Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    Накопление Копитара

    О нелегком пути лучшего словенского хоккеиста Анже Копитара в главную лигу мира, судьбоносном решении, рано кончившемся детстве и нелегкой жизни в Швеции – в материале Sports.ru.

    Накопление Копитара
    Накопление Копитара

    О словенском хоккее непосвященному наблюдателю известно немного. По большому счету, только то, что он вообще существует. Сколько-нибудь известных персонажей хоккейному миру эта маленькая экс-югославская страна долгие десятилетия дарить не спешила. Отдельные словенцы делали успешную карьеру во второстепенных европейских лигах, иные даже пробовали на зуб систему североамериканских лиг, да так в ней и вязли на почтительном отдалении от лиги главной. Но не бывает правил без исключений.

    Путь Анже Копитара в главную лигу мира – словно с обложки глянцевого журнала, настолько безоблачным он кажется поначалу. Пара лет на раскачку в Элитной лиге Швеции и тут же основной состав «Кингс», Матчи всех звезд, голевые успехи. Никаких тебе многолетних мытарств по низшим лигам, бесконечных поездок на автобусах по всей необъятной американской земле (уж по сравнению со Словенией – точно необъятной), историй преодоления тяжелых травм и недоверия партнеров, проблем с адаптацией – на первый взгляд карьера Копитара даже отталкивает своей стерильностью. Мол, иные тонны пота и крови годами проливают, а этот вон взял и сразу в НХЛ, да на видное место. И только чуть после возникает закономерный вопрос: а как вообще словенский парень из крохотного городишки в шестнадцать лет оказался в Швеции.

    Путь Анже Копитара в главную лигу мира – словно с обложки глянцевого журнала, настолько безоблачным он кажется поначалу

    «Йесенице в сравнении с Лос-Анджелесом.. ну это вообще как будто другая планета. Знаете, такой идиллический образ европейских городишек: крохотные мощеные улочки, все друг с другом знакомы, идешь по улице – лавочники тебе улыбаются. Вот только с поправкой на то, что денег ни у кого нет, и иногда приходится по-настоящему туго», – вспоминает родной край Копитар. Путь из такого затерянного на просторах бывшей Югославии уголка мира в НХЛ кажется поистине непреодолимым: не легче, чем добраться до Луны, например. Счастливым билетом для Копитара стал его отец Матьяж, сам в прошлом полупрофессиональный хоккеист, а в середине девяностых наставник местного «Акрони». Во всех интервью Копитар не устает подчеркивать роль отца в своих успехах. «Знаете, в Йесенице всегда довольно много ребят занималось хоккеем, но их судьба в общем была известна заранее. Большинство бросит это дело лет в шестнадцать – семнадцать, от силы несколько человек пробьются в «Акрони», а раз в несколько лет самый удачливый устроится в какой-нибудь заштатный австрийский клуб – вот и все, о чем мы тогда могли мечтать. Когда с деньгами совсем худо, и Австрия кажется раем земным».

    Но отец Анже не хотел для сына подобной жизни. То ли еще с раннего детства видел в сыне задатки, чересчур большие для словенца, то ли сам слишком хорошо знал, что такое жизнь хоккеиста в родной стране. Анже из года в год все больше выделялся на фоне сверстников, тянуть дальше было нельзя: на пороге шестнадцатилетия отпрыска Копитар-старший принял судьбоносное решение – сын едет в Швецию. «Почему Швеция? Кажется, у отца там оставалась пара знакомых еще с игроцких времен, или он, по крайней мере, так думал. Поначалу никто вообще ничего не понимал: ни я, ни мама, соседи вообще крутили пальцем у виска. Отец и сам, похоже, колебался, но я бесконечно рад сейчас, что маятник его сомнений все-таки качнулся в верную сторону», – вспоминает Копитар. Почти год вся семья Копитар экономила на всем возможном и невозможном, чтобы собрать Анже на дорогу хотя бы какие-то средства. «Этого не поймешь, пока сам не поживешь такой жизнью. Денег едва хватает, чтобы купить еду и кое-какую одежду. Но матери с отцом каким-то образом удалось скопить для меня по тем временам весьма внушительную сумму. Хотя, если бы мне сейчас сказали, что с такими деньгами можно поехать покорять Европу из страны, вроде нашей, я бы не поверил», – делится воспоминаниями сам Копитар.

    Расчет Копитара – старшего был прост: на поездах и попутках добраться до Швеции, там попробовать пробиться на просмотр в пару-тройку местных клубов, а если ничего не выйдет – возвращаться обратно, когда кончатся деньги

    Расчет Копитара – старшего был прост: на поездах и попутках добраться до Швеции, там попробовать пробиться на просмотр в пару-тройку местных клубов, а если ничего не выйдет – возвращаться обратно, когда кончатся деньги. С гигантским баулом наперевес щуплый словенский паренек добрался-таки до шведской земли и начал планомерно обивать пороги всех известных ему хоккейных клубов в Стокгольме и его окрестностях. «Все эти просмотры были похожи один на другой. Как мне казалось, я неплохо катался и бросал. Но по сравнению с местными парнями, наверное, смотрелся настоящим дикарем: очень своеобразная техника, никакой тактической выучки. Тренеры так и говорили мне: «Окей, парень, ты вроде неплох, но приходи через годик». Если бы они знали, что денег у меня от силы на месяц», – смеется Анже. Удача улыбнулась Копитару по-настоящему только в расположенном в окрестностях Стокгольма «Седертелье». Сначала просмотр в этом клубе был похож на все другие, но когда словенец в расстройстве уже собирал свои вещи в раздевалке, впервые прозвучала фраза «Не хочешь завтра еще попробовать?». Еще пара удачных просмотров, и Копитар наконец поставил свою подпись на самом главном в тот момент жизни документе – контракте с «Седертелье».

    Седертелье – городок небольшой, но все равно раза в три больше Йесенице. Чтобы добраться на арену, Копитару приходилось вставать затемно, пара километров на велосипеде, потом нужно было успеть на автобус, а после еще километр – другой пешком. Сам Анже воспоминает об этом времени с улыбкой: «Жил я на самой окраине в совершенно ужасной квартире – это все, на что хватило остатка моих денег и крохотной зарплаты в клубе. Большинству местных парней деньги были особо не нужны, они же жили с родителями. Но на условия я внимания не обращал, первые пару месяцев пребывал в настоящей эйфории. Помню, как только устроился, занял у тренера немного денег и позвонил домой. Папа и мама почти ничего не могли сказать от радости, только плакали, пока у меня не закончились деньги».

    Успешно сдюжив с настоящими жизненными испытаниями, трудности хоккейные Копитар преодолевал уже с завидной легкостью. Уникальная техника и своеобразная манера игры в ловких руках шведских тренеров довольно скоро удачно дополнились завидной тактической выучкой и солидной прибавкой в мышечной массе. Копитар заглатывал новые знания и умения невиданными темпами: лишенному элитного хоккейного образования, ему приходилось осваивать науку хоккея ударными темпами. Попав наконец на благодатную почву, недюжинный талант Анже взорвался по-настоящему. Копитару потребовалось не больше пары месяцев, чтобы стать лидером молодежной команды «Седертелье». И еще некоторое время, чтобы на его играх все чаще стали появляться заокеанские скауты. История о словенском самородке из ниоткуда распространялась быстрее, чем Копитар успевал набирать очки.

    История о словенском самородке из ниоткуда распространялась быстрее, чем Копитар успевал набирать очки

    Тренерский штаб «Седертелье» тем более не мог не заметить, игрок какого масштаба растет у них в системе. Меньше года назад Анже еще гонял шайбу на коробке перед домом в Йесенице, а весной 2005-го семнадцатилетнего Копитара уже вызвали в основную команду. Словенец провел со взрослыми последние пять игр регулярного сезона и десяток матчей в плей-офф, но так и не сумел набрать ни одного очка. «Помню, ходил тогда жутко расстроенный и злой на себя, пока ко мне не подошел второй тренер и не сказал: «Эй, парень, ты чего? Да ты же показал в десяток раз больше, чем мы ожидали увидеть. Не бросай работать летом, и в следующем году ты будешь в составе, я тебе обещаю», – вспоминает свой первый опыт во взрослом хоккее Копитар. Лето 2005-го выдалось для Копитара не только плодотворным в плане работы, но и богатым на судьбоносные события. Анже в течение года весьма высоко котировался в различных скаутских рейтингах, но общий 11-й номер на драфте 2005-го был для него словно гром среди ясного неба. «Это было просто невероятно. Год назад скромный словенский мальчик собирал здоровенную сумку и готовился отправиться в неизвестность, а теперь он одиннадцатый юниор в мире. Первое, что я сделал, позвонил отцу и сказал ему... Впрочем, это слишком личное», – улыбается Анже.

    Тем же летом, сразу после церемонии драфта Копитару с разницей в пару дней пришли два заманчивых предложения незамедлительно попробовать себя в Северной Америке: одно из тренировочного лагеря выбравших его «Кингс», второе – от юниорской команды «Реджайна Пэтс» из Западной хоккейной лиги. Разумно рассудив, что от добра добра не ищут, Копитар ответил на обе бумаги вежливым отказом, а сам сосредоточился на попадании в состав «Седертелье». Усиленная работа летом и следование всем советам тренеров дали свои плоды: после пары матчей за молодежную команду словенец окончательно перебрался в основной состав. «Седертелье» провел сезон не слишком удачно, под конец решая задачу сохранения места в элите, но блеска игры юного Копитара это уже затмить не могло. Два десятка очков в сорока семи играх все-таки склонили Анже к мысли попробовать свои силы за океаном. «Я опять ехал за тысячи километров, но в комфортном кресле самолета это было совсем не похоже на перебежки, которыми я добирался до Швеции», – смеется Копитар. Впечатление от Копитара у тренерского штаба «Лос–Анджелеса» было столь мощным, что словенец получил контракт уже через неделю после начала просмотра.

    Дальнейшая история Анже Копитара известна всем: растущие год от года очковые показатели, участие в матче Всех звезд, многолетний и мультимиллионный контракт и статус главной звезды, кажется, постепенно выздоравливающего «Лос-Анджелеса». В стороне от первых полос газет и интернет-порталов, пожалуй, промелькнул только один факт. С легкой улыбкой на лице вспоминает сам Копитар: «Что я купил на свои первые деньги в Лос-Анджелесе? Знаете, я их не тратил. Несколько месяцев все копил, занял немного у тренеров, Дастина (Брауна) и других ребят, а потом купил родителям и младшему братишке дом здесь, в Калифорнии и перевез их сюда. Надеюсь, хоть так смог их немного отблагодарить за все, что они для меня сделали».

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы