Блог Сказки из краски

Серия четвертая. Финальная

Я танцевал дурацкую джигу на трибуне «Фернандо Буэса Арены» и никак не мог остановиться. Мимо проходили расстроенные местные. Кто-то улыбался, кто-то огрызался. На меня показывали пальцем и крутили у виска. А посмотрел бы я на вас. Наверное, были на моей памяти не менее эмоциональные минуты. Когда выходили в Финал Четырех при Ивковиче – это наверняка было что-то особенное, но я тогда был от этого очень далек географически. Когда выигрывали в Праге, это было невероятно, и хотя меня не было в зале, я вкусил той радости сполна. Когда прошлой весной в Берлине обыгрывали Барселону в полуфинале, это было великолепно, это тоже было счастье. Но на этот раз оно для меня совсем особенное. Потому что я тут, рядом. Потому что столько всего было до этого. Потому что баскетбол был удивительно хорош сам по себе. Для любого потенциального зрителя. Совсем-совсем не болельщика. И я пританцовывал в коридорах, и сидя на пресс-конференции, и потом, когда ждал отправления автобуса.

Волосатый аргентинец обладает качеством, которое не так уж часто в его команде востребовано. У него нестандартное мышление и длиннющие руки

Ффух... ну давайте вспоминать. Иванович убрал из старта Синглтери. Он планировал использовать его исключительно для опеки Холдена и никак не рассчитывал, что Джей появится в старте. Ведь последняя игра Евролиги, которую тот начинал с первых минут – это групповой матч с «Маккаби» в Тель-Авиве. Но Пашутин решил преподнести Ивановичу такой сюрпризик (нам по большому секрету шепнули о нем еще за обедом). И пришлось Душко срочно убирать Рибаса. И ни фига это не сработало. Первая четверть как раз и показала, что отзащищаться так, как в первом матче, еще 40 минут они не могут (эх, как я, наверное, всех уже достал этой фразой). Но тем не менее. Правда, я ждал совсем не этого, я не думал что, провалив стартовую четверть, «Каха» сыграет настолько здорово в оставшиеся три. Это был лучший баскетбол, который только был возможен при такой обороне от ЦСКА. Потому что армейцы опять с блеском выполнили свою первостепенную задачу в обороне. Они закрыли Сплиттера (во второй половине он вообще был предан забвению), они совершенно не дали сыграть Телетовичу. Может быть, в любой другой день этого было бы достаточно. Но «Каха», прижатая к стенке сопротивлялась отчаянно. Нет, стоп, от последнего предложения я отказываюсь. Очень оно напомнило мне недавний заголовок на сайте «Израильский баскетбол» – после первого матча в Белграде, когда «Маккаби» уже горел в серии со счетом 1-2, там появился текст под названием «»Партизан» сопротивляется до последнего». Круто, да? Мы не будем повторять чужих ошибок. Так что «Каха» «не отчаянно сопротивлялась». Баски провели блестящую вторую четверть, полностью разрушив нападение ЦСКА. Мне показалось, что главную роль в этом затяжном рывке, который вспомнить-то страшно, сыграл Вальтер Херрманн. Да, он забил только 4 очка, а за это же время Сан-Эметерио набрал 8, а Бред Олесон завалил 3 совершенно незапланированных трехочковых, и это был такой хороший удар в челюсть, от которого армейцы оправлялись еще долго. Но именно Херрманн стал тем, кого американцы называют «difference maker». Этот волосатый аргентинец обладает качеством, которое не так уж часто в его команде востребовано. У него нестандартное мышление и длиннющие руки. Главным образом благодаря первому из упомянутых качеств он может очень эффективно защищаться против другого нестандартно мыслящего игрока, от которого так зависит нападение ЦСКА – Виктора Хряпы. 1 подбор, 3 потери и 2 фола за 10 минут – вот и вся статистика капитана на этом отрезке. ЦСКА словно уперся в стенку. Создавать не получалось ничего, кроме бросков для Холдена, а у Холдена бросок не шел. Прямо катастрофически.

Когда команды уходили в раздевалки – через туннель, который выезжает прямо из-под ложи прессы, я написал смску Дариусу – родному брату Холдена и по совместительству его шутинг-коучу. Я вам про него рассказывал. «Что происходит с броском Джея?», – задаю я самый идиотский из всех возможных вопросов. «А они что, проиграли?», – приходит ответ. И тут же еще один: «Сколько он уже промазал?» Дариус, оказывается, не смотрит игры брата по телевизору. Но до того, как я это понял, на какое-то мгновение от первого сообщение повеяло такой спокойной уверенностью, что у меня улучшилось настроение. Мол «не ерепенься, все будет хорошо». На самом деле он не имел этого в виду, но я понял это не сразу.

Ходит среди моих друганов такая поговорка: «Если бы бросил 0-10, бросай дальше, ты же снайпер!» Есть еще одна, куда более распространенная, и универсальная. «Делай, что должен, и будь что будет». Если бросок не идет в первой половине, он может пойти во второй, но ты никогда этого не узнаешь, если перестанешь бросать. Поэтому Джей и не остановился. Поэтому Пашутин и не убрал его с площадки ни на секунду и не ограничил его в праве принятия решений. Ведь кому доверять в такой ситуации, если не человеку, который уже сыграл с этой командой в семи Финалах Четырех?

И тут... нет, тут не «волшебным образом все изменилось», и Джей не начал попадать один за другим. Такое случается только в примитивных спортивных кинодрамах, но никак не в матчах плей-офф турнира с европейской защитой. Трудности с броском продолжались, но просвет появился. По крайней мере, закончился этот «кошмар имени Брэда Олесона», Тьяго Сплиттер по-прежнему не заметен, то же и с Телетовичем. Саша Каун остается самым результативным игроком команды, но он явно подсел физически. И тут Пашутин делает еще один сильный ход – он находит для Саши три минуты отдыха, выпустив Дмитрия Соколова, а заодно дает выдохнуть и Шишкаускасу, которому приходится гоняться за молоденьким Сан-Эметерио (причем не просто «Сан-Эметерио», а «Сан-Эметерио, проводящим гениальный матч»). Эти три минуты от двух игроков с дальнего конца банки, как мне кажется, должны вообще стать символом этой серии. Потому что вышли они в очень непростой для команды момент и вышли далеко не на трясущихся ногах (а такое нам видеть приходилось). Оба понимали, что от них требуется, и оба дело сделали. Курбанов успел, правда, за это время получить 4 персональных фола, но как мне показалось, именно на нем судьи быстренько «отсвистели» те замечания, которые обычно списывают на то, что он «поддался давлению трибун». А может, и были там фолы, что с того? Приказа «вернуться живым» скорее всего не поступало. Надо было просто продержаться. На тот случай, если помощь близка. А она и в самом деле была близка.

Если бросок не идет в первой половине, он может пойти во второй, но ты никогда этого не узнаешь, если перестанешь бросать

Я уже не помню точной хронологии событий четвертой четверти. По-прежнему не хватало элементарного везения – все остальное было правильно. Надо было изменить. Ну поплевать через плечо. Перешнуровать кроссовки. Что-нибудь. Мы в ложе прессы не могли поменяться местами: мы уже сидели в другом порядке, по сравнению с первым матчем. Уж на что я человек не суеверный, но стал лихорадочно придумывать какую-нибудь примету. Решил снять кофту. Я ведь просидел в ней весь первый матч, а во время московской части серии ее вообще у меня еще не было – купил уже здесь, в Басконии (надо было согреться, когда насквозь промок в Сан-Себастьяне). Я не собираюсь говорить, что именно это принесло победу. Просто совпадение, конечно. Но очень точное по времени.

Дариус просит все время держать его в курсе. Оказывается, даже на моем телефоне смски можно писать не глядя. Одного Холдена было бы недостаточно. Но в этой четверти подключается еще и Рамунас, Лэнгдон и Каун тоже набирают свои очки... В таких матчах вообще не бывает «неважных очков». Ведь те 2+2, которые еще в первой половине набрали Понкрашов и Попс, и обеспечили итоговую разницу. Но все понимают, что главное – это кто бросает и решает судьбу матча в последние минуты.

 

Автор

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.