Реклама 18+
Реклама 18+
Реклама 18+
Блог Лабиринт Фана

«Нью-йоркская служанка», 24-я серия

 

- Что мозги мне еб#шь?! - Серена грязно переругивалась с Марреем, сидя верхом на шотландце. Ниггас пинали Фелисиано, встав в кружок и читая Fuckin' Gangsta Lyrics. Мгновенно сориентировавшись в обстановке, Юлия схватила Марию за руку и потащила в коридор в поисках запасного выхода.

 

Выстрелы, грохот, предсмертные вопли заставили немку рвануть первую дверь на пути. Она прислонила онемевшую от ужаса Шарапову к стене и задвинула изнутри тяжелый засов. В этот самый момент в коридоре послышалась тяжелая поступь. Это могла быть поступь только одного человека. 

 

Серены. 

 

Юлия и Мария взялись за руки и затряслись от ужаса.

 

 

...

 

Когда бар взорвался грохотом и огнем, Серена завернулась в подол платья, прошитого алмазными нитями и пуленепробиваемым клубком выкатилась из зоны поражения. Укрывшись за барной стойкой, она поискала взглядом Шарапову. Той нигде не было. 

 

"Тигра" вырвалась из клетки.

 

...

 

Слишком поздно Гергес обнаружила, что это вовсе не комната, а морозилка для мясных туш. И тряслись они вовсе не от страха или вожделения, а от холода.   

 

- Эээй, моя белая девочка, ты тут? Ну-ка, быстро открывай мамочке! - Серена забарабанила кулаком по стальной двери и коридор потонул в грохоте, каким сопровождается извержение вулкана.

 

Тут великая женщина вспомнила про оружие и принялась стрелять в дверь. Выпустив обойму, Серена завыла, и в этом безумном вое слышалось такое предчувствие поражения, чудовищное одиночество и бессильная ярость, что в груди у Марии защемило.

 

- Убежать с моего свидания! Сука! Сука ты! Ты умрешь, умрешь, твою мать!

 

Юлия обняла дрожащую Машу и прошептала:

 

- Не слушай ее! Не бойся! Именно этого она и добивается! 

 

В дверь ударило что-то тяжелое. После второго удара Юлия поняла, что это сама Серена, используя свое невероятных размеров тело как таран, снова и снова бросается на дверь, завывая, визжа и призывая Иегову, бабах, бабах, пытаясь сокрушить единственную преграду, отделяющую ее от девушек.

 

 

...

 

- Снимай косуху. Или хочешь... я сниму, - предложила Юлия. - Никогда не думала, что предложу тебе это... в таких диких условиях.

 

- Зачем? - смутилась Мария.

 

- Чтобы не стать жертвами обморожения... мы должны согревать друг друга жаром наших тел, - пролепетала Юленька. 

 

- А, да? Хорошо, - согласилась Маша и сбросила косуху. Юленькина рука скользнула ей на талию и огонь этих пальцев пробил брешь в ледяном скафандре, сковавшем Шарапову.

 

Первый поцелуй застал Машу врасплох. Он стал как солнечный ожог в арктической пустыне. Горячие губы Гергес оказались именно таким мягким магнитом, расплавленным медом, как Маше иногда снилось. 

 

Отвечая на эти поцелуи, она наполнялась энергией и адреналином. Раньше такое было только от банки сгущенки. Маша любила иногда вот так присосаться к десерту, и не замечала, как приканчивала целую банку. 

 

Не только губы, но и все Юленькино лицо было каким-то необыкновенно вкусным.

 

- Ты такая... сладкая, - изумилась Шарапова.

 

- Что? А, это нутелла, - рассмеялась Гергес. - Я намазалась, чтобы сойти за ниггера. Не самый лучший мэйкап для свидания...

 

 

- А мне нравится. Задолбали диеты! - прошептала Маша и внезапно сама крепко поцеловала Юленьку, вдавив ее в стену. Не прекращая целоваться, девушки сбросили с себя одежду и сплелись телами, передавая друг другу огонь и жизненную силу. Опасность в лице воющей и бьющейся об дверь Серены только подхлестывала желание, делая его таким острым, каким еще не был ни один момент на корте.

 

В жутком холоде морозилки страстные поцелуи застывали на коже и заледеневшими сердечками падали на пол, с необыкновенным хрустальным звоном, напоминающим о Рождестве и Новом годе. 

 

 

Долгое мучительное блаженство прервалось стуком в дверь.

 

- Машка, ты здесь? - пробасил мужской голос из-за двери. - Выходи, убедись в силе Русского Оружия!

 

- А где Серена? - спросила Маша, с трудом оторвавшись от Юленьки.

 

- Мария, это я, не бойся... Все позади. Я здесь, с тобой, - прозвучал спокойный голос Алекса Гилкса. - Серена... Кхм... она... 

 

- Да об дверь убилась ваша Серена, - подсказал Сафин. - А потом ее ФБР забрали на скотовозке. Для дальнейших опытов над бешеными животными, ха-ха. Эх, Нью-Йорк, Нью-Йорк! Что насчет культуры у тебя товарищ Нью-Йорк? Наркопритоны, стриптиз-бары! Реалити-шоу, превозносящие идиотов и дегенератов. Леди Гага, интернет и порнография! У нас в Москве все на культуре сидят, а тут метамфетаминами заправляются, а потом девушек похищают. И ладно бы, мужик-извращенец. Баба баб умыкала! Эх ты, прогнившая Западная Цивилизация!

 

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья
Реклама 18+