Загрузить фотографиюОчиститьИскать

Фрэнк Лэмпард: «Меня можно назвать маменькиным сынком»

Фрэнк Лэмпард беседует с журналистом Daily Mail Мартином Сэмюэлом о том, как он справился с утратой матери, чемпионских амбициях «Челси» и старых счетах с хавбеком «Ливерпуля» Хаби Алонсо.

Фрэнк Лэмпард: «Меня можно назвать маменькиным сынком»
Фрэнк Лэмпард: «Меня можно назвать маменькиным сынком»

С чего начать? Наверное, с лэмпардовского празднования голов. Ну, того самого. Мяч трепещет в сетке ворот, трибуны ревут, а автор гола, не проявляя безудержной радости, спокойно замедляет бег и указывает на небеса, на секунду поднимая взгляд ввысь.

Этот нехитрый, но значимый ритуал Фрэнк Лэмпард исполняет со дня смерти своей матери. Пэт Лэмпард умерла от сильного приступа пневмонии в апреле прошлого года. Пэт было 58 лет, и ее смерть была внезапной и совершенно неожиданной. Меньше, чем через неделю, в своем первом матче за «Челси» после постигшей его трагедии ее сын исполнил пенальти в ворота «Ливерпуля» и отправил свою команду на финальный матч Лиги чемпионов в Москву.

Лэмпард поборол в себе желание бросить все и сбежать – из «Челси», из Лондона, от воспоминаний и призраков, преследующих его на каждом углу

По его признанию, тот период жизни он провел, как во сне. Девять месяцев спустя он все еще не смирился с утратой. Фрэнк не считает свою скорбь особенной, отличающейся от того, что испытывают люди, потерявшие близких. Но от этого ему не легче. По крайней мере, теперь он поборол в себе желание бросить все и сбежать – из «Челси», из Лондона, от воспоминаний и призраков, преследующих его на каждом углу.

«Это чувство никуда не пропало, оно по-прежнему во мне, – говорит Лэмпард, – я проводил концовку прошлого сезона на автопилоте. Многие люди удивлялись тому, что я продолжаю играть, подхожу к точке в том матче с «Ливерпулем», но сейчас мне в чем-то даже тяжелее, чем было тогда. Я был в абсолютном трансе, ни о чем не мог думать, и странным образом это помогало мне концентрироваться на игре. В голове крутилась одна и та же пластинка, и мне не было дела до взлетов и падений.

Летом, когда я окончательно осознал, что произошло, решил, что мне надо уехать. Я просто не мог свыкнуться с мыслью, что больше не буду искать взглядом маму на трибунах «Стэмфорд Бридж». Даже сейчас я все еще ощущаю пустоту, и мне очень сложно справляться с этим. Уйму вещей мы делали вместе: заходили в универмаг «Хэрродс» на чашку чая, бывали в одних и тех же ресторанах, поэтому я вдруг осознал, что просто не могу больше ходить по всем этим местам. Мне хотелось куда-нибудь сбежать, я подумал, что не могу так больше жить, что мне нужно уехать из Лондона.

«Я просто не мог свыкнуться с мыслью, что больше не буду искать взглядом маму на трибунах «Стэмфорд Бридж»

Но это ничего бы не решило. Не хочу проявить неуважение к миланскому «Интеру», это великий клуб, и все знают, как я отношусь к Жозе Моуринью, но, если бы я тогда уехал, это было бы неправильно. Я бы сделал это не потому, что хотел играть за «Интер», а из-за мамы».

Когда речь заходила о родственниках Лэмпарда, в первую очередь, раньше говорили о его отце, Фрэнке Лэмпарде-старшем, талисмане и оплоте обороны «Вест Хэма». А на самом деле, он был маминым сыном, Пэт и Фрэнк-младший очень много времени проводили вместе. У Фрэнка есть две сестры, но он всегда был для Пэт любимым ребенком.

«Моя футбольная жизнь складывалась как сказка, и огромную роль в ней всегда играли папа с мамой, – признается Фрэнк, – они специально подобрали себе жилье в таком месте Лондона, откуда бы им было удобнее ходить на игры, и чтобы у нас была возможность потом где-нибудь поужинать и выпить пива. У нас был свой мир, и мы очень его любили, а теперь ему пришел конец. Вся наша идиллия разом оборвалась.

Когда меня спрашивали, верю ли я в бога, я всегда отвечал утвердительно, но не особо об этом задумывался. Все изменилось со смертью мамы. Я начал ходил в церковь. Первой реакцией был гнев – мама была самой замечательной женщиной в моей жизни, как это могло случиться с ней, с нами? В мире столько подонков и сволочей, так почему они живы, а она нет?! Я ходил в церковь, старался разобраться в этом, понять, но это непросто.

«У нас с родителями был свой мир, и мы очень его любили, а теперь ему пришел конец. Вся наша идиллия разом оборвалась»

Вообще-то, я довольно циничная сволочь. Иногда стараюсь внушить себе, что она там наверху, смотрит на меня, а потом думаю, что это неправда, что ее больше нет, вообще нет. Время идет, уже девять месяцев прошло, не знаю, по-моему, это неправильно, что ее нет рядом так долго.

Первые месяца полтора все тебя поддерживают, а потом как-то забывают. Естественно, это твоя жизнь, тебе самому нужно с этим справиться. А потом все думают, что ты снова будешь смеяться и радоваться жизни, как все, а в один прекрасный день, вся ответственность за результат команды ляжет на твои плечи – поверьте, выдерживать эту ответственность очень нелегко, потому что результат в большой степени зависит от морального состояния игроков команды.

Иногда во время матча мне не удается выкинуть все это из головы, я думаю о маме. Порой сюжет игры увлекает и становится легче, но не всегда.

Помню, как перед финалом Лиги чемпионов стоял в туннеле и чувствовал, что у меня абсолютно свинцовые ноги. Любой футболист скажет вам, что так бывает. Иногда кажется, что ты можешь бегать вечно без устали, а иногда готовишься к игре ровно так же, все делаешь правильно, а ноги вдруг отказываются слушаться. Ужас.

Итак, стою я в туннеле в Москве и чувствую, что плохи мои дела. Тогда я мысленно обращаюсь к маме и говорю: «Мам, помоги мне, сегодня мне нужны легкие ноги». Глупо, да? Но я вышел на поле и почувствовал себя нормально. Это приятное воспоминание. А вот о том, как закончился тот матч, вспоминать не хочется.

Празднование гола – это что-то из той же оперы. Дань уважения человеку, которого мне не хватает. Это не значит, что всякий раз, забивая гол, я думаю: «Мама, это для тебя». Столько вещей проносится в голове, что как-то не до этого. Но посвящение ей того, что я делаю, – значит для меня очень много. Теперь перед выходом на поле я молюсь. Как я уже говорил, никогда не был особенно религиозным. Трудно объяснить, зачем я это делаю».

«Итак, стою я в туннеле в Москве и чувствую, что плохи мои дела. Тогда я мысленно обращаюсь к маме и говорю: «Мам, помоги мне, сегодня мне нужны легкие ноги». Глупо, да?»

То, о чем мы говорим с Фрэнком, не нужно понимать превратно. Личная трагедия одного человека ничуть не важнее того, что происходит в жизни других людей. Лэмпард совершенно не считает, что его история чем-то отличается от переживаний любых других людей, которые потеряли близких. Но погрузиться с головой в работу, чтобы отвлечься и заглушить боль, не так-то просто, когда перед глазами пустующее кресло на стадионе, которое раньше занимал близкий человек. В каждой истории есть свои нюансы.

«Честно говоря, меня можно назвать маменькиным сынком. Всегда им был и всегда им буду. Никакого рационального объяснения этому я найти не могу, поэтому ее уход так сильно по мне ударил. Моя жена раньше любила поиздеваться надо мной: потому что каждый раз, когда я болел, даже в 29 лет, я всегда звал только маму. А потом она ушла, и это было так внезапно. Не было времени, чтобы свыкнуться с этим. Ужасно.

В такие моменты многое узнаешь о людях. Жозе Моуринью писал мне сообщения каждый день. Авраам Грант был со мной очень тактичен и отзывчив. Многие люди, которых я раньше не считал особенно близкими, вдруг проявили себя с лучшей стороны по отношению ко мне. Даже фанаты «Ливерпуля» и «Вест Хэма», у которых не было особых поводов ко мне хорошо относиться, писали письма со словами поддержки. Вот это было очень трогательно. Мы все зациклились на вражде между клубами, а когда случается что-то подобное, осознаешь, что это все полная чушь».

Сегодня Лэмпард снова выйдет на поле стадиона «Энфилд», где он провел последний матч, пока Пэт была жива. Впрочем, эти эмоции отходят на второй план перед профессиональным подходом к встрече, которая очень много значит в борьбе за желанное чемпионство. «Челси» уже проигрывал в этом сезоне всем своим конкурентам – и «Ливерпулю», и «Манчестеру», и «Арсеналу». Второе поражение от мерсисайдцев многими будет расценено как решающий удар по чемпионским амбициям парней Луиса Фелипе Сколари. Это еще и принципиальнейшая дуэль заклятых соперников. Пожалуй, в последние годы матчи между «Челси» и «Ливерпулем» разворачиваются особенно напряженно – как между «Арсеналом» и «МЮ» несколько лет назад.

«Моя жена раньше любила поиздеваться надо мной: каждый раз, когда я болел, даже в 29 лет, я всегда звал только маму»

Эти команды, мягко говоря, недолюбливают друг друга. Лэмпард говорит об этом крайне дипломатично, но хитрая улыбка выдает его настоящие чувства.

«Не буду отрицать принципиальность матча с «Ливерпулем». Футболисты обеих команд готовы к тому, что борьба выплеснется за рамки дозволенного. Сами все увидите. Мы столько раз уже встречались с ними в решающих матчах, что наметился целый ряд личных дуэлей. Например, все время что-то происходит между мной и Хаби Алонсо».

«Но ты же ногу ему сломал».

«Да, я знаю. Не спорю, это был грубый фол, я получил за него заслуженную карточку, но все произошло в игровом столкновении. У меня и в мыслях не было нанести ему травму. Это футбол. Такие стыки происходят в каждом матче. Когда я узнал, насколько серьезна травма Алонсо, был очень расстроен. Я потом звонил ему и извинялся, но всякий раз, как выхожу на поле и ловлю его взгляд, вижу, что он меня так и не простил. Так что в стыках никто не жалеет ни себя, ни соперника.

В то же время игроки «Челси» и «Ливерпуля» с уважением относятся друг к другу. Стивен Джеррард все время говорит о том, как тяжело играть против нас на «Стэмфорд Бридж». То же самое случается с нами на «Энфилде». В глазах рябит от мелькающих красных футболок, потому что дома они носятся как сумасшедшие и давят нас изо всех сил. Что касается самого Стива – он выдающийся футболист. Я смотрел игру «Ливерпуля» с «Эвертоном» на прошлой неделе, Джеррард был великолепен. Настоящий мотор команды.

Когда ходили все эти разговоры о его возможном переходе в «Челси», я очень надеялся, что это случится. Уверен, выступай мы в одном клубе, быстро нашли бы общий язык на поле, и для вечных разговоров о том, что мы не можем играть вместе в сборной, не было бы никакого повода».

Лэмпард надеется, что сегодняшний матч на «Энфилде» заставит утихнуть критиков, говорящих о том, что многие игроки «Челси» – это уже отработанный материал, ветераны, доживающие в футболе последние дни

Лэмпард надеется, что сегодняшний матч на «Энфилде» заставит утихнуть критиков, говорящих о том, что многие игроки «Челси» – это уже отработанный материал, ветераны, доживающие в футболе последние дни, и приводят в пример недавний матч с «Манчестер Юнайтед» на «Олд Траффорд», в котором «синие», действительно, выглядели довольно беззащитно.

«Я слышал мнения после злополучного матча с «Манчестером», что «Челси» уже не тот, и понимаю, почему так говорили – мы играли ужасно и были непохожи сами на себя. Но иногда нужно коснуться дна, чтобы всплыть на поверхность. Постараемся доказать критикам, что наша черная полоса осталась позади.

«Мы не слишком старые, чтобы выиграть премьер-лигу. Да, в нашей команде есть те, кому за 30, но они все классные игроки. Сэр Алекс Фергюсон заявил, что в «Челси» много возрастных футболистов, чтобы оказать на нас психологическое давление перед стартом сезона, но вот мне, например, 30, а я никогда еще не чувствовал себя на поле лучше, потому что физика при мне, но к ней добавился опыт. Посмотрите на бокс, там в наше время вообще в 30 лет карьера только начинается. Джанфранко Дзола был признан лучшим игроком сезона в «Челси», когда ему было 37. А как играл Райан Гиггз за «МЮ» в том самом матче 11 января? А вы говорите, ветераны.

По-моему, публика в этом сезоне преувеличивает наши неудачи. Мы не отказались от цели выиграть чемпионат Англии в этом году, а кризис, который какое-то время у нас наблюдался, не был таким уж серьезным. Наверное, сыграло свою роль и то, что отдельные победы давались нам слишком легко и некоторые игроки начали принимать это, как должное.

«Мы просто обязаны добиться в Ливерпуле хорошего результата»

Стоит расслабиться на тренировке или не настроиться на матч и премьер-лига накажет тебя за это. Так было и с нами. Матч с «Саутэндом» в Кубке Англии туманным промозглым вечером мог плохо закончиться для нас, но мы на зубах вытащили игру.

Мы просто обязаны добиться в Ливерпуле хорошего результата. Посмотрите на таблицу, нам больше нельзя терять очки. Мы сами усложнили себе задачу, сами и выпутаемся. Мы можем выиграть титул чемпиона в этом году. Ну, или Лигу чемпионов. Или Кубок Англии».

«Кстати о Кубке Англии, ожидается любопытное противостояние: Фрэнк Лэмпард-старший против Фрэнка Лэмпарда-младшего. Ведь твой отец теперь возглавляет «Уотфорд».

«Я сказал отцу, что на меня не стоит обращать внимания, – шутит Лэмпард, – я ему говорю: «Пап, скажи своим парням, чтобы меня сильно не опекали, потому что я вообще не опасен, честное слово». А он отвечает: «Я сказал им, чтоб они всю душу из тебя вытрясли». Знаете, а ведь он это серьезно. Мам, если ты смотришь на нас сверху, лучше тебе отвернуться».

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы