаром Давидсом.

Одна из моих любимых фотографий была сделана сразу после матча – я и Бекс стоим и показываем эмблему Юнайтед,  крича во все горло. Мы добрались до финала Лиги Чемпионов, несколько раз пройдя по краю. От этой мысли кружилась голова, даже если не задумываться о финале Кубка Англии и оставшихся шести матчах чемпионата.

gary and becks

Был и угнетающий фактор – желтые карточки Кино и Скоулзи, которые означали пропуск ими финала на Ноу Камп. Говорят, что в отличии от Газзы, который в 1990 плакал на этом стадионе во время Чемпионата Мира, Рой повел себя более мужественно, но я вижу это по-другому. Он великолепно сделал свою работу, эмоции в нее не входили.

Это, конечно, омрачило наше празднование, ведь они были двумя нашими лучшими игроками. Это было огромным разочарованием для них лично и для команды в целом. Я сказал им, что чрезвычайно расстроен, но что еще я мог сказать им? В профессиональном спорте ты быстро усваиваешь урок, что такие вещи как травмы, удаления и другие неудачи иногда случаются. Ты должен уметь преодолевать трудности.

Отсутствие полузащитников на финальной игре сулила Боссу проблемы с поиском выхода из ситуации, но до финала нам еще предстояло сыграть шесть матчей в Лиге, чтобы добиться успеха в ней. И это испытание было действительно не из легких.

Мы сыграли вничью с Лидс Юнайтед на выезде в конце апреля. Неплохой результат, принимая во внимание все сложные матчи, которые нам пришлось провести, но этого было недостаточно, чтобы удержаться на вершине, Арсенал вышел на первое место. До конца сезона был настоящий спринт. На последнюю неделю мы вышли с преимуществом, поскольку Арсенал проиграл Лидсу во вторник. Нельсон Вивас ошибся и позвонил Джимми Флойду Хассельбаинку забить гол. Я смотрел игру дома и был очень взволнован. Я думал: «Выиграем завтра у Блекберна и все».

Однако на Ивуд Парк мы сыграли 0-0, что придало еще больше драматичности концовке. Теперь нам нужна была только победа в домашнем матче против Тоттенхема, чтобы обеспечить себе чемпионство. Мы преодолели столько препятствий, сыграли множество сложных игр, но все еще не обеспечили себе победу.

Когда Лес Фердинанд забил и вывел «шпор» вперед, Олд Траффорд занервничал, и это передалось нам. Мы были на пороге требла, но все еще могли оступиться. Мы отчаянно нуждались во вдохновении и получили его, когда Бекс забил невероятный гол, послав мяч в верхний угол. Тот, кто нуждается в напоминании о том, насколько классным футболистом был Бекс в Юнайтед, должны посмотреть этот гол. Высочайшее мастерство под колоссальным давление, когда сомнения начали окутывать Олд Траффорд.

Мы все еще нуждались в голе, и Босс выпустил Коула в перерыве. На пятой минуте второго тайма я убрал мяч под левую ногу и сделал верховую передачу над Солом Кемпбеллом. Коули подхватил мяч и перебросил его через вратаря. Мы вышли вперед 2-1 и были на пути к чемпионству, но впереди было еще 40 нервных минут. Я смотрел на Грэма Полла и кричал: «Дай уже этот хренов свисток!». Никогда не думал, что время может тянуться так медленно.

Босс всегда говорил, что не может быть ничего лучше, чем победа в лиге в последнем туре на Олд Траффорд. Празднования были очень масштабными. Облегчение от того, что мы не оступились смешались с счастьем от того, что мы забрали титул у Арсенала. Мы выиграли первый из трех трофеев.

champions

Финал Кубка Англии, состоявшийся через 6 дней после матча с Тоттенхемом, был самым простым матчем концовки сезона. Я был изнеможен. Бекс и я сыграли больше всего игр, на моем счету уже было 52 игры без учета матчей за сборную. Босс спрашивал нас, нуждаемся ли мы в отдыхе, но, возможно, он и так знал ответ, хотя у меня и так были проблемы с пахом.

К счастью, все было за нас в финальном матче на Уэмбли против Ньюкасла. Даже когда Рой был вынужден покинуть поле из-за травмы лодыжки, вышедший вместо него Тедди практически сразу забил гол.

У меня было то прекрасное чувство в тот день, что я не могу ошибиться. Алан Ширер утомил меня в один момент и я, развернувшись, прокинул мяч ему между ногами. Он купился на мое движение, а трибуны закричали: «Оле!». Это был не самый знакомый Невиллам звук. Все тогда мне казалось таким простым и естественным. Полагаю, что гольфисты называют это «зоной», когда они не думают о своих ударах, а просто позволяют мячу лететь. Мне хотелось, чтобы этот матч не заканчивался.

facup

После выигрыша чемпионата мы устроили большую вечеринку в отеле Мариотт в Манчестере. Мы отмечали до раннего утра со своими семьями. После победы в Кубке Англии мы все не пили, кроме Кино и Скоулзи, которые могли себе это позволить. Мы же должны были думать о финале Лиги Чемпионов и уже на следующий день мы вылетели в Барселону на Конкорде. Суперзвуковой самолет не был необходимостью для такого короткого перелета, но мы и не играли матчи такого уровня каждую неделю.

У нас было много вещей и, казалось, что мы едем в Барселону на годы. У нас было время сесть, поговорить и подумать о том, что нам предстоит. Вечером в понедельник я, Фил, Батти, Бекс, Гиггзи и Скоулзи стояли на балконе гостиничного номера и обсуждали возможность повторения такой же ситуации – не просто первого финала Лиги Чемпионов для английских клубов с 1985 года, а на Ноу Камп, сражаясь за требл.

В следующие дни в команде была атмосфера нервного ожидания. Для меня это было знакомо по важным матчам за сборную. То самое чувство, когда ты думаешь, что наступит конец света, если ты проиграешь. Ставки в Барселоне были невероятно высоки, но мы были сосредоточены. Мы не хотели проигрывать, мы отрицали эту возможность, но мы не боялись последствий.

Наверное, у Босса тоже были некоторые сомнения. Он потерял самого влиятельного игрока Роя и плеймейкера Пола Скоулза, хотя замены напрашивались сами. Никки должен был выйти в центр вместе с Бексом. Осталось решить, кто будет играть на флангах, но было очевидно, что Гиггзи сыграет слева, а Блумквист справа. Другим вариантом было использование Оле Гуннара справа, но он там не играл ни разу за этот сезон.

Будет честно сказать, что мы были не в лучшей форме, но тренер вряд ли мог сделать что-то с этим. Против Баварии мы играли уставшими. Мои проблемы с пахом обострились, и я ощущал это. Вся команда прошла тяжелую и длинную дистанцию, и мы старались мобилизовать все силы на последнюю игру без двух главных игроков.

За 20 минут до конца матча, проигрывая 0-1, я смотрел на наших болельщиков на Ноу Камп и думал: «Мы не можем уехать домой, не дав им повода для радости». Наши фанаты даже не пели, потому что Бавария вела игру. Они ударили в штангу, перекладину, все выглядело так, как будто исход предрешен.

Босс произнес в перерыве речь о том, что в случае поражения мы пройдем мимо кубка, даже не прикоснувшись к нему. Это были вдохновляющие слова, многие считают, что они перевернули ход матча, но, если честно, они не возымели быстрого эффекта. Это начало действовать только после замен Босса.

Нам нужна была искра, и она появилась в лице Тедди, который заменил Йеспера. В результате Гиггзи стал играть слева, а Бекс справа. Йорки опустился на позицию «десятки» и мы стали действовать как команда, мы взвинтили скорость.

Мы не могли себе позволить играть с такой расстановкой с начала игры, это было бы самоубийством. Но последние 20 минут были особенным случаем. Неожиданно мы перехватили инициативу. Бавария была под давлением. Оле вышел вместо Коула, и у нас стало больше свежих игроков.

Остальное вы знаете, хотя я буду счастлив рассказать это в любой день. Часы показывали 90 минут. В тот момент я бросил взгляд на резервного арбитра, который держал табло, означающее, что играть осталось 3 минуты. И тогда мы заработали аут в дальнем левом углу Ноу Камп.

Я был изнеможен. Мы были полностью опустошены морально и физически, но каким-то образом я нашел в себе силы прибежать с правого фланга на левый, чтобы бросить аут.

Позже я несколько раз спрашивал себя: «Почему я сделал это? Когда еще я бежал через все поле, чтобы бросить аут?». Но все было просто, так, как учили нас в Юнайтед с тех пор, как я был ребенком. Продолжай играть, продолжай пытаться и бежать до самого конца.

Я выбросил аут с левого фланга и  остался там, когда мяч вынесли из штрафной. Я был один в роли левого вингера, поэтому я прошел вдоль боковой линии и прострелил, попав в защитника и заработав угловой. Это был мой вклад в самый великий футбольный камбек. После подачи углового Петер создал сумбур в штрафной благодаря своим габаритам, и мяч был несильно выбит на Гиггзи. Удар у него вышел корявый, но Тедди был в правильной позиции и переправил мяч в ворота.

На несколько секунд стадион взорвался, мы вернулись в игру, теперь мы должны были выиграть ее.

Мы пошли вперед, и Оле заработал еще один угловой. В тот момент мы чувствовали себя свежее, чем в начале сезона, и Бекс побежал подавать угловой. Тедди коснулся мяча головой, а Оле переправил его в ворота. Я рухнул на газон. Остальные игроки побежали обнимать Оле, который прокатился на коленях мимо наших фанов, но я не был в их числе. Я буквально не мог добежать так далеко. Я лежал на газоне в центре поля, думая: «Господи, мы сделали это!». Нам не верилось в то, что мы смогли выиграть этот матч, особенно в то, как мы это сделали.

Я был безумно рад за себя, за клуб, за всех, кто связан с Юнайтед. А также я был невероятно рад за Оле. Невозможно придумать более классного парня, чем он, для победного гола в Лиге Чемпионов. Я сидел рядом с ним в раздевалке на протяжении 11 лет, он с одной стороны, Скоулзи с другой. Оле – самый открытый человек, из всех кого я встречал. Он все делал для команды, что не всегда ассоциируется с бомбардирами – Оле Гуннар был одним из лучших. Он никогда не был эгоистом и заслужил эту минуту славы.

ole

Честно говоря, я не уверен, какие моменты я помню непосредственно оттуда, а какие врезались мне в память после многочисленных просмотров видео. Я видел как защитник Баварии Самуэль Куффур был вне себя, как будто он пришел домой, а его ограбили. Я помню Дэвида Мэя, вбирающегося на кучу игроков на пьедистале. Помню, как мы все вместе пели песню «Sit Down» группы James. Мы образовали коридор, чтобы Рой и Скоулзи прошли через него с трофеем, мы хотели, чтобы каждый член команды ощутить себя частью той невероятной победы.

UCL

Я точно не спал в ту ночь, гуляя по Барселоне. Кто же захочет, чтобы такая ночь заканчивалась? Я все еще болтался по улицам города с некоторыми парнями. Я не хотел идти спать, не хотел, чтобы этот день кончался. Ни одна английская (так же как и испанская или итальянская на тот момент) команда никогда не выигрывала требл. Это было невероятное путешествие, полное сказочными спасениями и историческими победами. Тогда я не видел ни одну команду способной повторить это. Это было уникальное достижение, не только из-за трофеев, а из-за всех препятствий, которые мы преодолели, из-за настоящей спортивной драмы, которая захватила и не отпускала до последнего удара по мячу.

Мы никогда не сдавались и частенько возвращались из ниоткуда. Люди говорят про нашу атакующую игру, про то, что мы забили более ста мячей, но именно благодаря стойкости духа мы выиграли требл. Эта история не была бы такой, если бы, например, выиграли бы у Баварии 3-0.

В моей памяти сохранилось множество дорогих воспоминаний: блестящий гол Гиггзи Арсеналу, подвиги Кино в Турине, сам финал Лиги Чемпионов, который стал историей величайшего камбека. Заслужено ли мы победили? Мы не показали нашей лучше игры в Барселоне, но я ни секунду не волновался по поводу нашей невзрачной игры в первые 89 минут матча.

Мы выиграли требл не потому, что в том сезоне многие выступали ниже своего уровня. Как раз наоборот, наши соперники были настолько сильны, что нам постоянно требовалось повышать свой уровень. В Кубке Англии мы выбили Ливерпуль, Челси, Арсенал и Ньюкасл, а не Ковентри или Плимут. В Лиге Чемпионов мы встретились с Барселоной и Баварией уже на групповом этапе, затем был Интер с Роналдо и Ювентус с Зиданом. В Премьер Лиге нас до конца преследовал Арсенал с Адамсом, Кеоуном, Пети, Виера и Бергкампом – самая сильная команда из всех наших английских соперников, с которыми я встречался во всей карьере.

parade

Что же касается того, как мы выиграли игру в Барселоне, я уверен, что по-другому быть не могло. Та игра олицетворяет все лучшее, что есть в Манчестер Юнайтед. Мы никогда не думали о поражении.

Перевод: I_am_alex

 

Читайте блог Salford Quays - ManUnited

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья