Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    Наследили

    Они приехали, чтобы оставить след в российском футболе, но оставили лишь дурной пример, а некоторые – не сделали вообще ничего. Sports.ru, наблюдая «инопланетные» муки Юргена Ребера, вспоминает других тренеров-иностранцев, у который в нашей стране, мягко говоря, не получилось.

    Наследили
    Наследили

    Борис Буняк («Уралан»)

    На калмыцких ветрах вместе с Нью-Васюками взращивался и другой проект, «Уралан». Однако тень, падающая от шахматной цитадели, не давала футбольному клубу в полной мере ощутить свою полноценность. В итоге в один прекрасный момент команда развалилась по вполне прозаичной причине – кончились деньги. Незадолго до этого, в сезоне-2000, тамошнее начальство устроило настоящий тренерский парад. Сербский специалист Борис Буняк, возглавивший элистинцев летом, стал в тот год уже четвертым наставником.

    Российский футбол, только начинавший знакомиться с иностранными специалистами, сделал для себя первое открытие: в комплекте с заморским тренером обычно приезжает табор верных слуг. Вслед за Буняком в «Уралане» обосновались шесть его соотечественников. Своих новобранцев тренер представлял так: «Каждого из них я знаю, как говорится, не понаслышке. Они были у меня на виду все годы, которые я работал в югославском футболе. Их имена россиянам ни о чем не говорят, но они, поверьте, мастера добротного уровня». В конце сезона отвратнейшую игру югославского отряда Буняк объяснял немного по-другому: «С некоторыми новичками познакомился в салоне самолета по пути в Элисту. Я знал, что кое-кто из моих попутчиков долго не играл, но чтобы в такой степени... Не поверите, но уже после двух-трех матчей хотел с ними расстаться».

    С этим тренером команда не имела права оставаться в высшем дивизионе. Буняк, в шестнадцати матчах заработавший лишь два очка, купил билеты домой и, уже взбираясь по трапу в самолет (место, где он обычно знакомился с футболистами), обернулся и обвинил российских игроков в непрофессионализме. Благо, россиян на тот момент в клубе было аж трое.

    Ярослав Гжебик («Динамо»)

    После его тренировок игроки от усталости вползали в номера на четвереньках, он штрафовал за неявку на завтрак, он насильно заставлял футболистов дружить, определяя, кому с кем делить гостиничный номер, он не разрешал спать днем и мог лишить места в стартовом составе за отказ от послематчевого интервью.

    Чешский тренер принципы своей работы характеризовал четырьмя «П»: «Пружина, Перемещение, Подбор и Победа». Однако полугодовой итог работы можно описать несколько иначе: «Протекционизм, Поражение, Подвал, Провал». Одной из главных причин того, что динамовцы в 2004 осадком выпали на дно турнирной таблицы, было чрезмерное доверие чеха своим протеже. Основу «Динамо» составляли Станислав Влчек, Мартин Збонак и Мартин Гашек. Самой большей трансферной «удачей» Гржебика стала покупка у чешского «Слована» Баффура Гьяна. От ганского форварда российский футбол не может избавиться до сих пор.

    Иво Вортманн («Динамо»)

    Динамо «федорычевской» эпохи помимо своей любви к экзотике было известно еще и непостоянством в увлечениях. Стык 2004/2005 ознаменовался сменой курса: все чешское меняли на все латиноамериканское. В ту эпоху команду пополняли Манише и Коштинья. Публика, приветствуя звезд, от души хлопала в ладоши и не замечала, что оба португальца не скрывают, что, попав в российский чемпионат, они просто-напросто ошиблись дверью. В штабе нужен был человек, который бы на родном для легионеров языке уведомлял их о графике тренировок и будил по утрам. Эти обязанности решено было возложить на главного тренера, коим стал Иво Вортманн. Юрий Заварзин, договариваясь с новым тренером, похоже, просто не обратил внимания на прежнее место работы, не самый известный клуб «Жувентуде», а также на то, что Иво на протяжении тренерской карьеры сменил 21 клуб.

    Вортманн, притом, что он был совсем не в силах поставить звездных новичков на место, показал свою полную несостоятельность и в спортивном плане. Из четырнадцати матчей «вортмановское» «Динамо» проиграло девять. Тренера тянуло на родину. Руководство, осенью напугав поклонников очередной сменой курса, еще до окончания чемпионата прекратило бразильские муки.

    Ролан Курбис («Алания»)

    Если и можно в нашем рейтинге выделить положительного для российского футбола персонажа, то это, безусловно, Ролан Курбис. Во-первых, его имя в отличие от имен многих предшественников ассоциировалось с футболом, его знали в Европе. В 1999-м он вывел «Марсель» в полуфинал Кубка УЕФА и в этом же году занял 2-е место во французской лиге. Во-вторых, это тренер с отличным чувством юмора. Единственным стимулом, заставлявшим журналистов досматривать матчи «Алании» до конца, были его пресс-конференции. Например, вот так он объяснял отсутствие в стартовом составе полузащитника Мирджалола Касымова: «Почему остался в запасе Касымов? Он игрок, привыкший к футбольному полю. На этом стадионе я такового не обнаружил». Вот так он говорил о приметах: «Всегда ли теперь буду надевать на матчи костюм? Не только костюм – я готов даже нижнее белье и шнурки надевать те же, лишь бы команда выигрывала». В-третьих, он покинул «Аланию» сам, несмотря на предоставленный руководством кредит доверия. У Курбиса возникли семейные проблемы. А в-четвертых, француз в провальных итогах своей работы отказался от соблазна винить во всем российскую футбольную школу.

    Однако при Курбисе «Аланию» бросало из стороны в сторону. Ровно половину своих матчей владикавказцы проиграли. Даже чудесное спасение осетинского клуба в концовке сезона прошло уже, увы, без него.

    Ицхак Шум («Алания»)

    Летом 2005-го десантирование израильского специалиста в Россию было тщательным образом разрекламировано. СМИ доподлинно знали: Шум приедет. Но куда? В тот момент, когда все ожидали тренера в «Динамо», он на скорую руку подписал контракт с «Аланией». Соглашение было оформлено в конце июня. Тогда никто особенно не обратил внимания на то, что Шуму, по его словам, в российском футболе больше всего нравятся деньги. 5:1 от «Спартака» и пять очков в пяти матчах – «Алания», которой во что бы то ни стало нужно было спастись, явно шла не по тому фарватеру. В начале сентября во Владикавказе уже можно было писать роман «Шум и ярость трибун».

    Шесть последующих матчей принесли команде два очка. Владикавказцы тонули в зоне вылета. Руководство клуба, следуя принципу «сам заварил – сам расхлебывай», предложило Ицхаку продлить соглашение, так как срок нынешнего истекал в конце сезона. Израильтянин, осознавая все ужасы первого дивизиона, спасся бегством.

    Зоран Вулич («Луч-Энергия»)

    То, что «Луч» пробкой вылетит из высшего общества, стало понятно еще до старта сезона. От тренера в таких ситуациях ничего не зависит. Неизвестно, по какой причине, но руководство не смогло продолжить практику спаренных, а то счетверенных матчей. Именно таким образом владивостокцы раньше сводили к минимуму трансконтинентальные перелеты. После опубликования календаря единственный путь спасения дальневосточников виделся в постройке летучей базы с футбольными полями и спортивными залами.

    Кандидатура тренера также вызывала подозрение. Когда зимой Зоран Вулич говорил, что собирается привить команде атакующую модель игры, на него смотрели косо. Было ясно, что хорват еще совсем не понимал, во что влип. Он также говорил, что дико устал от перелетов из Владивостока на сборы в Японию. К сентябрю такая дистанция покажется ему не более чем прогулкой от порога квартиры до соседнего гастронома.

    Пессимизм в отношении «Луча» еще более усугублялся по причине сырости команды. Едва ли не весь основной состав предыдущего сезона вместе с Павловым покинул Владивосток. От трансферной кампании не вышло ровным счетом никакого толку. Свиту Вулича составляли очень средние балканские футболисты, а также россияне, не нашедшие себе пристанища ни в одном клубе премьер-лиги

    Если на протяжении года игроки, сжимая зубы, старались не падать духом, то к осени накопленная усталость вулканом прорвалась на поверхность. После поражения 8:1 от «Зенита» Зоран Вулич добровольно написал заявление об отставке.

    Невио Скала («Спартак»)

    «Я вожу трактор даже лучше, чем тренирую!» – в январе 2004-го никому и в голову не могло взбрести, что Скала говорит всерьез. Тренера, который в свободное время любил на белой «Ниве» раскатывать по сельхоз полям, приняли достойно. Сказался относительно неплохой послужной список. Он своими руками в начале 90-х из «Пармы» вырастил вполне боевитый коллектив, с дортмундской «Боруссией» завоевал Межконтинентальный кубок, а с «Шахтером» выиграл соседний чемпионат Украины. На тот момент никто не знал, что все это – далеко не залог успеха у нас.

    В межсезонье он поражал специалистов замысловатыми тренировками, особой спецификой работы с командой. Не было сомнений – с недели на неделю должен родиться суперклуб европейского масштаба. Однако единственное, чего он добился – пятиматчевая беспроигрышная серия, в которую вошли три победы и две ничьи. Впрочем, нет. Именно при нем москвичей пополнили будущие опоры команды – Неманья Видич и Мартин Йиранек. Правда, тогда же были вбуханы миллионы в убыточный проект под названием «Фернандо Кавенаги».

    Скала, по его собственным словам, расстался со «Спартаком» друзьями. Его уволили, когда красно-белые с отрицательной разницей забитых и пропущенных мячей застыли аккурат в середине таблицы. Руководство доверилось известному стороннику системы «какбычегоневышло», Александру Старкову. А Невио Скала, как оказалось, за восемь месяцев работы в Москве так ни в чем и не разобрался. Уходя из команды, итальянец сказал, что заложил отличный фудамент для будущих успехов. Знал бы он, что уготовано «Спартаку» в последующие пять лет…

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы