Павел Ростовцев: «В наше время была возможность отстреливать до 70 партий патронов для каждой винтовки. К Олимпиаде не было сомнений в материалах»

Бывший тренер женской сборной России по стрельбе Павел Ростовцев рассказал о том, как ранее проводилась подборка патронов для команды.

«В наше время – благодаря поддержке Михаила Прохорова – у нас были возможности отстреливать до 70 партий патронов для каждой винтовки. Это могла быть одна марка – Lapua Polar Biathlon – но партии отличались: два абсолютно одинаковых коробка, но по разным стволам могут лететь по-разному.

В команде стреляли из Anschütz и российской винтовки «БИ-7». Я общался с нашими оружейниками, в том числе с уважаемым Владимиром Суслопаровым, который сконструировал «семерку». И он говорил, что под ствол «семерки» специально создан российский патрон «Олимп». У него есть определенные недостатки, но мы научились с ним работать; и, пройдя многократные тестирования, решили с девочками: из «семерок» стреляем только «Олимпом». Кучность и ветроустойчивость этого патрона на очень хорошем уровне – именно для БИ-7. Для Anschütz в приоритете были патроны Lapua, но и «Олимп» под них мы тоже подбирали – для страховки.

Подбор партий под конкретный ствол – щепетильная работа, потому что производство патронов идет не круглогодично. У Lapua большой завод, много задач: например, весной они в течение месяца работают над мелкокалиберным патроном для биатлона. Навыпускали партий – и все.

Мы сразу ехали в Шонебек – во многом благодаря связям Пихлера была возможность приехать на большое количество партий, которые еще не успели разобрать. В команде 8 девочек, у каждой – по два ствола. Грубо, у нас 16 винтовок – два дня тестируем 30 партий на станке, потом отбираем для каждого ствола по три лучших.

Следующее тестирование в Шонебеке – уже осенью, условно еще 30 партий. Едем туда, опять везем 16 винтовок и те самые три лучшие партии с предыдущего отстрела. Опять все сравниваем и получаем какую-то картину. Лучшую партию для каждого ствола выкупаем в полном объеме на сезон или на два; вторую партию – процентов на 70%; и может быть, немного третьей – мало ли как поведет себя в боевых условиях.

Мы ориентировались не только на данные Шонебека. Опять же, благодаря пониманию и ресурсам Прохорова и его команды была создана мини-бригада с Александром Куделиным. Он придумал и разработал станок, который позволял тестировать все купленные патроны в естественных условиях – на стрельбищах. Самое важное, чего добился Куделин, показатели в этих условиях были идентичны Шонебеку. Конечно, не в абсолютных значениях – потому что их не достичь вне лаборатории, но в относительных. Соотношение сил у партий патронов было тем же, что и в лаборатории.

В первый сезон мы сделали шаг вперед; хотя подчеркну, что в сезон-2010/11 (до нас) у девочек были прекрасные показатели в стрельбе лежа. Во второй довели систему до совершенства, в третий – если появлялось что-то новое – накладывали новинки на те методики и лекала, которые уже отработали. Эта подготовка потребовала времени, но в итоге к Олимпиаде у нас не осталось ни малейших сомнений в материалах. Мы знали, что у каждой девочки комплекс «ствол-патрон» (хоть для Anschütz, хоть для «семерки») не уступает никому», – рассказал Ростовцев. 

В биатлоне впервые жалуются на патроны (говорят, подвели в ветер). А они что, отличаются? У нас совсем нет выбора?

Материалы по теме


Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья