Загрузить фотографиюОчиститьИскать
Блог Square One

«Я бы спрятал телефон в носок еще до игры, чтобы сделать селфи с Месси». Ямаец, который очень любит Россию

Летом 2009-го темнокожий парень по имени Эррол Стивенс запрыгнул в самолет до России, чтобы стать вторым ямайским легионером в истории РФПЛ в составе подмосковных «Химок». В чемпионате России Стивенс в итоге провел всего три игры, зато познакомился в Москве с девушкой, которая чуть позже стала его женой и вот-вот родит ему сына. В дни, когда ямайский футбол волновал каждого из нас, Виталий Суворов нашел Стивенса во Вьетнаме и поболтал с ним о главном.

ВКонтакте, солнце

– Вы уехали из России шесть лет назад, с тех пор мы ничего о вас не слышали. Как у вас дела?

– Да вроде хорошо! Иногда чуть хуже, иногда чуть лучше, но вообще – хорошо. Меня, кстати, в сборную Ямайки впервые вызвали как раз после того, как я поиграл в России. Когда я приехал в «Химки», у меня же вообще никакого опыта не было, я был очень молод. А потом я уехал во Вьетнам. Поиграл там чуть-чуть, потом поиграл в Таиланде, а сейчас вот снова вернулся во Вьетнам, играю здесь в премьер-лиге. Получилось так, что после одного из матчей за сборную ко мне подошел агент и сказал, что ко мне есть интерес в Азии. Я в тот момент об Азии не знал вообще ничего, но ясно было, что платят там, конечно, сильно лучше, чем на Ямайке. Так что теперь я тут. Хотя у меня также был шанс оказаться в МЛС в какой-то момент, но дальше просмотров дело не зашло. А в Азии мне нравится – деньги тут хорошие, как я уже сказал, плюс, жить довольно дешево.

– Хорошие деньги – это больше, чем в «Химках»?

– Да я на самом деле в «Химках» только 5 тысяч долларов получил, мне же только 21 год был. Сейчас примерно в два раза больше выходит. Так что мне уже не нужно иметь вторую работу, я теперь профессиональный футболист.

Вообще, знаешь, до того, как приехать в Россию, я ведь на Ямайке только за молодежку играл. В ямайской премьер-лиге у меня, кажется, даже двух матчей не набежало. Просто мой друг, который играл за свой колледж в Америке, как-то познакомился с одним сербским агентом и посоветовал ему меня. Мы с ним связались, я отправился в Сербию, сыграл там несколько матчей, проявил себя, и меня отправили в «Химки». Так что, если честно, в тот момент я просто пытался хоть как-то вписаться в весь этот мир футбола. Теперь-то я уже и за сборную сыграл, и все такое, так что я гораздо более опытный игрок. Причем, против Колумбии я провел на поле все 90 минут, и меня даже признали лучшим игроком Ямайки в том матче. А состав у Колумбии тогда был точно такой же, как тот, что сейчас играет на Кубке Америки. Короче говоря, Россия стала для меня таким трамплином. Я сейчас каждый день говорю о российской премьер-лиге и о том, как мне помог весь этот опыт, серьезно. Кстати, тут во Вьетнаме у меня есть одноклубник, который наполовину русский. Данг Вам Лам зовут.

– О! Мы с ним как-то тоже делали интервью. 

– Да-да, я вчера ему о тебе рассказал, он сразу вспомнил, что вы с ним однажды уже встречались. Позвал его к себе в номер, чтобы вы с ним поздоровались, но он, похоже, на обед пошел.

– Как вам живется во Вьетнаме?

– Я живу в Хайфоне, это классный большой город. Я бы не сказал, что как Москва, но Азия сейчас не такая, как раньше, тут все очень развито. Хайфон – это такой Нью-Йорк, я бы так сказал. В плане профессионализма тут, конечно, не Европа, но если говорить об уровне жизни, то все очень здорово. Я могу ходить в такие же хорошие магазины, как в Европе, могу выбираться в центр города, все очень дешево. Ну и тут даже комфортнее в том плане, что жизнь не такая быстрая, как в Европе или Америке, а очень расслабленная.

– Местная кухня вам нравится?

– Знаешь, если честно, я тут в основном сам готовлю. Ну и ты ведь в курсе, что у меня русская жена, Екатерина?

– Да-да, видел на фэйсбуке.

– Вот, она тоже готовит, так что еда для нас вообще не проблема.

– Русские блюда – тоже? 

– Конечно, мое любимое – это такие штуки, которые называются pelmenchiki. Екатерина где-то раз в три дня их делает, мне очень нравится.

– Как вы познакомились с Екатериной?

– На самом деле, мы начали переписываться, когда я еще был в «Химках». Я сначала познакомился с одной девушкой на почве дэнсхолла – это такие ямайские танцы – а потом узнал, что Екатерине, ее подруге, тоже была интересна эта тема. И мы начали переписываться во ВКонтакте, но поначалу просто шутили друг с другом и все такое, знаешь. А потом у нее появилось свободное время, и я пригласил ее в Бангкок, где играл в тот момент. Она приехала, и поверь мне – таких девушек я в своей жизни никогда не встречал. Она просто идеальна. Через какое-то время она мне сказала, что не хочет возвращаться домой, и так все началось.

– До Екатерины с русскими девушками вы не встречались?

– Нет, она первая. Я, конечно, общался с девушками во ВКонтакте, но ничего такого, я ничего не искал. Я просто находил там случайных людей, мы немного переписывались, и на этом все. Ну и еще у меня была подружка в «Ашане» в Химках, ее звали Галина. Она в Pizza Hut работала. Мы с ней немного общались, но прямо девушки в России у меня никогда не было.

– Какую-то разницу между русскими и ямайскими девушками заметили?

– О-о-о! Разница большая, да. Скажу тебе прям по-честному: Екатерина всегда меня чем-то удивляет – в хорошем смысле. Она самая верная девушка, которую я знаю. Есть просто верность, а это верность следующего уровня. И поверь, я общался с девушками из многих стран, по всему миру. Но такой, как Екатерина, я не знаю. Она всегда рядом. Я утром просыпаюсь, и она прямо как солнце, всегда светится. Я ни разу не видел ее в другом настроении. В эмоциональном плане она всегда такая же, как в самый первый день, когда мы познакомились. Даже когда у меня настроение так себе, она всегда мотивирована, всегда светится. И я говорю чистую правду. 

Я не знаю, все ли русские девушки такие, ведь я ни с кем, кроме нее, не встречался, но мы уже полтора года живем вместе, и даже у меня иногда бывают плохие дни, но в ней всегда полно энергии. Плюс, с ней очень легко. Смотри, ведь когда мы с ней познакомились, у меня не было того, что есть сейчас. Понимаешь, о чем я? Даже полтора года назад моя жизнь несколько отличалась от сегодняшней. Но и тогда, в самом начале, у нее не было каких-то больших требований, не было такого, чтобы она хотела и то, и то, и это, и целый мир. Чаще всего она сама говорила: это мне не нужно, это тоже не нужно, давай не тратить лишний раз. А ведь есть девушки, которые только и говорят: купи то, купи это.

– Разница в культурах как-то дает о себе знать?

– Ну, к некоторым вещать надо было привыкнуть, да. Есть вещи, которые на Ямайке считаются нормальными, а Екатерине они не очень нравятся. Ну, например, ей не нравится, когда я общаюсь с девушками, ха-ха. В моей культуре это нормально – иметь друзей-девушек, с которыми ты просто общаешься, которые могут тебя о чем-то попросить. Но знаешь что? Когда Екатерина мне объяснила, что именно ей в этом не нравится, я сразу все понял, и у меня у самого изменилось к этому отношение. Ведь когда какая-то девушка вдруг ни с того ни с сего тебе пишет, ты же прекрасно понимаешь, что это все не просто так и что у нее явно есть какие-то скрытые намерения. 

– С родителями Екатерины вы знакомы?  

– Мы еще не встречались с ее мамой лицом к лицу, но она, скорее всего, приедет сюда где-то в сентябре-октябре. Но мы говорим по скайпу, все отлично. И с ее бабушкой я общался. Екатерина с моими родителями пока тоже не встречалась, но это все из-за того, что все разбросаны по миру. Мой отец в Америке, мама на Ямайке, мы во Вьетнаме. Но все друг с другом общались по скайпу много раз, так что все хорошо.

Свадьба Эррола и Екатерины на Ямайке.

– Русский вы уже выучили?

– Свободно я, конечно, не могу говорить, но знаний у меня гораздо больше, чем раньше. Какие-то простые выражения я знаю – как дела, че делаешь? Ну и шутить тоже могу – не прямо полными предложениями, но двумя-тремя словами.  

– Чем Екатерина занимается во Вьетнаме?

– Она тут учительницей английского работает, потому что изучала его в университете. Вообще ей необязательно работать, но просто, когда ты не занят каким-то делом, быстро становится скучно. Поэтому она преподает английский и довольно хорошо зарабатывает, около 25 долларов в час. Для нее эта работа не на фулл-тайм, но вообще преподавателем английского тут можно зарабатывать по полторы тысячи долларов в неделю. 

Ротенберг, носок

– Ямайка сейчас играет на Кубке Америке, так что самое время поговорить про ямайский футбол. Как у него дела?

– Знаешь, в плане тактического обучения Ямайка застряла в прошлом веке. Какие-то базовые вещи тебе объясняют, но никто не говорит, почему такой-то игрок должен двигаться в эту зону, а другой – смешаться на такую-то позицию. Плюс, на Ямайке вообще нет нормальных полей. Возьми абсолютно худшее поле в России, и оно все равно будет лучше чем те, на которых в Ямайке проводятся матчи премьер-лиги. Там играют на какой-то грязи. Стадионы у нас не строятся, академий тоже толком нет, никто ни учит детей понимать футбол. «Химки» были маленьким клубом, но даже там все во много раз лучше, чем в любом из ямайских. Ну и, конечно, скорости там никакие. Такой интенсивности, какая была в России, я с тех пор нигде не встречал. 

Хорошо ли вы знаете слова песни «Аргентина – Ямайка»?

– Чемпионат России поглядываете?

– Да-да, я огромный фанат. Смотрел недавно чемпионский матч «Зенита», смотрел матчи «Динамо», потому что там играет мой друг Борис Ротенберг. Я за ним слежу, мы переодически общаемся в фэйсбуке.

– В России над ним постоянно прикалываются и считают, что он до сих пор играет в «Динамо» только потому, что его отец – президент клуба.

– Ха-ха, я не так много времени провел в России, но слышал эти слухи тоже. Знаешь, я, конечно, не могу говорить о таких вещах, потому что я толком не знал, правда ли это, пока ты мне только что это не сказал. Но одну вещь я тебе могу сказать точно: жаль, что мой отец не президент какого-нибудь клуба!

Но я болею за Бориса. После какой-то игры даже написал ему, поздравил. Потому что здорово видеть, когда твои друзья играют на таком уровне. Даже моя жена тот матч Бориса смотрела. 

– Хотите вернуться в Россию?

– Я хотел бы еще поиграть в этом чемпионате, честно. Как я уже сказал, моя самая большая игра в карьере пока была против Колумбии. После этого – матчи против «Зенита», ЦСКА и других российских клубов, но Колумбия – это все-таки отдельная история. Я играл против Суньиги из «Наполи», против других классных игроков, и все, кто смотрел тот матч, могли увидеть: я уже совсем не тот молодой паренек, который когда-то играл в «Химках». И абсолютно уверен, что сейчас я способен играть на уровне премьер-лиги, без сомнений.

– Почему вы сейчас не играете на Кубке Америки?

– В 2012 году я сыграл в двух первых матчах квалификации, а перед третьей игрой – с США – получил травму. Мне сделали операцию, и после этого я отправился в Азию. Моя команда тогда играла в первом дивизионе, и мы очень хотели выйти в премьер-лигу – впервые в истории клуба. Когда пришло время для решающих матчей, меня как раз позвали в сборную, но клуб не хотел меня отпускать, и я остался. Потом я общался с тренером сборной, но он сказал: «Возможно, сейчас не лучшее время, чтобы тебя вызывать. Может быть, в следующем сезоне». Ну и к тому же у Ямайки сейчас новый тренер, который вообще никогда не видел меня в деле, так что это тоже небольшая проблема. Но я уверен, что вернусь в сборную.

– Один парень из вашей сборной недавно стал звездой, сделав селфи с Месси прямо на поле.

– Да-да, все говорят об этом парне. Меня кто-то спросил: а ты бы как поступил на его месте? Да я бы, скорее всего, спрятал себе телефон в носок еще до игры, чтобы в любой момент быть готовым! Я серьезно, я бы именно так и поступил. Этот парень, возможно, никогда больше не сыграет с Месси. Никогда в жизни. А Месси – это лучший игрок в мире. Если он завтра выиграет чемпионат мира, то будет лучшим в истории, потому что пока это единственная вещь, на которую люди могут давить: он никогда не выигрывал чемпионат мира. Но во всем остальном он лучший. И когда у тебя есть возможность сделать с ним селфи, которое ты потом еще много лет будешь всем показывать... короче, лучше бы ты держал свой телефон в носке и был наготове.

– Раз уж заговорили о больших звездах, с Усэйном Болтом вы когда-нибудь встречались?

– Не только встречались, однажды мы даже тусовались в одном клубе! Он очень настоящий. Я думаю, это такой ямайский менталитет: даже когда ты чего-то добиваешься, ты относишься к этому как к подарку свыше и не задираешь нос. У Болта есть дар, он благодарен за него, но продолжает жить обычной жизнью. Посмотри на него, он все время танцует и смеется. Ничего в стиле: «Я самый быстрый человек на планете, я не буду с тобой общаться». Обычный парень, который просто очень-очень быстро бегает. Очень крутой.

Сеня, Львенок

– Ваша главная цель на ближайшее будущее?

– Если на совсем ближайшее, то закончить сезон и вернуться в сборную. Потому что я девять месяцев лежал с больным коленом, и в общей сложности не был в сборной уже два года. Сразу после восстановления я не хотел в сборную, потому что мне казалось, что мое колено не готово к таким перелетам, не готово к матчам и за сборную, и за клуб. Но сейчас я готов.

А если о чуть более отдаленном будущем – я безумно хочу сыграть в Москве в 2018-м. Поверь мне, я думал об этом с тех самых пор, как узнал, что чемпионат мира будет в России. Только представь: моя жена и ребенок на стадионе, а я играю матч чемпионата мира в городе, в котором все началось. Это было бы так же здорово, как все вышло у Сени. Знаешь, о ком я?

– Логашов, да?

– Да, Сеня Логашов. Мы вместе играли в «Химках», а потом я смотрел, как он выходил на поле за сборную России. И играл в одной команде с Это’О. И знаешь что? Возможно, после карьеры мне стоит стать агентом. Потому что талант Сени я разглядел еще шесть лет назад!

– Где вы с Екатериной собираетесь жить, когда завершите карьеру? На Ямайке или в России?

– Вообще мой отец живет в Америке, и я по-прежнему пытаюсь решить, где же нам потом остановиться. Не то чтобы это была большая проблема, но Америка для меня наверное была бы самым предпочтительным вариантом. Я не говорю, что не хочу жить на Ямайке или в России, но даже до знакомства с Екатериной я всегда говорил: «Как только закончу с футболом, хочу жить в Америке». Все дело в возможностях, которые там перед тобой открываются.

– Сейчас вы с женой ждете своего первого ребенка. Уже знаете, кто у вас будет?

– Да-да, у нас будет мальчик. Лионель Адриано Стивенс. Это имя выбрала Екатерина.

– Кажется, я знаю, чем он займется, когда вырастет.

– Ха-ха, причем Лионелем она его решила назвать не из-за Месси, конечно, а потому что много читала про разные имена и узнала, что Лионель означает «львенок». Ну а мне-то еще и Месси нравится, так что я сразу сказал: окей!

Автор

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы