android-character-symbol 16.21.30apple 16.21.30@Combined ShapeЗагрузить фотографиюОчиститьdeleteinfoCombined ShapeИскатьsports_on_siteplususeric_avatar_placeholderusersview
Блог Вспомнить всё

«То, что происходит сейчас в любимых «Крыльях», — это трагедия!» Откровенное интервью с Нериусом Барасой

В этот раз о своей футбольной жизни и жизни вне футбола будет рассказывать бывший литовский защитник самарских «Крыльев Советов» и владикавказской «Алании», клубный чемпион Мира по пляжному футболу, а ныне – президент ветеранской команды «Крыльев Советов» - Нериус Бараса.

Застаем мы Нериуса в Тайланде на отдыхе во время отмечания своего сорокалетнего юбилея.

- Нериус, привет! С юбилеем тебя! Как отмечаешь?

- Приветствую, Саша! Спасибо огромное! Отмечаю в Тайланде! Приехали сюда с женой на месяц, сейчас сижу на балкончике, наслаждаюсь природой и готов к общению!

- Отлично! Тогда начнем с того, как ты попал в самарские «Крылья» из литовского «Каунаса»?

- Ох, это было так давно! Давай попытаюсь вспомнить! С «Каунасом» взял чемпионство и меня позвали в «Крылья» на просмотр. Проходил я его, кстати, почти полтора месяца. После просмотра подписали контракт на Кипре. Тренировали «Крылья» тогда Александр Тарханов и Александр Бородюк.

- Что можешь сказать о Тарханове? Он очень большое внимание уделял дисциплине. Комфортно было жить и тренироваться в жестких условиях?

- Дисциплина у Тарханова была просто сумасшедшая. Нас закрывали на базе, отнимали телефоны, хотя, понятное дело, что все ребята вторые телефоны себе купили (смеется). Ну тогда по-другому с игроками и нельзя было. Если ты не женат, то живешь на базе. Всех надо было держать в ежовых рукавицах. Такое поколение было. Хотя, и у Тарханова были свои любимчики. К примеру, бразилец Анжело, который удачно начал сезон в 2001 году. Тарханов частенько парил его в баньке (смеется). Анжело был необщительный внутри команды, куда-то потом пропал, и я даже не слышал больше о нем ничего после.

- С кем-нибудь из товарищей сбегали с базы?

- Конечно! И с Карякой, и с Ковбой сбегали! Правда, Тарханов всегда нас находил и штрафовал (смеется). Мы были молодые и, когда ты сидишь неделями на базе, – крыша в таком возрасте может совсем съехать!

- Сильная прибавка была по зарплате после «Каунаса» в «Крыльях?

- В «Каунасе» я получал тысячу долларов в месяц, а после перехода в «Крылья» - начал получать три тысячи долларов и подъемные в районе двадцати пяти тысяч долларов. Я, когда взял эти деньги в руки, то подумал, что нужно заканчивать вообще с футболом, потому что не знал, что делать с такой суммой. Но всё равно, суммы не сопоставимы с сегодняшними миллионами.

- Насколько долго привыкал к Самаре после Каунаса?

- Так как контракт мы подписывали на Кипре, то в Самаре я не был. И когда в марте 2001 года я прилетел в Самару, и мы ехали из аэропорта через город, то первая моя мысль была: «Mamma Mia! Куда я попал!». Просто был в шоке и думал о том, что надо отсюда бежать. Потом ближе к лету, когда увидел набережную во всей красе – все плохие мысли пропали и начал осваиваться. А когда увидел болельщиков самарского клуба и заполненный стадион, то в правильности сделанного выбора вообще перестал сомневаться!

- Почему ты перешел из «Крыльев» в тольяттинскую «Ладу»? Это была аренда?

- Да, это была аренда. Игровую практику в «Крыльях» потерял, уезжать никуда далеко из Самары не хотелось, а игровая практика была необходима. Выступал я за «Ладу» всего три месяца. Пока играл в «Ладе» мне платили зарплату «Крылья». Переход был только в поисках игровой практики.

- В мае 2003-го «Лада» дошла до полуфинала Кубка России, где уступила московскому «Спартаку» 2-3, выигрывая по ходу матча со счетом 2-0. Произошло это не без помощи судей. Какие эмоции испытывали ты и команда после матча?

- Было нереально обидно и мне, и всей команде. Играли хорошо. Матч начался с того, что бразильский нападающий «Спартака» Роберт травмировал нашего вратаря и его увезли в реанимацию. Нападающий просто разнес нашему вратарю голову. Роберта нужно было сразу удалять, но судья этого не сделал. Проиграли из-за ошибок судьи. После матча была драка между игроками, и я ещё с кем-то из игроков «Спартака» подрался…

-…с Абрамидзе. Ты победил?

- Точно! С ним! Немного покалечил его. Конечно, я вышел победителем, а кто же ещё? (смеется)

- Сейчас достаточно часто в футболе поднимается тема о договорных матчах и подкупах судей. Как с этим обстояли дела в 2000-х годах в России? Был ли кубковый поединок со «Спартаком» единственным в твоей карьере, который можно считать неоднозначным по судейству?

- Чтобы откровенно «убивали» команду я не могу вспомнить. Про договорные матчи комментировать не буду. Конечно, кое-что я знаю, но ворошить прошлое не очень хочется.

- Как и по какой причине состоялся твой переход во владикавказскую «Аланию»?

- Основная причина – отсутствие игровой практики в «Крыльях». История с переходом получилась очень интересной и необычной. На меня уже вышла краснодарская «Кубань», и за пару дней до отлета в Краснодар мне в семь часов вечера, помню, как сейчас, набрал президент «Алании» Сергей Такоев, с которым мы общаемся и сейчас. Он красиво спросил меня не хочу ли я переехать во Владикавказ и выступать за местный клуб. Я ему сказал, что уже не рассматриваю никакие предложения, так как уезжаю в Краснодар договариваться с «Кубанью». После этого он спросил меня что-то вроде: «Могу ли я перезвонить чуть позже?» На что я ответил положительно, и он перезвонил мне второй раз в районе десяти часов вечера в этот же день. Я ни разу в жизни не видел вживую этого человека, но мы так душевно поговорили с ним обо всем, что в пять утра я уже вылетал во Владикавказ. Причем, хотелось бы подчеркнуть, что про деньги вообще не было разговоров. Настолько сильно я поверил этому человеку. И ни разу в жизни я об этом не пожалел! Такоев ни разу в жизни меня не подвел и очень много мне помогал. В футбольном отношении в «Алании» были мои лучшие годы, так как именно в это время у меня была постоянная игровая практика как в клубе, так и в сборной Литвы.

- Из «Алании» тебя пытались переманить другие российские клубы?

- Была история с московским ЦСКА. По окончании одного из сезонов в «Алании» у нас был банкет, и ко мне подходит Такоев с вопросом о том в курсе ли я, что ЦСКА хочет меня видеть в своих рядах.  Конечно, я был в курсе. Так ему и ответил. На что он отреагировал вопросом о том, что я об этом думаю. А чего мне было думать, если у меня действующий контракт с «Аланией»? Как бы Такоев решил, так и было бы. Эту мысль я и озвучил ему. После нашего разговора он добавил мне какую-то сумму к контракту и сказал, чтобы я больше даже не задумывался об уходе. Хотя, и без этого плюса у меня был очень хороший контракт.

- При тебе «Аланию» тренировал Роллан Курбис. Что можешь сказать о нем, как о человеке и тренере? Можно ли считать, что у него получилось с «Аланией»?

- Скажу о нем только хорошее. Курбис – европейский тип тренера. От российского типа тренера он отличался тем, что доверял игрокам полностью. Мы сейчас говорим о дисциплине. Курбис давал игрокам возможность делать всё, что они хотят, но требовал, чтобы игроки выкладывались на поле. Часто футболисты пользовались его добротой, а особенно – молодежь. Возможно, если бы он был строже, то дела шли бы лучше. Но я не могу сказать, что у Курбиса вообще ничего не получилось. Какое-то время мы шли на пятом месте в чемпионате. Мне очень нравилось с ним работать.

- Было ли такое, что при наличии в команде тебя, Дроздова, Онопко и ряда других опытных игроков у Курбиса не доставало авторитета?

- В «Алании» был такой период, когда в клуб приехало очень много новых и опытных игроков. Доходило даже до драк, все хотели место под солнцем. Клуб переживал достаточно напряженный период. Курбис опирался на пять-шесть опытных игроков в клубе, которых он вызывал к себе и общался, после чего делал свои выводы. Ещё раз скажу, что ему помешало то, что он переоценил дисциплину некоторых игроков. Раньше в России всё было из-под палки, а сейчас с дисциплиной и профессионализмом у игроков всё намного лучше.

- Продолжая тему дисциплины: когда ты заканчивал карьеру в шотландском «Хартсе» тренером клуба был Эдуард Малафеев. Как к нему относились местные игроки?

- Во-первых, он был очень недолго там. Во-вторых, в Шотландии капитан команды имеет огромное влияние на команду, чуть ли не больше, чем главный тренер. Была, к примеру, такая история, что Малафеев просил игроков выполнять такие упражнения, как кувырок, ходить лягушкой и так далее. Это упражнения из советской школы. Игроки просто не понимали для чего им нужно выполнять данные упражнения, и как это связано с футболом. Они просто отказывались их выполнять. К слову, тренера в «Хартсе» менялись очень часто.

- Расскажи о том, как ты оказался в «Хартсе» и о болельщиках в Шотландии. На подавляющее количество стадионов в Шотландии невозможно попасть, так как абонементы и билеты выкупаются болельщиками чуть ли не за год. Так ли это на самом деле?

- Да, это чистая правда! Выкупаются даже не на год вперед, а на четыре года! Представляешь вообще? Стадионы всегда были заполнены. У клуба около пятнадцати тренировочных полей, база – просто «вау». После тренировки всё бросаешь, на следующий день приходишь и чистота. Тогда это было реально шоком для меня. Молодые футболисты чистили бутсы старшим товарищам, это такая традиция. Вообще, как я попал в Шотландию, – это тоже отдельная история. Тогда президентом «Хартса» был литовский бизнесмен Владимир Романов. Он меня звал в «Хартс» уже как год. Было это в 2006 году. Мы встречались с ним, когда я приезжал выступать за сборную Литвы. Я отказывался от его предложений, так как моя страна была Россия. Когда я на полгода вернулся в «Крылья» в 2005 году к Гаджиеву, то на четвертой игре сломал ногу. Так сезон и завершил. После того, как сезон закончился, Гаджиев сказал мне, чтобы я оставался в клубе дальше, и чуть позже они мне предложат новый контракт. Снова появился Романов с предложением перейти в «Хартс». В этот раз я предложил Владимиру, так как он был банкиром, открыть филиал его банка в Самаре. Он ответил согласием, но с учетом того, что организую всё сам, без его помощи. Я подготовил все документы и нашел помещение. После чего приехал к нему в Литву и положил все бумаги на стол. Он убрал бумаги в сторону со словами: «Нериус, давай, всё-таки, в Шотландию! Сколько хочешь?» Я подумал и назвал сумму, которую, по моему мнению, он мне всё равно не дал бы мне. Но к моему удивлению Романов ответил мне согласием. Я рассказал всё «Крыльям», сказал, что хочу остаться в Самаре, но так как действующего контракта на руках у меня нет, то не могу больше ждать. Ждать больше я не мог, потому что если бы получил травму, то никому сломанный и без контракта был бы уже не нужен. После этого разговора с «Крыльями» подписал трёхгодовой контракт с «Хартс» и уехал играть в Шотландию.

- Ты быстро привык к жизни в Эдинбурге?

- Да, привык быстро, но был небольшой нюанс. В Шотландии ты всегда понимаешь, что будет завтра, послезавтра, через год и так далее. Там царит полная стабильность. И из-за этого становится скучно! Не было такого, как в России, где нужно было каждый день выживать (смеется). Ну и самое главное – там не было коллектива, чтобы после матча сходить вместе поужинать в ресторан ил сходить друг к другу в гости, к примеру. После Самары мне этого очень не хватало!

- Ты сказал, что у тебя был трёхлетний контракт с «Хартс», но отыграл ты свой контракт не полностью. Какая причина?

- Была серьезная травма: сломали кость в трёх местах. Играли с «Селтиком». За «Селтик» тогда выступал Иржи Ярошик. И в одном из игровых моментов он вместе с одним из игроков «Селтика» упали мне ногу. Когда встречаемся с Иржи в Самаре на матче ветеранов, то всегда говорю ему о том, что он сломал мне карьеру (смеется).  Дальше мне сделали в Бирмингеме операцию и объявили срок восстановления четыре месяца. В это время я уже начал параллельно с футболом заниматься своим бизнесом в Самаре. Весь срок восстановления я отдал работе, не связанной с футболом. Когда полностью восстановился, то у меня пропало всякое желание играть. Я прилетел в Литву встретиться с Романовым и сказать, что больше не буду играть без какой-либо компенсации по контракту. Романов всё понял, спросил меня о твердости принятого решения, и после этого моя карьера футболиста закончилась. Естественно, я много думал, меня держала сборная и так далее. Но играть у меня вообще не было никакого желания. Через год после этого ещё приглашал Юрий Красножан в Нальчик в местный «Спартак». Уговаривал и говорил, что ещё рано заканчивать, но решение я уже принял. Не буду скрывать, что было, конечно, «жим-жим» у меня и мысли вернуться, но не жалею о том, что принял такое решение.

- Был период в твоей карьере, когда ты мог перейти в питерский «Зенит» и даже общался с Виталием Мутко. Что произошло и почему ты не оказался в «Зените»?

- Я ещё выступал за «Крылья». Это было в Испании. Сыграл в футболке питерского клуба контрольный матч. Игру выиграли, но я ничего сверхъестественного не показал на поле. После игры мы парились в бане, и Мутко мне заявляет, чтобы на следующий день я переносил вещи в другую гостиницу, где остановился питерский клуб. Осталось только договориться с руководством. На следующий день со мной снова связывается Мутко и говорит, что за один день моя цена поднялась в два раза и «Зенит» не готов платить такую сумму. Клубы не договорились между собой, но меня при этих разговорах не было.

- Сейчас следишь за российским первенством?

- Конечно слежу! Сейчас я являюсь президентом ветеранской команды «Крыльев Советов». Недавно     в декабре прилетал на дерби «Спартака» и ЦСКА. Мы приехали сыграть ветеранский матч со «Спартаком» по приглашению Никиты Симоняна и Александра Мирзояна, а на следующий день все вместе посмотрели дерби.

- Нериус, тогда попробуй ответить, пожалуйста, на вопрос, что сейчас происходит в «Крыльях»?

- То, что сейчас творится в «Крыльях», выглядит очень печально. Вспомни, когда играло мое поколение при Тарханове, стадион собирал тридцать тысяч зрителей. Все сходили с ума по «Крыльям». Сейчас на стадионе собирается тысячи три болельщиков. За последние четыре сезона клуб вылетал из Премьер-Лиги два раза и ни одна голова не полетела. Я не могу понять кто за что отвечает в клубе. Если министр спорта Самарской области и председатель совета директоров «Крыльев Советов» Дмитрий Шляхтин приезжает раз в два месяца на базу клуба, то, о чем говорить вообще! Клуб существует без хозяина! Если и дальше будет такое отношение к клубу со стороны руководства и не будет усилений, то я боюсь, что «Крылья» Премьер-лигу не увидят. И даже Андрей Тихонов в этом не сможет помочь. Кого дали Андрею, с теми он и работает. Политику клуба не понимаю ни я, ни болельщики. Повторюсь, что то, что происходит сейчас можно назвать только словом «трагедия»! Болельщики должны проголосовать за то, кого они хотят видеть президентом клуба, какую политику клуба хотя видеть и вектор развития. Сейчас область выделяет деньги, и все сидят, как будто всё хорошо. Мне за это очень обидно! Надеюсь, что мои слова дойдут до кого-нибудь! Это реально бардак! До сих пор, конечно, все верят в «Крылья», но так продолжаться дальше не может! «Крылья» идут сейчас на третьем месте, но впереди две команды, у которых есть и деньги, и усиления. Будет очень сложно выйти в Премьер-лигу, пока нет человека в руководстве, который действительно будет отвечать за результат. Судьба клуба никого не волнует, всех волнуют только деньги. В таком городе, как Самара, где болельщики живут футболом, это недопустимо!

- Ты какое-то время играл в пляжный футбол после завершения карьеры в большом футболе. Как ты попал туда?

- Меня просто позвали поиграть в «пляжку». Изначально идти не хотел, но потом решил попробовать и просто втянулся в процесс, понравилось. Потом я предложил Виктору Развееву, который тогда был президентом «Крыльев», сделать пляжный футбольный клуб «Крылья Советов». Кстати, хотелось бы заметить, что все в Самаре ждут, чтобы он снова вернулся на свой прежний пост! Виктор Борисович сразу же назвал идею офигенной, помог нам с брендом, формой и так далее. «Крылья Советов» — это первый клубный бренд из большого российского футбола, который начал существовать в пляжном футболе. Соответственно, после решения всех организационных моментов, я уже начал выступать там и руководить клубом. Мы приглашали бразильцев. Пригласили легендарного бразильского девяти кратного чемпиона Мира по пляжному футболу Буру. Потихонечку придавали любительскому клубу статус профессионального. Я ходил искал спонсоров, сам вкладывал деньги. Мы выигрывали и Кубок России, и в чемпионате успешно выступали.

- Каким образом ты попал на Клубный Чемпионат Мира, и как «Локомотив» выбрал тебя на драфте?

- Тогда ещё у меня паспорт был литовский. «Локомотиву» нужен было игрок из Евросоюза, а так как все президенты «пляжки» дружат между собой, то «Локомотив» предложил мне сыграть за них. Я в начале посмеялся, сказав им, что, мол, вешу сто килограммов и не готов. Но мне ответили, что я подтянусь и всё будет отлично. Ну я и поехал (смеется). Задачи выиграть не было вообще. Мы потренировались недельку в Москве, потом -  в Рио-де-Жанейро и поехали в Сан-Паулу на турнир. На турнире были лучшие представители клубного пляжного футбола: «Барселона», «Милан», южноамериканские клубы, австралийские клубы и так далее. Пару матчей сыграли, победили, вышли из группы, стали выигрывать дальше и попали в финал. Как так получилось – я не понимаю до сих пор. Мы с пацанами угарали и в голове была одна мысль: «ни фига себе!». Перед финальным матчем мысли о победе не было, а в итоге ещё и «Боку Хуниорс» в финале дернули! (смеется) Стали чемпионами Мира! Это было, конечно, что-то нереальное!

- Что можешь сказать о зарплатах в пляжном футболе? Сильно ли они отличаются от зарплат в большом футболе?

- Ну смотри. К примеру, Буру в месяц в «пляжке» получал девять тысяч долларов. Некоторые бразильцы получали по пять тысяч долларов. Плюс, учитывай ещё то, что сезон длится четыре месяца. К примеру, сейчас в таких клубах, как «Кристалл» и ЦСКА ребята на нормальных зарплатах играют.

- А за кубок на Клубном Чемпионате Мира призовые были?

- Как сейчас помню, Смородская лично поблагодарила нас и дала нам всем по сто двадцать тысяч рублей (смеется). Было, конечно, очень приятно! Главное не деньги, а статус. Всё-таки, чемпион Мира! (смеется).

- Нериус, расскажи, о своем основном проекте Barasahouse и Barasaaquahouse. Что это такое?

- Идея эта родилась в моей голове, когда ещё играл в футбол и много ездил. Я хотел построить дома, чтобы в них были комфортабельные условия, бассейн, сауна и так далее. Чтобы я там отдыхал и меня никто не видел. Первый дом построил и потихонечку стал строить ещё и разрастаться. Сейчас у меня свои собственные коттеджи, арендованные дома в Самаре, которых уже больше ста штук. Если хотите, красивую жизнь и комфортабельные условия, то приезжайте в Самару и мы всё устроим!  Barasaaquahouse – это дом на воде или по-другому просто дебаркадер. Начинал всё один, помогала жена. Сейчас уже есть команда, которой я доверяю. Назвать проект моим именем захотела жена и настояла на этом. Я очень долго не соглашался, но в итоге назвал и название прилипло самим собой. Занимаюсь бизнесом уже десять лет.

- Футбольное имя помогает в раскрутке проекта и бренда?

- Честно скажу – да! (смеется). Фанаты футбола, когда приезжают в Самару, где-то когда-то слышали мою фамилию, видят бренд и хотят посмотреть, что я там натворил. Поэтому останавливаются у меня.

- Расскажи немного про свою семью.

- Жену зовут Яна, дочку – Милана. Вот 6 декабря отметили 15 лет совместной жизни. Про семью могу сказать только хорошее (смеется). У жены свой бизнес, свой магазин. Она что-то покупает, что-то сама шьет, продает, но я в это не вмешиваюсь. Главное, что и она не вмешивается в мой бизнес (смеется). Любим путешествовать, но всё лето проводим на Волге. Путешествуем только, когда холодно.

- Нериус, на Чемпионат Мира билеты уже взял?

- Да, точно пойду на матч Россия – Уругвай. Правда, у нас сейчас какие-то проблемы с постройкой стадиона. Отстаем от сроков. Но губернатор обещал, что всё будет хорошо и успеем. Хотелось бы в это верить! Иначе билеты мои сгорят и семейный бюджет изрядно пострадает (смеется).

- Нериус, спасибо огромное за позитивное и открытое интервью! Приятного отдыха и ещё раз с днем рождения!

- Спасибо большое, Саша! Будем на связи! Приятно было пообщаться!

Автор
  • Rossonerri

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы