Urban Hymns
Блог

Мэнни Пакьяо в нокауте. Как самый известный филиппинец сенсационно проиграл президентские выборы

Один из величайших боксеров Мэнни Пакьяо провалил президентские выборы на родине. При том, что еще год назад именно он считался почти безальтернативным фаворитом. Хотя официальные итоги будут подведены только в конце мая, Пакьяо уже признал поражение. «Как боксер и спортсмен я умею принимать поражение. Я просто надеюсь, что даже если этот бой проигран, мои избиратели-филиппинцы, которые сейчас переживают это поражение, все равно окажутся в выигрыше».

После подсчета 98,32% голосов Пакьяо набирает лишь 6,86%. За него проголосовали 3,6 миллионов избирателей. У победителя гонки Бонгбонга Маркоса – 31,1 миллион. Результат Пакьяо третий среди 10 кандидатов. Но в политике, как и в боксе, значение имеет только одно место – первое.  

Денис Пузырев попытался понять, как Мэнни, не знавший равных на ринге, проиграл этот бой.

Одним из важнейших качеств, позволивших Мэнни Пакьяо подчинить себе ринг, была его способность мыслить стратегически – распределять силы, резко менять стилистику ведения боя, использовать слабые стороны противника. Все это вкупе с бешеной скоростью, нокаутирующим ударом и сумасшедшей выносливостью помогло завоевать титулы в восьми весовых категориях – рекорд, который вряд ли будет побит в обозримом будущем.

Однако, когда дело дошло до титульного боя в большой политике, стратегическое мышление оказалось слабым местом Пакьяо – именно допущенные им ошибки стоили ему президентского кресла, хотя еще менее года назад казалось, что победа на выборах в кармане.

Пакьяо в политике уже 15 лет. Он позиционировал себя как Сенатор бедноты

Поражение Пакьяо невозможно списать на отсутствие политического опыта – в большой филиппинской политике Мэнни уже почти 15 лет, и нынешние выборы для него – далеко не первые. В 2010-м он выиграл выборы в Конгресс (нижняя палата филиппинского парламента), став депутатом от провинции Сарангани на юге страны. Ему удалось набрать вдвое больше голосов, чем его противник – представитель влиятельного клана Чиангбиан, правившего Сарангани более 30 лет. Спустя четыре года он повторил этот результат.

На тех выбор Пикьяо обозначил свое главное политическое кредо: поддержка бедных и бесправных филиппинцев. «На Филиппинах нужен лидер, который действительно хочет помочь бедным, — заявлял Пакьяо в ходе предвыборной кампании. – Я сам был никем и хорошо знаю, что чувствуют эти люди».  

Пакьяо не лицемерил – он родился в многодетной семье. Когда ему было 12, из семьи ушел отец и юному Мэнни пришлось бросить школу – матери было сложно прокормить шестерых детей в одиночку, ему пришлось устраиваться на работу. В 14 он уехал в столицу Филиппин Манилу, работал на стройке и страдал от голода – почти все заработанные деньги он посылал матери. Параллельно Пакьяо занимался боксом в зале у своего дяди и участвовал в боях против старших и опытных противников – это тоже была возможность для заработка.

«Когда я был моложе, я стал бойцом, потому что мне нужно было выжить, – напишет он потом в автобиографии. –  У меня ничего не было. Мне не на кого было положиться, кроме самого себя. Я понял, что бокс – это то, в чем я хорош, и я усердно тренировался, чтобы сохранить жизнь себе и семье».

Для миллионов бедных жителей Филиппин Пакьяо стал настоящей иконой, символом надежды на то, что, даже родившись на социальном дне общества, есть возможность выбраться наверх, став богатым и знаменитым.

В Конгрессе Мэнни ничем себя не проявил, став депутатом с самым большим количеством пропущенных заседаний парламента. Что и не удивительно, ведь ему приходилось совмещать политическую карьеру со спортивной – он продолжал собирать чемпионские пояса в новых весовых категориях. Но на его популярность на родине это никак не влияло. И когда в 2016 году он решил баллотироваться в Сенат, то одержал очередную политическую победу без труда – за него проголосовали 16 миллионов избирателей.

Пакьяо был преемником президента Дутерте. Того называли «палачом» и «другом Путина»

Политическая карьера сенатора Пакьяо получила ощутимый толчок после того, как президентом Филиппин в 2016 году был избран эксцентричный политик Родриго Дутерте. Его победа была сенсационной – до начала выборов социологи не относили его к числу фаворитов.

До того, как стать президентом, Дутерте 22 года был мэром города Давао – крупнейшего мегаполиса на южном филиппинском острове Минанданао. То есть был земляком Пакьяо.

Главной темой его компании стала борьба с наркомафией. К 2016 году Филиппины, по данным управления по борьбе с наркотиками США, были одним из крупнейших мировых центров по производству метамфетамина – годовой объем производства оценивался в 8,4 млрд долларов.

В производство и распространение синтетического наркотика были вовлечены сотни тысяч простых филиппинцев, а за спиной наркомафии стояли политики федерального правительства и силовики. Благодаря выгодному географическому расположению, филиппинские наркокартели имели возможность экспортировать крупные партии наркотиков по всему миру.

На посту мэра Давао Дутерте объявил о том, что покончит с этой проблемой и выполнил обещание. По его инициативе были созданы специальные отряды для выявления наркоторговцев и притонов, где употребляли наркотики. По статусу это было что-то вроде народных дружин, но с практически неограниченными полномочиями. Члены этих отрядов занялись в буквальном смысле отстрелом причастных к нелегальному бизнесу. Мэр Дутерте в обращениях по радио называл конкретные адреса и фамилии причастных к наркобизнесу, полученные им по специально созданной для граждан прямой линии. Часто после этих обращений в домах, названных мэром, находили трупы убитых людей.

Родриго Дутерте

Самодеятельность мэра провинциального города на Филиппинах вызвала широкий международный резонанс. Причем со знаком минус. В 2008 году американский журнал Time посвятил Дутерте текст под заголовком «Палач», в котором сформированные им отряды были названы «эскадронами смерти». А в 2011 году внесудебные расправы над наркоторговцами в Давао обсуждались на сессии Генассамблеи ООН.

Однако многие филиппинцы одобряли столь жесткие методы, а сам Дутерте заявлял, что превратил Давао в «самый безопасный город Филиппин и всего мира».

Помимо успехов в войне с наркомафией филиппинским избирателям импонировал стиль публичных высказываний Дутерте. Вообще-то он, в отличие от того же Пакьяо, был выходцем из обеспеченной семьи – его отец был губернатором на Минанданао, а сам он имел диплом юриста. Однако, выступая на публику, Дутерте использовал народную лексику, включая мат. И это нравилось избирателям, так как язык Дутерте был прост и понятен каждому, в отличие от речей профессиональных политиков из столичной Манилы.   

Заняв пост президента, Дутерте не изменил своему стилю и не сдерживался в выражениях. Еще в иннаугурационной речи он заявил, что продолжит убивать наркоторговцев и обычных наркоманов уже в масштабах страны. «Вы барыжите наркотиками, грабите людей и бездельничаете. Вам лучше прекратить. Потому что я убью вас. Я свалю ваши тела в Манильский залив и откормлю вами живущую там рыбу». При этом он пообещал, что убийцы наркоторговцев будут освобождены от ответственности.

За президентский срок он неоднократно использовал любимое ругательство Anak ng asungot («Сын шлюхи»). Так он публично называл Барака Обаму (тот критиковал нарушение прав человека на Филиппинах), Папу Римского Франциска (тот во время визита в Манилу проехал по городу в час-пик, спровоцировав мертвые пробки). 

Он называл ООН «идиотской организацией», а сам себя невольно сравнивал с Адольфом Гитлером. «Гитлер уничтожил три миллиона евреев. Сейчас на Филиппинах три миллиона наркоманов. Я буду счастлив их истребить», – заявил он в одном из интервью.

Во внешней политике Дутерте изначально занимал антиамериканскую позицию и называл президента России «личным другом», обещая выгнать американский флот, традиционно использовавший филиппинские бухты как военно-морские базы, и заместить его российской эскадрой. Впрочем, это обещание Дутерте не выполнил. В отличие от других. По официальным данным, за время правления Дутерте около 5 тысяч подозреваемых в наркоторговле были убиты на улицах и в домах. Правозащитники оценивают количество жертв политики Дутерте в 20 тысяч человек.

Мэнни Пакьяо и Родриго Дутерте

Мэнни Пакьяо с первых дней в кресле сенатора заявил о поддержке земляка Дутерте. Он приветствовал убийства наркоторговцев и был инициатором законопроекта о возвращении смертной казни. В публичных выступлениях он пытался копировать приемы старшего товарища. В 2016 году он сравнил геев с животными. «Вы хоть раз видели животных, которые строят семьи с однополыми особями? В этом плане они лучше людей, если могут отличить самку от самца. Если мы одобряем однополые браки, значит люди хуже животных», – заявил Пакьяо в телеэфире. То заявление стоило ему крупного контракта с Nike – производитель экипировки заявил, что не хочет иметь ничего общего с гомофобом. После того, как под угрозой оказались его бои в США, Мэнни записал видеообращение с извинениями.

Присутствие рядом популярного в народе Пакьяо добавляло популярности и Дутерте. Чем ближе становились выборы президента (а на Филиппинах полномочия президента по Конституции ограничены одним шестилетним сроком), тем чаще Мэнни называли преемником Дутерте. Предполагалось, что звездный боксер будет претендовать на главный пост в стране, а Дутерте примет участие в выборах вице-президента (на Филиппинах вице-президента выбирают не в связке с главой государства, как в США, а отдельным голосованием), чтобы стать наставником молодого лидера.

В пользу этого сценария говорило и то, что в декабре 2020 года Пакьяо стал главой правящей на Филиппинах политической партии PDP-Laban, которая должна была выдвинуть его кандидатом на пост президента. И в этот момент Мэнни допустил главную ошибку. В боксе с ним такого не случалось.

Пакьяо не простили нападки на Китай. Президентом стал сын свергнутого диктатора Маркоса

В мае 2021 года Пакьяо в одном из интервью упрекнул Дутерте в том, что он не выполняет предвыборные обещания. Речь шла о давнем территориальном конфликте между Филиппинами, Китаем и другими странами вокруг прав на Парасельские острова и острова Спартли. Это архипелаги, состоящие из крохотных необитаемых островков в Южно-Китайском море.  

Острова после окончания Второй мировой войны имели статус спорных, однако настоящая борьба за них развернулась в 1990-х, когда геологоразведка подтвердила, что на шельфе в районе этих архипелагов сосредоточены огромные запасы нефти и газа.

Согласно расчетам аналитиков Китайской национальной шельфовой нефтяной корпорации (CNOOC), объемы запасов на шельфе составляют 125 млрд баррелей нефти и 14 трлн куб. м газа. Такого количества ресурсов Китаю хватило бы на 33 года при сохранении объемов нынешнего потребления.   

Пока другие страны обосновывали права в международных организациях и судах, Китай просто захватил большую часть островов – на некоторых искусственно расширил площадь, сделав их пригодными для военной авиации, а между островами стали курсировать корабли береговой охраны КНР.

Когда Дутерте только баллотировался на пост президента, он обещал восстановить права Филиппин на острова архипелага и даже собирался лично отправится туда на водном мотоцикле, чтобы установить государственный флаг.

До этого дело не дошло, а Дутерте сблизился с Китаем, который пообещал многомиллиардные кредиты в широкомасштабные национальные проекты, анонсированные президентом. В ответ на претензии Пакьяо Дутерте раздраженно посетовал, что тот еще слишком молод, чтобы что-то понимать в международной политике. Мэнни извинился, но при этом отметил, что он высказал мнение большинства филиппинцев.

И, как это не раз бывало на ринге, Пакьяо тут же бросился в очередную атаку на бывшего союзника, заявив, что «нынешняя администрация по степени коррумпированности превосходит всех предшественников. Но он, Мэнни Пакьяо, знает как навести порядок».

Это уже был шаг к полному разрыву отношений. «Что ж ты молчал все эти годы? – вскипел Дутерте. – Мы с тобой так много общались, и ты мне никогда ничего не говорил про коррупцию, а только нахваливал администрацию и наш курс. Раз уж начал – не останавливайся – назови конкретных чиновников моей администрации и предъяви факты, что они коррупционеры. Если они у тебя, конечно, есть».  

Политологи, следившие за президентскими выборами на Филиппинах, уверены, что эта ошибка стала для Мэнни роковой. Он слишком поверил в то, что его популярность сама по себе обеспечит ему победу и недооценил силы соперников. К моменту роковых заявлений его рейтинг по опросам составлял 11% - выше, чем у других претендентов.

Но у Дутерте оставался еще целый год до выборов, и этого времени хватило, чтобы радикально изменить расклад сил. Он отказался от выдвижения в вице-президенты, вместо него на этот пост выдвинулась его дочь Сара. А основная ставка была сделана на 64-летнего Бонгбонга Маркоса – сына свергнутого в 1986 году диктатора Филиппин Фердинанда Маркоса.

Фердинанд Маркос правил Филиппинами 21 год и его правление вошло в историю как время жестоких политических репрессий и грандиозной коррупции. Он убивал оппонентов и сажал оппозиционеров в тюрьмы, отменял действие Конституции и разворовывал бюджет, распределяя деньги на подконтрольные фирмы.

Он потерял власть в результате массовых народных выступлений, поддержанных армией и полицией. Революции предшествовали выборы, где главным соперником Маркоса должен был стать правозащитник Бениньо Акино. Тот 8 лет провел в филиппинской тюрьме, после освобождения эмигрировал в США, но решил вернуться, чтобы составить конкуренцию диктатору. Однако Акино был убит сразу по прибытию в аэропорт Манилы якобы фанатиком-одиночкой.

Место убитого мужа в списках кандидатов заняла его жена Корасон Акино, не имевшая политического опыта. В ночь выборов избирком объявил о победе Маркоса, однако сразу после этого в столице начались беспорядки – все опросы показывали убедительную победу Акино. Маркос попытался подавить выступления при помощи полиции и армии, но они перешли на сторону народа. Диктатор с семьей, в том числе и с сыном – будущим президентом Филиппин – сбежал на Гавайские острова, где и жил до смерти в 1989 году.

По оценкам Верховного суда Филиппин, за 20 лет правления Фердинанд Маркос украл из бюджета около 10 млрд долларов. Часть из этих денег – около 3,7 млрд долларов – правительству Филиппин удалось вернуть, однако большинство дел развалились в судах – Маркос оформлял активы и счета на подставных лиц.

Казалось бы, его наследникам не суждено вернуться к власти. Однако президент Родриго Дутерте за годы правления много сделал для реабилитации диктатора. Государственные медиа создавали образ сильного правителя, при котором был порядок, а экономика росла. Информацию об убийствах и воровстве объявляли недостоверной, историческими фейками, распространяемыми политическими оппонентами, работающими на США. Несколько лет назад Дутерте постановил перенести тело Маркоса из частного мавзолея, где оно хранилось после смерти, в Манилу и торжественно захоронить диктатора на Аллее Героев – привилегированном кладбище для выдающихся граждан страны.

Его сын Бонгбонг, вступив в президентскую гонку, сделал ставку на продвижение мифа об отце через популярные у молодежи соцсети. Большинство филиппинских избирателей появились на свет уже после свержения диктатуры Маркоса и не были очевидцами событий, творившихся при его режиме. Зато они охотно поверили популярным блогерам, которым щедро платил Бонгбонг за продвижение своего образа как человека, который вернет «старые, добрые времена».

Бонгбонг Маркос – будущий президент Филиппин

Пакьяо до последнего не верил в то, что победа достанется не ему. Даже за неделю до выборов, когда соцопросы показывали его уровень поддержки в 6%, он продолжал утверждать, что уверен в триумфе. «На ринге я никогда не выбрасывал полотенце, не собираюсь это делать и сейчас, – утверждал он. – Все эти опросы – просто ерунда. Они опросили тысячу человек в респектабельном квартале Манилы и выдают это за мнение всей страны. Но эти социологи не добрались до заброшенных деревень юга, населенных бедняками. А их – миллионы. Там все за меня».

Но реальность оказалась не в пользу Мэнни: главный политический бой он проиграл. Следующий титульный бой на этом ринге состоится для него не раньше, чем через шесть лет. А пока он может вернуться в бокс. World Boxing News, со ссылкой на свои источники, пишет, что Пакьяо, потративший на избирательную кампанию значительную часть капитала, может вернуться на боксерский ринг уже в августе 2022 года в Лас-Вегасе и даже называет двух наиболее вероятных противников – чемпиона мира WBC, WBA и IBF Эррола Спенса, либо же чемпиона в той же категории по версии WBO Терренса Кроуфорда.    

В последний раз великий чемпион выходил на ринг относительно недавно – в августе 2021-го, уже в статусе кандидата на пост президента он провел 12-раундовый поединок в Лас-Вегасе за пояс WBA с кубинцем Йорденисом Угасом. Букмекеры и эксперты считали фаворитом Пакьяо, однако на ринге оказалось, что годы и двухлетняя пауза в карьере сказались на его форме. Мэнни пытался включать свой фирменный ураганный стиль, превзойдя соперника вдвое по числу нанесенных ударов (более 800 за бой), однако большинство из них были не точны, да прежней скорости у Пакьяо уже не было. В итоге все трое судей отдали победу Угасу.  

Фото: Gettyimages.ru/Harry How, Jed Jacobsohn/Allsport, Jeoffrey Maitem, Wu Hong-Pool, Ezra Acayan; eastnews.ru/AP Photo/Aaron Favila

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные