Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    Полупровал

    Оценка сезона 2009 года, проведенного Новаком Джоковичем, зависит от одного-единственного критерия – являются ли турниры «Большого шлема» альфой и омегой теннисных достижений? Если являются, тогда этот сезон у серба вышел из рук вон плохим; если нет – то все вроде бы очень даже ничего.

    Полупровал
    Полупровал

    Интересно (но к сожалению, невозможно) также было бы узнать, что думает по поводу такой двойственности сам Джокович, причем именно думает, а не говорит для медиа. Ну в самом деле, можно ли с чистым сердцем назвать провальным сезон, в котором фигурант не дошел до четвертьфинала только на двух турнирах из двадцати двух сыгранных? Провел больше всех матчей и одержал больше всех побед? Выиграл пять титулов? Наиграл на вполне респектабельную личку с Топ-10? Наверное, нельзя. С другой стороны, такой уж вид спорта теннис, что в нем, по мнению многих, успех или неудачу определяют четыре турнира, и неудовлетворительное выступление на них сильно обесценивает все прочие достижения – по крайней мере, для той категории игроков, к которой не прочь бы принадлежать Джокович.

    Такой вот противоречивый получился сезон, который и провальным вроде бы не назовешь, а вот полупровальным – вполне

    Конечно, если бы такие результаты в сезоне показал, к примеру, Фернандо Гонсалес, ему можно было бы прыгать от счастья; но Новак все-таки игрок другого уровня, и требования к нему немножко другие. И этим требованиям серб в прошедшем сезоне не соответствовал. В конце концов, если бы таких же результатов добился бы Федерер, ему бы указали на то, что давно уже пора целиком посвятить себя смене памперсов. Такой вот противоречивый получился сезон, который и провальным вроде бы не назовешь, а вот полупровальным – вполне.

    И этот полупровал, конечно, не свалился с потолка, а стал логическим продолжением второй половины сезона предыдущего, того спада и застоя в игре, который начался с «Уимблдона», а то и еще раньше – с финала Куинса, проигранного Надалю. Да, итоговый чемпионат в Шанхае был выигран, но, во-первых, в отсутствие его основных соперников, которые все чудесным образом самоликвидировались до финала, а во-вторых, в отсутствие той игры, благодаря которой и состоялся его взлет годом раньше.

    Игра эта отсутствовала практически на протяжении всего прошедшего сезона. Когда-то (на грунтовых «Мастерсах») она вроде бы появлялась (вроде бы, потому что Джокович и Надаль, когда они играют между собой, оттеняют друг друга так, что оба кажутся лучше, чем они есть на самом деле), а после полуфинала Мадрида снова ушла, и казалось, что Джокович вообще начинает превращаться в «грунтового специалиста». Его игра – и в лучшие-то времена основанная не на пробивании соперника, а все-таки на розыгрыше – дала окончательный крен в защиту, даже на любимом харде. Но защищаться так, как это делают Надаль или Мюррей – разнообразно и изобретательно, ставя соперника в неудобные положения и создавая себе возможность перейти в контратаку – Джокович все-таки не умеет, и такая игра, хоть и протаскивала его через менее сложных соперников, на решающих стадиях турниров давала сбой. Отсюда частые проигрыши в финалах, где ему противостояли игроки не просто высокого уровня, но вошедшие в игровой ритм и набравшие оптимальную форму по ходу турнира.

    Полупровал стал логическим продолжением второй половины прошлого сезона, того застоя в игре, который начался с финала Куинса

    Часто в решающие моменты матчей Джокович не просто отказывался от какого-либо риска, но даже не мог перебить мяч через сетку. Двойные ошибки стали появляться сериями, резко упал процент выигранных тай-брейков, подскочило количество сетов, проигранных со счетом 6:7 и 5:7 (проигрыш Хаасу на «Уимблдоне» – 5:7, 6:7, 6:4, 3:6, Федереру на US Open – 6:7, 5:7, 5:7). Все это могло быть следствием смены ракетки и слегка измененного движения подачи, а могло быть и свидетельством глубокой внутренней неуверенности.

    О причинах и источниках этой странной нервозности, раньше ему совершенно несвойственной, можно рассуждать до хрипоты; и вообще, спад в игре и психологический провал – как сообщающиеся сосуды – одного без другого не бывает. Невозможно на глазок сказать, что первично в каждом конкретном случае. Важнее, найдет ли он против этого средство в следующем сезоне, который для Новака, как и для Энди Мюррея, может оказаться определяющим в карьерном плане.

    Его игра – и в лучшие-то времена не собственно пробивная – дала окончательный крен в защиту, даже на любимом харде

    Думается, недавний рывок Джоковича, предпринятый осенью, не стоит переоценивать – это были, в общем, неважные турниры. Точнее, конечно, важные, но не так, как даже, допустим, «Мастерсы» середины сезона. Для самооценки они, конечно, полезны. Новак не мог не понимать, что ни одного «Мастерса» за сезон для него – это уже даже не «плохо», а «ниже всякой критики». Да и игра вроде бы начала налаживаться. Но вообще-то единственным реальным достижением за эту осень стал выигрыш двух турниров за две недели – такого ему раньше не удавалось, и это действительно очень хороший показатель того, насколько далеко он продвинулся в плане выносливости и общей физической готовности. А так Федерера в финале в трех сетах он и раньше побеждал, Надаля вообще только ленивый да испанец не обыгрывал этой осенью, а титул защитить опять не получилось…

    Так что выводы о восстановлении/невосстановлении Новаком былого уровня игры нужно будет делать после Мельбурна. Хорошее выступление на Открытом чемпионате Австралии для него крайне важно – едва ли не более важно, чем для всех остальных его товарищей по первым строчкам, кроме, может быть, Мюррея. Причем «хорошее выступление» вовсе не означает обязательно победу. Нужно показать внятную, тактически грамотную, скоростную игру, которая вывела его в топ, а потом утекла сквозь пальцы. Ее наличие или отсутствие покажет, является ли Джокович по-прежнему претендентом на самые крупные трофеи – потому что Джокович прошлогодний таковым не является однозначно.

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы