Блог Hokejka

Лучший левый вингер НХЛ до Овечкина: не считался талантом, конфликтовал с Гретцки, выиграл кубок в 36

Мы начинаем сериал, в котором будем рассказывать о легендах, остающихся позади нашего лучшего хоккеиста. Он будет не самым динамичным – легенд осталось всего 12, а займет это все примерно лет шесть. В первой серии – Люк Робитайл, который провел в НХЛ 19 лет и 14 из них – за «Лос-Анджелес».

669-я шайба Александра Овечкина дает ему неоспоримое лидерство как минимум в одной категории — теперь он лучший снайпер среди левых крайних. Выше в вечной таблице остались шесть центров и пять правых вингеров.

Люк Робитайл потерял и первое место среди левых крайних, и 12-е в истории. Он не расстроен — или хотя бы делает вид, что не расстроен. «Привет, Алекс! Поздравляю с тем, что ты побил мой рекорд. Это абсолютно заслуженно. И я знаю, что впереди у тебя еще много лет [в НХЛ] и много голов. Ты удивительный игрок», — написал после матча Робитайл, сегодня – президент «Кингс».

Робитайл выходил на один драфт с Марио Лемье, но если Марио был единственным претендентом на первый пик за год до драфта, ради которого в лиге устроили забег «танкистов», то Люка Жан-Мари скауты не котировали вообще — катание было слабовато. В результате его выбрали в девятом раунде, и даже это он тогда посчитал великим счастьем. Скауты 35 лет назад вообще плохо оценивали таланты — например, ниже Робитайла ушел Гэри Сутер, а Бретта Халла выбрали лишь в шестом раунде.

Робитайл так вспоминает свой драфт: «Мне пришлось ждать, пока назовут мое имя, где-то пять часов — за это время я съел пять или шесть хот-догов. Когда меня объявили, зал был уже почти пустой — даже большинство скаутов ушли. Я спустился вниз, где были столы команд, но полицейский меня не пустил — не поверил, что я был задрафтован, ведь почти все уже ушли. Меня пустили только потому, что Пьер Лакруа (тогда агент, а потом генменеджер «Колорадо») меня узнал и сказал полицейскому, что меня правда задрафтовали.

И вот подхожу я к столу «Кингс». Ассистент генерального менеджера смотрит на меня и спрашивает, кто я такой. А я пытаюсь изобразить английское произношение и отвечаю: «Я Люк Робитайл». Он спросил у меня адрес. Все лето я боялся, что где-то ошибся, но в августе получил приглашение в тренировочный лагерь.

Вообще, если бы я был на месте скаута, то вряд ли написал хороший отчет о себе. Все признавали мои проблемы с катанием и сравнительно небольшие размеры, но я всегда компенсировал это самоотдачей и игрой от сердца. Эту страсть увидел скаут «Кингс» Алекс Смарт. Своей карьерой я всецело обязан ему».

Робитайл пришел в «Кингс» за год до того, как клуб выменял из «Эдмонтона» Уэйна Гретцки. Хоккей в Лос-Анджелесе тогда примерно никому не был нужен: в сезоне, предшествовавшем дебюту Люка, посещаемость «Кингс» была худшей в лиге. Исправлять ситуацию должны были два суперновичка: 20-летний Робитайл и 18-летний Джимми Карсон, у которого, как известно, карьера не сложилась из-за того, что он был слишком умным.

Два юниора мгновенно превратили одну из худших атак лиги и худшее большинство в почти смертельное оружие. Робитайл только смеялся, когда вспоминал, что писали о нем до дебюта в лиге: «А ведь они говорили, что я медленнее Замбони

Люку очень повезло, что он попал в команду, где еще играл Марсель Дионн. Величайший форвард из тех, кто не выигрывал кубок, был центром Робитайла в первый сезон и учил его многим секретам игры с большими мальчиками. Более того, два новичка так сдружились с Дионном, что часто посещали его дом, где жена Марселя готовила на всех свое фирменное блюдо. Правда, в конце сезона Дионна обменяли в «Рейнджерс», но через год в Калифорнию приехала другая звезда. Как вы знаете, звали ее Уэйн Гретцки.

Клуб был рад тому, что один приезд Гретцки позволил посещаемости моментально подскочить на 28%. Робитайл радовался тому, что получил лучшего партнера в истории. По крайней мере, сначала.

«Я узнал об обмене за день до того, как о нем объявили, и не мог поверить. День обмена застал меня в Монреале, и я дал минимум сотню интервью — все спрашивали меня об Уэйне. Гретцки был моим идолом — я просто не мог мечтать о лучшем одноклубнике. Просто возможность каждый день наблюдать за тем, как он тренируется, сносила крышу», — говорил Робитайл.

Поначалу в одном звене Люк и Уэйн играли мало: центром Робитайла долгое время был Берни Николс (тоже большая звезда НХЛ), и с Гретцки они пересекались в основном в большинстве. Потом Берни обменяли, и Робитайл с Гретцки объединились. Их стили были очень разными: Великий оставался воздушным даже на четвертом десятке, а Люк пахал – забивал с отскоков на пятаке, лежа на брюхе, в общем, Робитайл был Железным человеком с двумя функциями: «копать» и «не копать». Эта нарезка голов сделана уже в сезоне, когда Люку было 36, но его стиль она все равно передает:

Что показательно, свой лучший сезон Люк выдал в тот год, когда Уэйн много пропустил из-за травмы: в легендарном безумном сезоне-1992/93, когда даже годовалый ребенок Овечкина мог бы набрать 40 очков за сезон, Люк выбил 125 — и это до сих пор лучший сезон для любого левого крайнего в истории. Более того, пока Гретцки лечился, Робитайл наконец-то получил капитанскую литеру и играл с ней довольно долго. Когда Уэйн вернулся, и.о. царя довольно неплохо обжился в этой роли.

Между двумя лидерами определенно была какая-то трещинка — фанаты отмечали, что Люк и Уэйн не особо-то поздравляли друг друга во время голов. Когда после финала-1993 «Кингс» провалили следующий сезон (27 побед), Гретцки решил, что пора что-то менять. Именно Гретцки — он организовал назначение генеральныс менеджером своего давнего знакомого Сэма Макмастера. Своей работой он оставил такой след, что его до сих пор вспоминают в городе как «Макмастер-катастрофа» (McMaster the Disaster).

Первым шагом к такому прозвищу стал обмен Робитайла. А на кого ж его обменять? На того, кого хочет Гретцки. Уэйн хотел получить силовика и поговорил с Риком Токкетом о переходе. Тот отказываться не стал, а Макмастер по дружбе все и устроил. Робитайл был шокирован и выдал после обмена: «Игроки должны играть, а управлять клубом должны менеджеры. Наверное, одной из причин обмена и стало мое мнение».

Впрочем, у Робитайла в 1994-м случился и хороший момент: он был капитаном сборной Канады, которая впервые за 33 года выиграла ЧМ (и вообще какой-нибудь официальный международный трофей, где главное слово «официальный»). Та команда была суперзвездной: в ней играли Шенахан, Сакик и Блэйк. Капитаном был Робитайл — он же и забил решающий буллит в финале (до 2017-го это было единственное буллитное чемпионство в истории).

Обмен Токкет-Робитайл счастья никому не принес. Через год Люка обменяли в «Рейнджерс», которых через год выбрал... Гретцки. Все уже знали, что их последнее расставание было несколько напряженным: Робитайл, например, отказался играть в команде Гретцки, которая совершила благотворительный тур по Европе во время локаута. Тем не менее, Люк заявил, что «много воды утекло» с тех пор, а Гретцки вообще отрицал наличие какой-то вражды. Пара отыграла вместе сезон, который принес Гретцки последний финал в карьере — вроде бы они держались вместе более-менее дружно.

Потом и в Нью-Йорке решили, что Робитайл старый и уже не тянет (впервые в карьере он собрал штрафа больше, чем очков), и махнули его домой в Лос-Анджелес на Кевина Стивенса. Стивенс запомнился лишь тем, что через два года после обмена его поймали в мотеле с проституткой и наркотиками. Робитайл честно отпахал несколько сезонов в «Кингс», у которых не было шансов на кубок даже после нескольких удачных обменов. В сезоне-1998/99, например, Люк набрал столько же очков, сколько второй и третий бомбардиры команды вместе.

По ходу сезона-2000/01 легенда «королей» Роб Блэйк ушел в «Колорадо» и выиграл с ним Кубок Стэнли. Робитайл было уже 35, и ни одного трофея в карьере — надо было что-то решать.

Он выбрал «Детройт». Восемь игроков величайшей команды-2001/02 были старше 35 лет, но по общему количеству таланта их можно было везти в Зал Славы прямо с «Джо Луис Арены». Бретт Халл звонил Крису Челиосу и просил, чтобы его взяли в «Ред Уингс». В той команде Робитайл играл вместе с Игорем Ларионовым — и это было четвертое звено. Показательно, кстати, что обоих ветеранов «Детройт» не выгрызал — «Лос-Анджелес» после сезона с 36 голами в 35 лет довольно нагло предложил Люку зарплату меньше той, что была, и он выбрал шанс сыграть в одной из величайших команд в истории.

18 января 2002-го Робитайл забросил 611-ю шайбу и стал лучшим снайпером среди левых крайних. Еще через несколько месяцев он поднял над головой Кубок Стэнли.

В 36 лет он забил 30 голов, хотя играл меньше 15 минут за игру. Впрочем, звезды все равно были удовлетворены делением обязанностей. Когда у Бретта Халла спросили, хотел бы он сыграть в звене с Айзерманом и Робитайлом, он ответил: «Еще чего! Никто не будет пасовать чертову шайбу!».

Заканчивал карьеру Люк в Лос-Анджелесе — даже в 40 лет он забросил 15 шайб за сезон. Почти сразу же после этого он стал президентом по бизнес-операциям клуба. Чета Робитайлов –  частые гости на премьерах голливудских фильмов, ведь в свое время к главному тренеру «Кингс» заходили пропустить стаканчик Курт Расселл или Джеймс Вудс, и лидер команды тоже не упускал возможности пообщаться с актерами.

Сейчас «Кингс» продают мерча больше, чем любая другая команда лиги, а цены на их абонементы растут каждый год. Легко сделать успешную франшизу в Калифорнии? Только вот Эл Эй сделали хоккейным городом два человека, и один из них — как раз Люк Робитайл.

Наш инстаграм / наш телеграм

Овечкин догонит Гретцки. Это только кажется невозможным

Идеальный матч Овечкина: уделал молодых звезд «Торонто», набрал 4 очка, стал ближе к Гретцки

Фото: Gettyimages.ru/Doug Benc, B Bennett / Contributor, Elsa, Bruce Bennett; REUTERS

Да
55%
Нет
45%

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья