Реклама 18+
Реклама 18+
Реклама 18+
Блог Bandy United

К вопросу о пенсионной реформе

 

В июле 2018 года Государственная Дума одобрила в первом чтении законопроект о повышении пенсионного возраста. Также в июле 2018 года ХК «Волга» объявила о наличии финансовых трудностей, наличии задолженности по выплате заработной платы хоккеистам, которым предложено искать новые варианты трудоустройства. На первый взгляд, между этими событиями нет никакой связи. Между тем, на взгляд автора, оба события, как это не странно, взаимосвязаны и скрывают одну из важнейших проблем современного отечественного спорта .

Года три назад ко мне обратился пресс-атташе из клубов с просьбой проконсультировать одного из хоккеистов на предмет оформления пенсии. (Автор является профессиональным юристом почти с 20-летним стажем, и по сфере своей деятельности вынужден быть «юристом широкого профиля».) Просьба меня удивила, но я не отказала и, покопавшись в действующем законодательстве, нашел основания, по которым профессиональному спортсмену может быть назначена досрочная пенсия по старости. Но… был один маленький нюанс в этом вопросе - для назначения пенсии хоккеисту надо будет обратиться в суд с соответствующим исковым заявлением. «В суд? - переспросил уже сам хоккеист, - нет, в суд я не пойду, я лучше еще лет пять поиграю.»

А вот теперь следует посмотреть на проблему с юридической точки зрения.

С 1990 года в России было принято уже три закона о пенсиях: в 1990, в 2001 и 2013 годах - но ни один из указанных законов не содержит норму о досрочной пенсии профессиональных спортсменов. Конечно, в профессиональном спорте возраст может быть «величиной относительной»: можно быть удачливым профессиональным яхтсменом или шахматистом в 40-50 лет, и можно быть заслуженным ветераном спорта в 20-25 лет как художественной или спортивной женской гимнастике. Безусловно также и то, что нельзя сравнивать труд профессиональных спортсменов с трудом шахтеров, металлургов, учителей или врачей. Но, в тоже время, в России правом на досрочную пенсию по старости имеют ряд представителей творческих профессий, где физическая подготовка и выносливость имеют немаловажное значение.

Приведем несколько примеров.

Так, гимнасты, эквилибристы, акробаты (кроме эксцентриков) цирков и концертных  организаций имеют право на досрочную пенсию при стаже творческой работы не менее 15 лет. Прочие артисты цирка, артисты балета, в том числе балет на льду, - не менее 20 лет (артисты балета, исполняющие сольные партии, - не менее 15 лет), каскадеры - не менее 25 лет.

Никаких подобных социальных гарантий для профессиональных спортсменов в действующем пенсионном законодательстве не  установлено. Между тем, профессиональный спорт требует от спортсменов постоянного поддержания спортивной формы, позволяющей ему участвовать в соревнованиях, включая тренировки, режим питания, режим занятий и отдыха. Но возможности человеческого организма не бесконечны, и в какой-то момент спортсмен вынужден «вешать коньки на гвоздь»  - заканчивать профессиональную карьеру. Для спортсменов командных видов спорта карьера заканчивается, обычно, в 35-40 лет.

В далеком уже 1988 году совместным решением Совета Министров СССР, ВЦСПС и ЦК ВЛКСМ были установлены пенсии за спортивные достижения и выслугу лет при общем стаже работы не менее 20 лет заслуженным мастерам спорта и мастерам спорта международного класса, входившим в состав сборных команд. Для получения досрочной пенсии профессиональные спортсмены не только должны иметь соответствующее спортивное звание, но и должны не менее 10 лет состоять в штате команд мастеров  или не менее 6 лет быть в составе сборных команд, но при наличии общего стажа работы не менее 20 лет.  Казалось бы, специальная норма о пенсиях спортсменам имеется, но чтобы получить эту досрочную пенсию  спортсмен вынужден обращаться в суд, поскольку соответствующая норма отсутствует в законе о пенсиях.

Впрочем, зададимся еще одним вопросом - а много ли спортсменов, удовлетворяющих данным требованиям, т.е. помимо общего стажа работы и стажа работы в штате команд мастеров, спортсмены еще одновременно являются заслуженными мастерами спорта или мастерами спорта международного класса? В любом случае прочих спортсменов, не имеющих соответствующего спортивного звания, или стажа участия в сборных командах - тех, кого среди болельщиков принято называть «теми, кто таскают по полю рояль» - таких спортсменов подавляющее большинство.

По большому счету спортсмен, завершивший свою карьеру, вынужден в 35-40 лет искать себе новую работу. Кто-то сможет стать тренером, кто-то сможет найти себя в другой отрасли деятельности, но это не решает проблему в целом, поскольку спортсмен после завершения активной карьеры оказывается «за бортом» той жизни, которой он жил, пока был молод. Можно привести пример, как чемпион России по хоккею с мячом после завершения карьеры стал работать учителем физкультуры, и после 25 лет такой работы сможет претендовать на «учительскую пенсию» (которую он сможет получить в 59-60 лет вместо обычных для учителей 45-50 лет, но в любом случае это будет раньше 65 лет предлагаемого возраста ухода на пенсию для его сверстников). Но можно привести немало примеров, когда спортсмены, уходя из спорта, откровенно опускались (вспомним  роль Александра Фатюшина в фильме «Москва слезам не верит») и не доживали до установленного пенсионного возраста о тем или иным причинам:  Валерий  Воронин умер в 44 года; Игорь Численко  - 55 лет;  Евгений Бабич покончил жизнь самоубийством  в возрасте 51 год. Профессиональный спорт изнашивает организм, и не каждый профессиональный спортсмен  может дожить «до глубокой старости»: Лев Яшин умер едва переступив 60-летний рубеж, Всеволод Бобров умер в 56 лет, Эдуард  Стрельцов - в 53 года.

Но, повторюсь, самым  сложным для профессионального спортсмена остается социальная адаптация и поиск новой работы после завершения карьеры.

Эта проблема была актуальной и в советское время. В этом плане более выгодным являлось положение спортсменов, выступавших за команды «силовых» ведомств - армии, МВД, безопасности, которые одновременно мели воинское звание  и могли претендовать на пенсию за выслугу лет по «армейской специальности», что полностью отсутствовало в так называемых «профсоюзных» командах. Впрочем, тогда бывшие спортсмены решали этот «вопрос» по-своему - начинали играть во всевозможных любительских и полулюбительских турнирах, проводимых на регулярной основе (первенство колхозов, заводов, района, города, области, первенство различных добровольных спортивных обществ и так далее), где получали за свой труд соответствующее вознаграждение. Явление было настолько массовым среди бывших профессиональных спортсменов, что в середине 1960-х годов даже был снят комедийный фильм «Штрафной удар», в котором снимались Михаил Пуговкин и Владимир Высоцкий, чтобы высмеять таких вот «горе-спортсменов», хотя собственно проблема трудоустройства бывших спортсменов осталась за кадром.

Конечно же, в современной России   спортсмен может  параллельно заниматься бизнесом. Так Сергей Лазарев, уйдя из большого спорта в 1992 году, стал заниматься перевозкой рыбных продуктов с Дальнего Востока в Москву и по ходу своей «новой» деятельности был вынужден общаться как с органами правопорядка, так и с криминалом. Но бизнес есть бизнес, здесь как повезет. Можно привести пример «короля футбола» Пеле, который в своей автобиографии вспоминал, что когда его бизнес «прогорел» в первый раз, он пошел просить в долг у владельцев клуба «Сантос», что в итоге закончилось для Пеле «полу-рабским» контрактом для отработки долга. Король футбола вспоминал, что самое удивительное - он весь этот период отыграл без серьезных травм. Когда же бизнес «прогорел» во второй раз, то Пеле был вынужден поехать играть в футбол в США, где пытались создать профессиональную лигу. Насколько мне известно, подобное случаи имели место и в отечественном хоккее с мячом.

Но в отличие от стран Запада, где существовала подобная же проблема адаптации спортсменов (к примеру, Сет Мартин, один из ведущих вратарей сборной Канады в 1960-х годах,  отказался от карьеры в НХЛ ради... пенсии пожарного, вернувшись в любительский хоккей, а Фил Эспозито до 1972 года, когда в НХЛ пришли «большие» деньги, регулярно подрабатывал в межсезонье), но где в итоге была создана система социального обеспечения спортсменов, в том числе через негосударственные пенсионные фонды, в целом в России проблеме социальной защиты профессиональных спортсменов не уделяется никакого внимания.

Можно долго говорить о том, что нынешнее руководство ФХМР не делает ничего для развития хоккея с мячом, а все предлагаемые федерацией проекты являются «замками на песке». Об этом можно долго говорить и спорить. Но ФХМР, как и любая другая спортивная федерация, точно не делает - даже не пытается - не решает проблемы социальной защиты бывших спортсменов.

Следует признать, что, уйдя из профессионального спорта, бывший спортсмен остается один на один с проблемой  своей адаптацией к «обычной» жизни. В нашей стране отсутствуют специальные социальные льготы для бывших спортсменов (в отличие, например, от Белоруссии), отсутствуют меры государственной социальной поддержки  бывших спортсменов, нет программы переобучения спортсменов или получения ими новой специальности. По большому счету, именно профессиональный спорт как трудовая деятельность остается для спортсменов единственным источником обеспечения, в том числе после окончания спортивной карьеры, а единственный источник - это уровень заработной платы спортсмена.

В современных условиях в России лучшей «прибавкой к пенсии» являются в основном две вещи: первая - это выплаты по вкладам в банках при размере вклада от 1,0 - 1,5 миллионов рублей (в масштабе цен 2017 года); вторая - доходы от сдачи в аренду свободной недвижимости. Именно эти два дохода позволяют, хоть  каким-то образом, избежать инфляционных потерь.

Вот и получается, что за свою активную спортивную карьеру, которая заканчивается  35-40 лет, когда еще «далеко до пенсии» и не важно в 60 или 65 лет, но спортсмен должен решить как обеспечить себя сейчас, так и в будущем, когда придется уйти из спорта.

Теперь следует взглянуть на проблему с другой стороны.

Удивительное дело, но самой затратной для клубов статьей являются расходы на оплату труда, которые включают в себя не только выплаты по зарплате, но и премиальные, а также выплаты налогов с фонда оплаты труда. Затраты на переезды, аренду гостиниц, аренда льда, оплата инвентаря - это в целом величина постоянная, и даже если возможны изменения, то их можно спрогнозировать. В сезоне 2017/2018 годов испытывающая финансовые трудности кировская «Родина» отыграла в чемпионате страны все матчи «регулярного» турнира, включая поездки на Дальний Восток. В течение двух сезонов «Динамо-Крылатское», где зарплата игрокам совсем не выплачивается от слова «никак», регулярно проводит свои матчи в рамках первенства высшей лиги.

Но бюджеты клубов, скажем так, дотационы: ни один клуб в России не «зарабатывает», а живет за счет спонсорской помощи, которая в подавляющем числе являются разовой и зависит в конкретный момент от конкретных возможностей спонсора. В результате, большинство клубов  «живет сегодняшним днем», у клубов, как правило, отсутствует стратегия развития, а собственное финансовое благополучие зависит несколько от спортивных результатов (хотя здесь надо сделать оговорку, о которой речь пойдет ниже), сколько от личных взаимоотношений руководства клуба с руководством крупных компаний-спонсоров (в этом случае положение одного из топ-менеджеров «Лукойла» А.Федуна для московского «Спартака» является одной из гарантий финансовой стабильности), а более часто - с руководством региона, которое только и может привлечь спонсоров на поддержку спортивного клуба. И здесь следует оговориться, практически все отечественные спортивные клубы живут по принципу «орды Аттилы» - когда есть победы, есть золото, то и в клуб будут приводить  спонсоров (именно приводить, а не приходить самостоятельно). Но это продолжается только до тех пор, пока есть спортивные победы, являющиеся показателем развитием спорта в соответствующем регионе, но с первыми поражениями ситуация может измениться полностью до наоборот.

Вот и получается в итоге, чтобы одерживать регулярно победы, клубу приходится приглашать более мастеровитых спортсменов, потому что ждать, когда же «выстрелит» молодежь  - это долго и зачастую бесперспективно, так как результат требуется  «здесь и сейчас». Спортсмены же требуют себе более повышенный уровень зарплаты, высоких премиальных - бюджет клуба раздувается…

А дальше…

Происходит то, что произошло с ульяновской «Волгой», что ранее было в Архангельске, Москве или в Красногорске.

Здесь рассмотрен пример ведущих команд, но и для «середняков» ситуация выглядит почти аналогично, только уровень зарплаты и задач, стоящих перед клубом различный. В отдельных случаях поддержка профессиональной команды это больше вопрос престижа, чем собственно спортивного результата, как это происходит, например, с профессиональным футбольным клубом из Орехово-Зуево, являющего старейшим клубом в России.

Безусловно проблема социальной защищенности профессиональных спортсменов не является единственной в отечественном спорте и отечественном хоккее с мячом в частности. Но эта социальная проблема существует и оказывает значительное влияние на финансовые результаты спортивных клубов.

К сожалению, эта проблема не решается - ни со стороны государства, ни со стороны спортивных федераций, ни со стороны клубов, ни со стороны самих спортсменов.

Мы продолжаем жить по принципу «орды Аттилы».

 

P.S.

Изначально статья была задумана как критика тех спортсменов - депутатов Государственной Думы, кто голосовал за повышение пенсионного возраста. Но затем проблема пенсионного обеспечения спортсменов показалась автору значительно глубже, чем просто критика поведения отдельных депутатов и принятого ими решения, которое остается на их совести.

Если совесть у них еще осталась.

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья
Реклама 18+
Реклама 18+
Включите уведомления,
чтобы быть в курсе самых важных новостей