android-character-symbol 16.21.30apple 16.21.30@Combined ShapeЗагрузить фотографиюОчиститьCombined ShapeИскатьplususeric_avatar_placeholderview

«Какие могут быть проблемы? У меня в команде только девушки»

Шутки Селифонова и дорожная сумка Аликина, безотказный на интервью Барнашов и разное настроение Аникиной, охрана и проворные журналисты, недовольный Тихонов и назначение Польховского. Репортаж корреспондента Sports.ru с тренерского совета СБР, который заседал два дня, но обошелся без кадровых революций.

«Какие могут быть проблемы? У меня в команде только девушки»
«Какие могут быть проблемы? У меня в команде только девушки»

18 мая, Олимпийский комитет России. «Выходит, кто-то из своих провел, – сокрушалась женщина со стопкой бумаг в руках. – Дмитрий Юрьевич, там пресса в зале. А еще говорите, заседание закрытое».

Журналисты только-только успели подойти к началу тренерского совета, а уже попали в гущу событий... Оказывается, кто-то проник сквозь охрану в тайную комнату тренеров. Там принималось важное кадровое решение: кто поведет наших биатлонистов к медалям Ванкувера. Слухов ходило много.

«У этих журналистов были бейджики. Мы же не знаем всех в лицо», – оправдывалась охрана

«У этих журналистов были бейджики. Мы же не знаем всех в лицо», – оправдывалась охрана. Перед входом в актовый зал поставили двух мужчин в черных костюмах – видимо, оберегать тренеров от слишком любопытных корреспондентов. Пока пресс-атташе СБР Дмитрий Лоев разбирался, кто и как прошел в зал, самое время сходить в столовую – стоять очередной час перед дверями смысла не было. Также поступила и телевизионная группа телеканала НТВ.

– А что еще здесь снимать? Хотя бы расскажем о том, как здесь кормят.

Юноша с телеканала старательно придумывал, как разнообразить свой сюжет: попытки повесить на дверь табличку «Посторонним вход воспрещен» и поставить рядом все тех же охранников быстро пресеклись. Людям в черном было не до юмора.

Тренерский совет СБР проходил в актовом зале. При желании этот совет можно было провести в каком-нибудь «предбаннике». Благо немногочисленное количество столов и стульев позволяло это сделать.

На стенах – фотографии знаменательных спортивных событий вперемешку с зарисовками сочинских олимпийских объектов; на окнах – цветы с пластмассовыми бутылками, наполненными водой; в углу – рояль, а рядом – проект какого-то спортивного комплекса в Ленинградской области.

Два тренера устроились за одним из столов в зале ожидания:

– Ну что, уже решили насчет Польховского?

– Да нет еще. Скоро должны закончить. Шесть часов вечера уже…

Аникина: «Мы будем рассматривать только конкретные предложения. Никаких размытостей. Переложить решение на правление не удастся»

Первыми вышли Барнашов и Аникина. Но каких-то сенсационных подробностей не сообщили. Максимум общих, предельно корректных фраз и минимум конкретики, которую так любят СМИ.

– Аликин останется старшим тренером. У нас меньше года до начала Олимпийских игр. Считаю, что я не на восемь месяцев пришел. И моя задача – создать систему подготовки биатлонистов в России, – резюмировал уставший Барнашов.

Исполнительный директор СБР Елена Аникина была более эмоциональна.

– Мы будем рассматривать только конкретные предложения. Никаких размытостей. Переложить решение на правление не удастся. Мы хотим до конца услышать мнение всех тренеров, дать им возможность выговориться, сказать все, что они думают друг о друге. Потому что один на один они все такие орлы, а вместе – как-то не так.

19 мая, Олимпийский комитет России. Второй день тренеры начали заседать с 11 утра. Все, наверное, остались не в восторге от слов Аникиной, которая заверила: совет будет заседать и два, и три дня, если потребуется. Утомлять друг друга не стали, решили управиться раньше.

Только вот настроения были совсем другими. Если в понедельник Елена Романовна охотно раздавала комментарии, то во вторник все попытки телевизионщиков завязать разговор она с улыбкой пресекала категорическим «нет».

Новому главному тренеру сборной Владимиру Барнашову пришлось отчитываться перед журналистами после каждого собрания. Его еще не все узнают в лицо. Журналисты пытливы: горят желанием узнать, кто же поедет в Ванкувер. Владимир Михайлович в ответ рассказывает о сложном устройстве тренерского совета, что пока никого не утвердили и вообще рано о чем-то говорить.

Первого вице-президента СБР Александра Тихонова во время заседаний было слышно даже за закрытыми дверями. Он был явно недоволен дисциплиной в мужской команде

– Аликин и Селифонов написали рекомендованные списки, где напротив каждой фамилии проставили дистанции, которые спортсмен будет готовить к Олимпийским играм. Фамилии известны. Но пока не хотел бы их называть. Надо будет определиться по количественному составу: это будет восемь или десять человек. Обычно берется четное число.

Это связано с тренировочным процессом. Очевидно, что одиннадцать спортсменов не будет. Будут только те, кто реально претендуют на серьезные места в Ванкувере. Перспективными спортсменами будут заниматься в молодежной команде, – подытожил Барнашов.

Между тем среди проворных журналистов вовсю гулял список с кандидатами… Обсуждали и тренеров: в основном назначение Валерия Польховского – ответственного за работу с резервом. Эта новость была хитом с обеда понедельника.

Старший тренер женской команды Александр Селифонов в сторонке отшучивался на вопросы о дисциплине.

– Какие у меня могут быть проблемы? У меня ведь девушки. Они стараются выполнять все требования.

Вопрос неслучайный. Первого вице-президента СБР Александра Тихонова во время заседаний было слышно даже за закрытыми дверями. Он был явно недоволен дисциплиной в мужской команде. Впрочем, ничего нового: Александр Иванович всегда щедр на эмоции и резкие фразы.

Старшего тренера мужской команды Владимира Аликина в окружении корреспондентов не было. Ему удалось уйти практически незамеченным. Владимир Александрович спешно покидал здание ОКР с дорожной сумкой…

Скоро первые сборы.

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы