Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    Героиня всея Австралии

    Хотя для Елены Докич Открытый чемпионат Австралии завершился на стадии четвертьфинала, в определенном смысле, ее можно назвать победительницей. И пусть она не выиграла этот турнир, но одержала, возможно, самую важную победу – над самой собой, и смогла вернуть симпатии и доверие австралийской публики, отношения с которой у нее складывались так непросто. Sports.ru представляет обзор интервью Елены Докич, которые она давала по ходу австралийского чемпионата.

    Героиня всея Австралии
    Героиня всея Австралии

    Насколько это для вас волнующе – выиграть матч на турнире «Большого шлема»? Ощущаете ли вы груз ответственности на плечах?

    Да, после того, как я выиграла первый сет, я занервничала. Но это прекрасно. Это просто что-то очень значительное для меня. Знаете, после почти трехлетнего отсутствия начать год победой на турнире «Большого шлема» – это что-то потрясающее. На самом деле я не ставила перед собой никаких целей и ничего от себя не ждала в первые три-четыре месяца сезона. Я просто хочу хорошо поработать и посмотреть, на что способна.

    Если сравнивать ваш первый матч здесь с тем, что вы играли против Амели Моресмо в Брисбене в начале года, как вы полагаете – вы играли лучше или хуже?

    Я думаю, против Амели я играла гораздо лучше. Тот матч я проводила очень ровно. Не нервничала вовсе. Даже несмотря на то что там были шансы, которые я упустила. А здесь я очень-очень нервничала. Но иногда вы просто не можете справиться с собственными нервами. Честно говоря, для меня это был слишком большой корт. Всего было как-то слишком много. И я рада, что справилась. Я действительно хорошо играла важнейшие мячи, и горжусь этим.

    Вас здесь так поддерживают. Вы слышите во время матча реакцию публики или абстрагируетесь от этого, чтобы сохранять концентрацию?

    Нет, я слышу. И это прекрасно. Не знаю, когда в последний раз со мной такое было, чтобы публика так за меня болела.

    Чувствуете ли вы, что способны сделать следующий шаг? Есть ведь еще Кейси и Саманта. Чувствуете ли вы, что вам нужно предпринять еще шаг и вернуть себе первую позицию в австралийском теннисе?

    Я здесь не для того, чтобы соревноваться с ними. Я здесь лишь для того, чтобы сделать все, на что способна, и посмотреть, как далеко я смогу зайти, а затем попробовать оказать сопротивление сильнейшим теннисисткам мира. Конечно, стать первой ракеткой Австралии было бы замечательно. Но на данном этапе это не является моей целью. У меня впереди долгий путь. Я лишь пытаюсь усердно работать каждый день, на каждой тренировке на корте и в тренажерном зале. Для меня это является целью на данный момент.

    Можете ли вы рассказать, насколько сложно это было – вернуться сейчас? Ведь вы так долго пытались это сделать?

    Я пыталась, но тогда все было не так. Передо мной в жизни стояли другие проблемы. Думаю, это было очевидно. Я около двух лет боролось с глубокой депрессией. Месяцами не брала в руки ракетку… Серьезно думала о том, чтобы больше не играть совсем. Знаете, теннис, кончено же, не самая главная вещь в жизни, но это то, что я очень люблю. Я была очень разочарована тем, что не могу играть хорошо. И это был сложнейший период в моей жизни. Мне через многое пришлось пройти, через много семейных проблем. И сейчас это просто чудо для меня. По-настоящему эмоциональные победы. Учитывая все, через что я прошла, это просто невероятно выиграть здесь матч (сквозь слезы)…. Не думаю, что многие могут понять, что это на самом деле для меня значит.

    Что помогало вам не сдаваться?

    Не знаю. Временами было так сложно. Но, знаете, иногда ты просто пытаешься верить. Так что главным приоритетом была вера в Бога, я действительно очень этим прониклась. И еще было всего несколько людей вокруг меня, которые помогли мне… Да, я даже не знаю, как это все переменилось, потому что в это же самое время год назад мои попытки были безуспешны. Знаете, я просто дала себе еще 6 месяцев, просто пыталась продержаться это время. И теперь я стараюсь удержать все это, чтобы не скатиться обратно, не вернуться на ту стадию моей жизни. Но я думаю, что все это пройденный этап, я со всем справилась. И теперь я наслаждаюсь своей игрой в теннис. Мне нет дела до рейтинга, или денег, или еще чего-либо. Я просто действительно люблю эту игру. Если бы не любила так сильно, то не думаю, что я бы продолжала еще играть. […] Я слышала истории из мужского тура, о том как, например, Хьюитт и Багдатис из-за травм пропускали 4 месяца. Мне это даже смешно слышать, ведь я-то не играла целых 3 года. Людям сложно даже представить, насколько это тяжело – вернуться и снова играть. […] Люди думают, что если ты выпал из тура, то это как будто ты ушел на каникулы, развлекаешься на вечеринках и так далее. Но со мной случилось не так. Хотела бы я, чтобы со мной это было так. Но я приложу максимум усилий. Если это закончится попаданием в Топ-50, или Топ-20, или Топ-10, то я буду счастлива, так как я смогу играть еще несколько лет.

    Вы общаетесь с отцом?

    Нет, я не говорила с ним несколько лет. Я общалась с матерью. Мы возобновили отношения. После того, как я покинула дом, мои отношения с отцом только ухудшались. И со всей моей семьей также. Больше всего я сожалею о своем брате, который на 8 лет меня младше. Я годами не общалась с ним вплоть до прошлого года. И это была самое сложное, с чем пришлось примириться. Но я и сейчас чувствую себя так, словно они для меня потеряны. Я приложу все усилия, чтобы уладить свои отношения с братом и матерью. Я стараюсь это сделать. Но это очень сложно. В течение последних трех-четырех лет только один человек был со мной постоянно. Это мой парень. Вместе с ним мы уже почти 6 лет. Для него, наверное, временами все было еще сложнее, чем для меня. Потому что он должен был наблюдать за тем, как я прохожу сквозь все это. А это была беспрестанная битва каждый день – просто продержусь ли я еще день, смогу ли утром встать с постели. Но он был со мной все время, несмотря ни на что. […] Вообще-то, как раз сегодня у нас годовщина – 5 с половиной лет. Мы обычно дарим что-нибудь друг другу, и сегодня моя победа – это мой ему подарок.

    Ваш отец сказал, что мог бы неожиданно приехать на матч. Вы бы пошли на контакт?

    Нет, я уже сказала, что моя история с ним окончена. Это было бы каким-то невероятным чудом, если бы он изменился. Но я не верю, что это может случиться. У меня есть теннис, и есть моя жизнь. И я хочу продолжать идти своим путем. Просто зная его, я не вижу других вариантов. Мы абсолютно разные и имеем абсолютно разные мнения по всем вопросам, так что…

    Думаете ли вы, что ваше преимущество в том, что девушки, с которыми вам не приходилось никогда раньше играть, не знают, чего от вас ждать?

    Возможно, но знаете, многие с кем я играла, все еще в туре. Я думаю, преимущество мое в том, что я играю довольно агрессивно, сильно бью по мячу – стараюсь диктовать игру. Думаю, моя игра сейчас лучше, чем была. Я во многом улучшила свое перемещение по корту и очень разнообразила свою игру, играю более продуманно. Не просто посылаю мяч туда-сюда. Заставлю соперницу гадать все время. За счет этого я и побеждаю в Мельбурне. Но даже если бы я проиграла, ничего страшного. Я на самом деле не рассчитывала на эти победы. Любое очко в матче, которое я выигрываю, для меня как бонус.

    Что для вас означает возможность вновь представлять Австралию в Кубке Федерации?

    Это будет изумительно, снова играть за Австралию, и я думаю, у нас хорошая команда. Саманта играет очень хорошо, и у нас есть хорошая парная комбинация. Также я думаю, это очень хорошо, что мы играем дома. Для нас это отличный шанс пробиться дальше.

    Так много позитивных эмоций в течение такой эмоциональной недели. Как вы это переносите?

    Я отлично справлюсь. В отношении физики – я сейчас ощущаю усталость, и это абсолютно нормально. Но вот все остальное, мои эмоции на корте, я действительно хорошо их контролирую. Я действительно очень устойчива психологически, и это то, что стало для меня настоящим сюрпризом, что после столь долгого перерыва в турнирах, я все еще могу с этим справляться. Я действительно пытаюсь сражаться, я настроена на борьбу. И иногда именно это помогает тебе идти дальше.[…] Я думаю, что пройдя сквозь все, что случилось в эти три-четыре года, я стала гораздо сильнее. Ты вспоминаешь все то, с чем приходилось сталкиваться в жизни. И ведь в конце концов, это всего лишь теннисный матч. Есть гораздо более серьезные вещи.

    Вы пересмотрели теперь свои цели на сезон? Ранее вы говорили, что хотите попасть в Топ-100. А сейчас? (после матча с Сафиной)

    Ну, я уже в Топ-100. И я хотела бы продолжить играть турниры WTA. Не думаю, что теперь вернусь на турниры серии ITF, в этом больше нет смысла. […] Думаю, я играла, по крайней мере, как игрок Топ-20 на этой неделе.

    У вас в прошлом были прекрасные результаты на «Уимблдоне» и «Ролан Гаррос». Какое покрытие вы считаете для себя наиболее подходящим?

    Я не люблю грунт. Думаю, для меня это худшее покрытие. Даже не смотря на то что у меня есть хорошие достижения на грунте, я предпочитаю хард. Я выигрывала турниры на всех покрытиях, ведь ты просто должен приспосабливаться. Хотя я играла много грунтовых турниров ITF в прошлом году – это был мой выбор, чтобы усложнить себе самой задачу. Но полагаю, лучшее покрытие для меня это хард.

    Вы казались такой смущенной, когда приносили свои извинения официальным лицам здесь. Чувствуете ли вы, что хотите отдать должное своей стране?

    Да, у нас было много сложностей. Это всем известно. Я доставила немало проблем и себе, и Теннисной федерации Австралии и Крэйгу Тили (прим. – директор турнира). И этому нельзя найти оправдания в том, через что мне приходилось пройти. Даже комментарии, которые я позволила себе в прошлом году, когда я прилетела сюда два месяца назад, были недопустимы. Но мы стараемся наладить отношения. Крэйг оказал мне неоценимую помощь, предоставляя мне шансы вновь и вновь, и веря в меня. Так что это было невероятно, что все предоставили мне еще один шанс. Это касается и Теннисной федерации Австралии, и всех тренеров, которые работали со мной, и публики, которая так меня поддерживала. Я надеюсь на то, что люди меня поймут. Это все, что я могу сделать. Да, я совершила некоторые поступки, которыми не могу гордиться. Но и изменить этого я уже не могу. Я могу всего лишь смотреть в будущее и стараться наладить отношения.

    Чувствуете ли вы, что страна вас простила?

    Кажется, что это так, ведь когда я выходу на корт, поддержка феноменальная. Знаете, для меня это иногда бывает даже слишком. Потрясающе, сколько людей на трибунах. Даже при смене сторон, когда я сажусь отдохнуть, люди у меня за спиной продолжают кричать. Это что-то невероятное.

    Этот турнир позволил вам добиться столь многого. Как вы думаете справляться с некоторым эмоциональным спадом, который возможен на других соревнованиях, где вы не будете ощущать такую поддержку публики за спиной?

    Есть вероятность, что так случится. Было замечательно играть перед зрителями здесь. Но даже если я и проиграю несколько турниров, не думаю, что это так уж важно. Я думаю, я показала, что могу играть против лучших игроков мира, Топ-20, Топ-10. Нельзя каждый турнир играть отлично. Бывают соревнования, которые ты не слишком любишь, бывают покрытия, которые не очень тебе подходят. Я бы не хотела выиграть турнир, а потом три или четыре раза проигрывать в первых кругах. Я бы лучше играла каждую неделю в полуфинале. Так что я просто буду стараться избежать особых перепадов, а играть настолько ровно, насколько возможно.

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы