Загрузить фотографиюОчиститьИскать

Сергей Прядкин: «У частного клуба бизнес, у бюджетного – выбивание»

Во второй части интервью для Sports.ru президент премьер-лиги рассуждает о контроле за прогрессом молодых футболистов и о балансе между затратами клубов и их отдачей, рассказывает о посещаемости и стоимости телеправ, а также признается, что селекционные пути ЦСКА ему ближе.

Сергей Прядкин: «У частного клуба бизнес, у бюджетного – выбивание»
Сергей Прядкин: «У частного клуба бизнес, у бюджетного – выбивание»

– Интересно, что за этими разговорами об инфраструктуре мы уходим от чисто спортивных вопросов. У нас по-прежнему слабый приток молодых обученных футболистов. Не согласны?

– В какой-то степени, согласен. Мы ввели лимит на легионеров и молодые россияне им неплохо пользуются, выворачивая руки своим руководителям. Но, в то же время, мы избавились от засилья посредственных иностранцев. Очень многое зависит от целей команды и от возможностей. Вот Лучано Спаллетти работает в «Зените», периодически выпускает молодежь на поле, но над ним занесен дамоклов меч. Ему в каждой игре нужно брать очки. Но в целом у нас хватает молодых футболистов, которые растут в условиях жесткой конкуренции. Мамаев, Щенников, Паршивлюк, Яковлев…

– Но сборная России почти не меняется, хотя вроде бы должна. Из тех юношей, которые выиграли юниорский чемпионат Европы, играют только Сапета и Маренич…

– …А те из немцев, которые проиграли Сапете и Мареничу, нынче составляют костяк национальной сборной Германии. Интересно, что когда-то многие в Европе тренировались по советским методикам, о чем мне рассказывал в частности Йоп Алберда, менеджер сборной России во времена Гуса Хиддинка. Не хочется верить, что мы всё разбазарили, но многое изменилось не в лучшую сторону.

– Да и наши футбольные теоретики, ратовавшие раньше за коллективизм в футболе, сейчас порядком «оголландились» и европеизировались.

– Понимаю, о чем ты говоришь. Но новое руководство РФС движется в развитии этого направления, создан научно-методический отдел. Привлечены узконаправленные профессионалы в области методик и они должны сказать свое веское слово: в каких элементах мы уступаем Европе и что нужно поправить. Но лично я как за перенимание современных направлений извне, так и против тотального перечеркивания старых наработок. А чтобы меня не критиковали признанные футбольные специалисты, скажу, что, имея второе высшее образование – Московский областной государственный институт физической культуры, я прекрасно понимаю, как складывается тренировочный процесс. В данный момент нам еще непросто из-за того, что был провал поколений…

– …но это же устаревшая тема. Он был давно и касался ребят 77-78 годов рождения, из которых на топ-уровне играет лишь Семшов. Но сегодня поколение Семшова – это поколение ветеранов.

– При этом возрождение началось с 2001 года, хотя по сей день не приобрело массовости. ЦСКА, «Спартак», «Зенит», «Рубин»… Там все очень профессионально.

– Есть еще пример «Нижнего Новгорода» в первом дивизионе, где Игорь Егоров очень толково и детально описывает процесс развития молодежи в футболе, и, что примечательно, избегает копира какой-то одной методики. То есть, подход максимально гуманитарный.

– А мне нравится Кристиан Ларьеп, очень грамотный сент-этьенновский методист, который работал с Константином Сарсанией еще в «Академике», а сейчас отвечает за подготовку молодежи в «Динамо». Но ведь любая методика, укладывающаяся на новую почву, требует широкого анализа и, возможно, даже пересмотра. Резко у нас сегодня просто не может появиться второй состав сборной России, равноценный первому.

– Наступит ли то время, когда вы будете требовать не только качество полей, но и качество игроков?

– Конечно. В премьер-лиге должна быть аналитическая группа, которая бы оценивала прогресс каждого молодого футболиста.

– То есть, сидит в своем кресле Сергей Геннадьевич Прядкин и обращается к президенту такого-то клуба, дескать, почему это у тебя, Иван Иваныч, за год прибавили всего двое игроков?

– Естественно, сейчас подобных диалогов между нами не происходит, потому что игроки Иван Иваныча все же должны прогрессировать на хороших полях. И далее по списку. Сейчас мы не можем требовать от клубов идеального состояния, особенно если это касается такого сложнейшего вопроса как подготовка футболистов. Потому что мы не можем одинаково спрашивать с частного «Спартака» и с бюджетного клуба. Видишь, вновь упираемся в правовую форму. Сегодня же мы обсуждаем составы, возможности, иногда даем советы. Ненавязчивые.

- Баланс между затратами клубов и их отдачей – проблема?

– И очень серьезная. Если некоторые из топ-клубов шагают в ногу с Европой, то остальные, как правило, шагают сугубо по России. А Россия – страна особенная. И клубы здесь – социальные проекты. К сожалению. Возьми даже ситуацию с телеправами, когда основной наш вещатель –НТВ+, платит нам реальные деньги. Не мы им платим, что имеет место в других видах спорта, а они нам. И даже в этих условиях футбол ушел-таки на бесплатные каналы. Доходы клубов премьер-лиги сократились. Вряд ли это можно назвать бизнес-проектом.

– Общедоступный канал вроде бы гарантирует российскому футболу бОльшую пропаганду, но не становится ли она антипропагандой, когда зритель, посмотрев чемпионат Англии, начинает созерцать наш чемпионат? Может, и хорошо бы ограничиться спутником?

– Но общедоступные каналы имеют возможность выбирать матч, и вкуса они не лишены. Не думаю, что после Англии человеку так уж неприятно посмотреть встречу, скажу навскидку, «Спартак» – «Крылья Советов».

– Я выписал одно ваше высказывание: «Успешность телепоказа зависит от инфраструктуры, посещаемости и картинки». По сравнению с прошлым сезоном никаких особенных сдвигов незаметно. Так за что НТВ+ должен платить больше, на чем настаивают президенты клубов премьер-лиги?

– Знаешь, посещаемость достаточно стабильна и находится на хорошем уровне (около 13000 зрителей в среднем за матч). Что касается телеправ, то мои коллеги – президенты клубов премьер-лиги – в курсе, что основной доход европейских клубов исходит из продажи этих самых телевизионных лицензий. Все понимают, что первый договор с НТВ+ на 90 с лишним миллионов – это прогресс. Такого в России никогда не было. Я был свидетелем организации нашей премьер-лиги в 2001 году, так тогда вся доходность – абсолютно вся коммерческая доходность, а не только телевизионная – составляла от полутора миллионов до двух. Потом она постепенно возросла при Евгении Гинере, потом мы дошли до 57 миллионов, а в этом году мы планируем собрать около 100 миллионов. Если нам это удастся, то ведущие клубы будут получать в районе 10 миллионов за год, а клубы, находящиеся пониже – около 4-5 миллионов.

– Это с учетом повышения стоимости телеправ?

– Да. Роман Бабаев (гендиректор ПФК ЦСКА – прим. А.С.) на недавнем нашем заседании заметил, что в этом вопросе мы достигли существенного прогресса. Не того, которого бы хотели, но в любом случае существенного. А в процессе перехода на «осень-весну» мы еще много раз подумаем о телевизионных правах премьер-лиги. Предложений по этому вопросу очень много, пока о них я не хочу распространяться, но, возможно, мы будем сами создавать телевизионный продукт и затем предлагать его какому-либо из каналов. Зачем это нужно? За тем, что в России очень плохо покупается спутниковое оборудование и спутниковому каналу трудно предложить нам адекватные деньги. То есть, не исключено создание отдельной телевизионной структуры в рамках премьер-лиги либо в совместных рамках премьер-лиги и телеканала. Возможно, им будет НТВ+, возможно, какой-то другой, а, может, и некая кабельная сеть. Через сезон мы планируем по-новому посмотреть на реализацию своих коммерческих и телевизионных прав. Уже разработана стратегия и создана инициативная группа.

– Но в данный момент давайте вернемся в ноябрь 2010-го.

– Сегодняшняя логика того, что телеканал НТВ+ должен платить лиге больше, исходит из рейтинга российского футбола на мировой арене. Все руководители клубов премьер-лиги не без основания считают, что наш чемпионат входит в шестерку сильнейших первенств Европы. Мы развиваемся, мы зрелищны, мы популярны в стране и становимся популярны в Европе. Семимильных шагов не делаем, но уверенно ступаем вперед. Хотя сама оценка чемпионата России разнится со, скажем, чемпионатом Германии. Во-первых, там очень приличное количество абонентов, тех, кто за просмотр футбола платит личные деньги, во-вторых, там очень четко прописаны взаимные требования. Бундеслига отвечает перед каналом за посещаемость и за многие другие вещи, а у нас НТВ+ работает, так скажу, на будущее. Не хочу говорить, что телекомпания переплачивает – это смотря с какой стороны на ситуацию взглянуть, но и четких критериев такой суммы контракта, а не эдакой, пока не существует.

– Другими словами, сиюминутно НТВ+ все-таки платит чуть больше, чем это объективно целесообразно?

– Думаю, да. Если говорить о сиюминутности.

– А клубы, на ваш взгляд, нередко переплачивают за своих игроков?

– Это скорее определяет не конкретная сумма, а конкретный результат, которого добивается клуб, приобретший игрока.

– Результат – это место в таблице?

– Не только. Это качество игры вкупе с полезностью для команды.

– У, например, Тимощука качество игры на двадцать миллионов?

– КПД Тимощука в «Зените» был огромен, а «Зенит» выиграл чемпионат и Лигу Европы. Вот и считайте, стоил украинец таких денег или нет. На мой взгляд, он оправдал эти вложения.

– Бизнес-критериями такая сумма как-то объясняется?

– По крайней мере, должна объясняться. Дорогой игрок должен влиять на продажу атрибутики, на ту же стоимость телеправ. Смотри, сколько мячей наколотил Кураньи за считанные матчи. Каков его КПД?

– Его личный – отличный. Но, скажем, у того же Думбия он наверняка будет намного выше, потому что Думбия в России растет, а Кураньи в России выхолащивает свою звездность.

– Ты понимаешь, на все воля каждого руководителя клуба, которая сложно оценивается.

– Но мнение ведь у вас имеется.

– Хорошо, мне ближе позиция ЦСКА, когда берется молодой парень, помещается в хорошую атмосферу, со стабильным финансированием, и вырастает в звезду. В итоге, ЦСКА добивается и спортивных результатов, и коммерческих, выгодно затем продавая своих футболистов.

– Так если отходить от футбольного клуба как от социального проекта, не напрашивается ли вывод, что на данном этапе Российская футбольная премьер-лига обречена на подход развития класса футболистов, а не его потребления?

– Я не могу рассуждать так радикально. Самое ведь важное – это стабильность. И ее определяет не руководитель премьер-лиги, а каждый из руководителей клубов. И она присуща только частным клубам. Увы… В частных организациях стратегия, бизнес-план, а в бюджетных, как правило, задача…

– Та самая, которая «пятое место» или «в десятке»?

– Да даже попадание в еврокубки трактуется по-разному. Кто-то под это дело скупает опытных игроков, кто-то тренера берет и меняет.

– А те из руководителей, которые принимают самые большие решения, с вами за общим столом, как правило, не сидят?

– Многие сидят. Приезжают, садятся, общаются, некоторые в исполком входят.

– Так вы им…

– …Нет, я не могу им советовать. Я уважаю внутреннюю политику каждого клуба… В свое время, году в 2003-м, я присутствовал на общем собрании лиги, так один из руководителей встал и сказал: «Я могу содержать команду. И я буду содержать».

– Есть черное, есть белое.

– Примерно. Потом он продолжил: «Не захочется мне вкладывать деньги, я и не буду вкладывать». Что здесь можно ответить? Как ты на него повлияешь? Это говорил бизнесмен. Сейчас УЕФА под нажимом своего президента Мишеля Платини вводит так называемый финансовый fair play. Но я очень сомневаюсь, что господину Платини удастся убедить владельцев «Милана», «Интера», «Реала» или шейха Мансура тратить только заработанное. УЕФА с этой идеей упрется в бетонную стену. Почему?

– Потому что не залезь «Барселона» в кредиты, мы бы ей не восторгались.

– Верно. Английская премьер-лига – самая богатая лига мира. Так почти все английские клубы – должники. Любой владелец суперклуба спокойно найдет как и на что потратить свои личные средства без «публичного» освещения. Вот и мне очень сложно регулировать деятельность клубов. Даже на уровне советов. Цели и задачи слишком разные.

– Футбольный менеджер со временем меняется?

– Меняется.

– В советские времена ведь это был находящийся в жестких рамках предприниматель, выбивавший машины, квартиры…

– …ондатровые шапки. А в девяностых он, менеджер, уже лишился рамок. Но советскому менеджеру перестроиться в российского было легче, чем сейчас иному управленцу входить в футбол извне. Но и тогда, и позже, и сегодня менеджер очень часто занимается одним и тем же делом.

– Каким?

– Выбиванием. Конечно, бизнес нынче строится по-другому, и люди разнятся, но выбивание их объединяет. Кого-то в большей степени, кого-то в меньшей.

– Выбивание – это тоже от нашего менталитета.

– Да, и от бюджетного финансирования. Гендиректор клуба идет на встречу с губернатором, и старается перетянуть одеяло на себя, убедить, что финансирование нужно такое, а другого не хватит. Это же выбивание… В частном бизнесе этого нет. Там другое мышление. На которое мы всем нашим футболом пока не перешли.

– Владелец «Краснодара» Сергей Галицкий, кстати, расчехвостил отечественную теорию «задачи на сезон».

– И я с ним согласен. В современном бизнесе ведь так: встречаются три-четыре акционера и решают насущные задачи. Насущные, те, которые требуют анализа. Анализ с выбиванием несовместим.

– Почему вы в прежних своих интервью говорили, что надо помогать таким реальным банкротам как «Томь» или «Крылья Советов»?

– А что в этом плохого? Я же не призывал скидываться этим клубам на выживание. Я предлагал помогать им, повышая доходы премьер-лиги, которые даже не самым сильным клубам будут гарантировать существование.

– Вы против пафосных обращений к Владимиру Владимировичу?

– Терять Сибирь или Самару действительно жалко, но выходить ради этого на премьер-министра – это неправильно.

– Когда руководитель той же «Томи» приходит и садится рядом с вами, то какая у него логика такой отчаянной борьбы за дотирование клуба именно в рамках премьер-лиги? Почему бы не сбавить обороты и не начать развитие в первом дивизионе, во втором, коли не смогли за эти годы наладить бизнес-процессы?..

– А на общих собраниях многие коллеги прямо говорят: «Не можете тянуть команду премьер-лиги, играйте в том турнире, где вам будет удобнее». А логика у них – народ…

– …железная логика.

– Они говорят, что местный народ не простит им понижения любимой команды в классе. И я их понимаю.

– Это же прикрытие. Кому нужен этот народ? Да и болельщицкий народ от команды не отвернется ни в каком случае. Вон за «Москву» болели в премьер-лиге, болеют и в турнире среди любителей.

– Преданный поклонник действительно от команды не отвернется, но также популярна в этих случаях и такая логика: «Томскнефть» финансировала клуб, потом «Томскнефть» была куплена «Роснефтью» совместно с «Газпромнефтью», и новый акционер не имеет никакого отношения к томскому футболу. Но люди, работающие на предприятиях, живут и работают в Томске, многие болеют за «Томь».

– Но акционер имеет полное право не содержать клуб, который, к тому же, совершенно нежизнеспособен как бизнес-предприятие.

– Абсолютно правильно. Меня много раз спрашивали по поводу отказа от финансирования «Москвы». Так в том-то и дело, что «Норникель» не свернул финансирование, он свернул сам проект. Люди занимаются бизнесом и, может, хотят вложиться в шахматы. А, может, и никуда не хотят. Единственная ошибка «Москвы» – запоздалое объявление о закрытии проекта. Игроки не успевали трудоустроиться в новые клубы. Когда началась такая же история в Томске, руководители клуба стали ходить к одним, ко вторым, но в регионе нет ничего крупного, кроме природных ресурсов. Вот они и пошли наверх, вооружившись логикой «наш народ у вас работает, поэтому помогите нам». И пошла цепная реакция…

– Если логика такова, то почему именно футбольный клуб, а не массовый спорт для тех же детей тех же работников тех же предприятий «Томскнефти»? Здесь по идее бесчисленное количество вариантов.

– Правильно. Поэтому они и двинулись тем путем, которым двинулись. Они давили на социальный проект. Тем самым они спровоцировали обратную реакцию высших руководителей, у которых своя логика: «народ надо уважить». Но то, что это не выход, это ясно. Это абсолютно никакой не выход. Это было один раз, это было второй раз. Все, больше такого не будет.

– Вы уверены?

– Уверен. Хочешь играть в премьер-лиге – изыскивай, заинтересовывай, развивайся. Мы же в лиге не ходим во власть с просьбами, мы разрабатываем взаимовыгодные проекты. И еще раз хочу повторить, что будущее за частными клубами.

– Тему договорных матчей нам не обойти.

– Да я и не собираюсь ничего обходить. Спрашивай.

– Сейчас многое говорится и пишется об этом. Вы от кого-нибудь увидели или услышали хотя бы один дельный совет по нейтрализации этого явления?

– В том-то и дело. Ни от кого! Явление такое есть и отрицать это глупо. Но и как бороться с ним – до конца не понятно… Не могу говорить за другие лиги, но в премьер-лиге договорных матчей стало считанное число.

– Сколько?

– Думаю, единицы. Разобраться детально что к чему – невероятно сложно. Вот например, у одного игрока голеностоп подвернулся, у второго ангина, у третьего просто простуда, у четвертого ахилл воспалился. Всех своих лидеров команда лишается, играет слабее и проигрывает. Это договорной матч? Или кто-то придумал, что он больной и не вышел на поле. Договорной матч?

– Странный. Говорят, футбольному человеку по картинке все сразу понятно.

– Не согласен! Просто многие видят то, что хотят видеть, то, на что настраиваются. Ну вот был шум и разбирательство по поводу матча «Терек» – «Крылья Советов». Я старался отгородиться от эмоций, от лишних разговоров и вот здесь, в этом кабинете, внимательнейшим образом пересматривал игру. Так я не обнаружил, что там было подозрительно. Прицепились к какому-то защитнику, который не побежал, а другой поперек дал… Ну и что? Такое в каждом матче бывает: даже профессионалам высочайшего уровня свойственно ошибаться. И как природу этой ошибки отыскать?

– Не кажется ли вам, что в нашем обществе слишком лояльный менталитет в отношении договорняков? Любой тренер расскажет, как сам Лобановский обо всем знал и пользовался этим…

– Да. Но все равно сейчас стало чище. Намного. И, что самое важное, это тенденция.

– Виталий Мутко как-то сказал, что футбол нечистых на руку отбрасывает.

– Помню эти его слова. Некоторых действительно отбрасывает. И надеюсь, что так оно и будет.

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы