Рафаэль Арутюнян: «В США фигурист должен быть очень организованным. Другие там не выживают»

Известный тренер Рафаэль Арутюнян рассказал о разнице в условиях подготовки фигуристов в США, где он в данный момент работает, и в России.

«У нас ограничение – 20 человек на льду одновременно. Можете себе это представить? Перед Играми на нашем катке по субботам льда у нас не было совсем, и мы с Вагнер ездили в другое место. И там моя ассистентка вытаскивала из-под ее ног детей, чтобы Эшли могла прыгать.

Как мы готовились к чемпионату США прошлого года – в связи с Олимпиадой его сдвинули на самое начало января, подготовительный период пришелся на Рождество. А вы знаете, что такое Christmas в Америке. В обычные дни у нас лед до двух часов дня, а тут сделали до 12.00 – чтобы больше людей привлечь на массовое катание.

Вот так мы и готовились, потому и плохо выступили. Эшли заняла 4-е место. Ей приходилось кататься с 9 до 12 три часа подряд, потом льда не было. На одном катке с профессионалами могут находиться и обычные люди. Он упадет, будет сидеть на льду, а я тренирую и ничего сказать не могу, потому что он заплатил точно такие же деньги.

В США ты должен все делать сам, спортсмены все должны делать сами. Почему появляются такие фигуристы, как Лайсачек? Потому что он очень организованный парень, работал как зверь. Я ему немножко помогал, когда было нужно. Они очень организованные люди, и они сами все сделали. Другие там не выживают. Никакие поддержки, никакие федерации тебя не выручат.

Испортиться у человека шансов больше, когда все делают за него. Когда ты кого-то ведешь за ручку по жизни, ты, скорее, себя реализовываешь. А ученик или ученица – это твоя марионетка. В Америке же так невозможно. С одним спортсменом я работаю 20 минут, со вторым 40 минут, с третьим опять 20.

Хорошему спортсмену я что-то сказал, и он самостоятельно это делает. Нехороший вместе со мной повторил то, что я ему сказал, а потом ерундой занимается. Я это вижу, но сказать ему ничего не могу, и он, условно говоря, погибает. Так и происходит естественный отбор.

В России я тренировал своего спортсмена 3-4 часа в день. В Америке такого быть не может – никто не заплатит мне за это время. Мао Асада, если бы хотела, смогла бы, наверное, но и то не делала такого. Я с ней два часа в день работал. С Мишель Кван – один час в день», – рассказал Арутюнян в интервью «Р-Спорту».

Материалы по теме


Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья