Александр Самарин: «Сейчас не пойти на тренировку можно только в одном случае – если умер»

Российский фигурист Александр Самарин и его отец, Владимир Самарин, рассказали о том, как Александр начал заниматься фигурным катанием. 

Александр Самарин: «Родители хотели, чтобы я был чем-либо занят. Неважно чем, лишь бы не бездельничал. А через дорогу от нашего дома был Стадион «Юных пионеров», где располагались спортивная школа и каток. Туда папа меня и отвел. Дома как раз нашлись запыленные коньки старшего брата – он тоже несколько лет занимался фигурным катанием, а потом бросил». 

Владимир Самарин: «У меня и в мыслях не было, что сын посвятит этому спорту жизнь. Поначалу в спортивной секции было просто забавно. Первое, чему учили – правильно падать. Вот представьте себе маленьких детей, завернутых в пуховики и двойные теплые штаны, на маленьких конечках.

И тренер им внезапно командует: «Падаем вправо!» И они, как горох, с визгом и смехом валятся на правый бок. Им не больно, не страшно – просто весело. С веселья все и началось. Но сына, что называется, затянуло».

Александр Самарин: «Сначала не было склонностей, потом для меня кататься на льду стало удовольствием. Самым высшим удовольствием в жизни. Сейчас не пойти на тренировку можно только в одном случае – если умер!

Конечно, трудности бывали. Особенно в самом юном возрасте. Бывало, прыжок упорно не дается. Делаешь его, делаешь — и все время падаешь.

В какой-то момент вместе с синяками приходило отчаяние. Но родители находили нужные слова, и я это просто перетерпел. Потом научился добиваться на тренировках абсолютного результата. Не стискивая зубы, не через силу, а спокойно, ровно повторять и повторять элементы, оттачивая нужный навык.

Так было и тогда, и сейчас: ведь все прыжки разные, требуют разной техники исполнения, разного расчета на «взлет и посадку». Поэтому нам с тренером Светланой Владимировной скучно не бывает». 

Материалы по теме


Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья