Курбан Бердыев: «В организации клубного хозяйства хотим опередить «Арсенал»

Главный тренер нового чемпиона России, казанского «Рубина», Курбан Бердыев рассказал о том, как клуб шел к этому успеху, прокомментировал игру отдельных футболистов и поделился планами на будущее.

«В полной мере пока не оознал, чего мы добились, но начал понимать, сколько у «Рубина» поклонников. Звонят, присылают телеграммы. Победа далась тяжело, и ощущение, что мы сделали большое дело, потихоньку приходит.

В 2003 году, когда «Рубин» выиграл бронзовые медали, ребята на эмоциях хотели доказать всем, что они не хуже других, что команда не случайно вышла в премьер-лигу, что не случайны победы на старте над московскими клубами. В какой-то момент тогдашний президент клуба Исхаков неожиданно для меня поставил задачу занять третье место, не говоря об этом в прессе. Помню, беседовали у Камиля Шамильевича в кабинете, он говорит: «Вот сейчас «Спартак» в Москве обыграем, и у нас реальный шанс на бронзу». Я, честно говоря, тогда засомневался. А после игры Исхаков подходит ко мне: «Я же тебе говорил, что реально».

Тот успех был на эмоциях, но сейчас, когда клуб развивается, все делается для того, чтобы «Рубин» стал чемпионом, мы должны были когда-нибудь выстрелить. То, что это произошло именно сейчас, некоторые объясняют стечением обстоятельств. Я так не считаю. В какой-то период про себя внутри команды решили: мы можем стать чемпионами. А до финиша было еще очень далеко.

Цель стать чемпионами возникла уже по ходу чемпионата. Но договорились, что ни в прессу эту информацию не выбрасываем, ни друзьям, ни близким не говорим. Было понимание: если не сейчас, то, возможно, никогда – именно для этих ребят, среди которых есть и возрастные. Но я видел, что внутренне каждый из игроков готов к решению этой задачи.

Что-то екнуло, когда мы в Москве «Динамо» обыграли. А в команде разговор состоялся уже после сбора в Австрии. И вот здесь очень здорово помогли Рустем Сайманов и Семак – помогли именно созданием победного духа. А Андрей Федоров, даже не играя, привнес в команду атмосферу «Рубина» 2003 года – он, Шаронов и Козко. Конечно, и Дениса Бояринцева было бы неплохо среди них видеть. Это проверенные ребята. Вклад каждого игрока в «Рубин» очень весом.

Если бы тот же Саво Милошевич перестал тренироваться, когда не попадал в состав и в заявку, возможно, не было бы этого золотого гола в Раменском. То же самое могу сказать и про Адамова. Сколько критики в его адрес было! Он на меня обижался – лучший бомбардир чемпионата России, амбициозный парень, а не играет. Разговаривали мы с ним.

У меня ощущение, что Саша Бухаров на правильном пути, но не до конца все понял. Хотя серьезные сдвиги в лучшую сторону видны. Конечно, трагедия с Ленаром Гильмуллиным для Саши очень показательна. Он Ленара помнит, думает о нем, я знаю. И верным путем идет, но только медленно. Его целью должна быть сборная России.

Ничего не могу сказать по поводу дальнейшей судьбы Милошевича. Как и по всем остальным игрокам – еще никаких решений не принималось, подождем конца чемпионата. Знаю, что мы будем усиливаться, но пополнение будет зависеть от бюджета. На одну позицию рассматриваем разных игроков: очень дорогого, дорогого и среднего. Поэтому сейчас очень много работы. Ведь можно взять двух игроков по пять рублей и закрыть две позиции, а можно одного за десять на одну позицию.

У нас есть и неудачный опыт с приобретением игроков. Например, Фабио Фелисио в прошлом году – с мячом он умеет все, а вот духа бойца нет. Поэтому мы и расстались, хотя права на него пока у «Рубина». Тот же Домингес – как тяжело входил! Не было в нем лидерских качеств, он всегда подыгрывал с юношеских команд Кавенаги, но постепенно здесь почувствовал себя лидером. Конечно, я переживаю, что он в «Зените» мало играет, но рад, что он уже много выиграл. Если была бы возможность, вернули бы его, не задумываясь.

Я бы не стал так возносить Сергея Рыжикова. Да, он много работает и всего достиг своим трудом. Тот колоссальный объем работы, который он выполнял на сборах и самостоятельно, вывели его на сегодняшний уровень. Но говорить о том, что он многого достиг, я бы не стал. Рыжиков – далеко не Акинфеев, которого я считаю одним из лучших вратарей в Европе. Я Рыжикова вижу в воротах на тренировках. Ему еще надо много работать, у него много недостатков, о которых он знает. Был период, когда Рыжиков не то что бы вознесся, но успокоился. Знаете, футболисты делятся на тех, кто идет на базар, находится там и возвращается с него с пустыми руками. Так вот, было ощущение, что Сергей шел на базар – трудился, старался. Наступил момент, когда он туда пришел и успокоился. Я ему сказал, что это шаг к тому, что придется с базара возвращаться, и он это понял.

В этом сезоне был момент, когда Козко находился в очень хорошей форме – вышел на уровень 2003 года, когда он в одиночку вытаскивал матчи, а мы забивали в конце и выигрывали, хотя должны были проиграть. Поверьте, мы долго совещались, кого же ставить. Так что в лице Ревишвили и особенно Козко Рыжиков имеет сильных конкурентов. Думаю, Козко своего последнего слова еще не сказал – дай бог, у него не будет травм.

Думаю, Кристиан Нобоа еще не достиг своего уровня. Потенциал у него высокий, он очень быстро восстанавливается, что важно для полузащитника. А в плане адаптации важную роль сыграла девушка, с которой он встречается последнее время. Ему в Казани стало комфортнее. Поймите, он молодой человек, никуда из Эквадора не выезжал, а тут – на другой конец света…

Был момент, кода Нобоа не попадал в состав, и у нас был серьезный разговор – с ним и еще с Алексеем Ребко. Я тогда сказал ребятам: «Будете в хорошем состоянии – появится у вас шанс. Используете его – будете играть, а менять победный состав сложно». У Кристиана такой шанс появился, Ребко решил попробовать себя в «Москве». Это его право, но я считаю, что Леша тоже одаренный футболист. Ему бы прибавить в объеме работы на поле и в единоборствах, а потенциал организатора есть – людей с таким острым пасом, быстро мыслящих у нас мало.

А вообще, Ребко и Нобоа в чем-то идентичны. Кристиан еще не достиг того, чего мы от него ждем. Я понимаю, что он хочет играть в Европе, особенно в испанском чемпионате, но надеюсь, что он прибавит еще в «Рубине» – нам нужен Нобоа другого, более высокого уровня. Кристиан не всегда стабилен.

Вести селекцию сейчас стало тяжелее – мы не знаем своего бюджета, на одну позицию смотрим по четыре человека разной цены. Перед игрой с «Сатурном» мы встречались с Шаймиевым, он сказал, что вопрос по бюджету будет решаться по окончании сезона в его присутствии. Нам бы эти пять-семь лет выжить, потом инфраструктура с воспитанием своих футболистов заработает, будем продавать игроков. У нас серьезные намерения. Особенно у Рустема Сайманова. Что будет с Рустемом – время покажет, но его идеи и планы серьезны.

В плане организации клубного хозяйства хотим опередить лондонский «Арсенал». Почему бы и нет? Чем мы хуже? Для нас нет догмы, мы просто хотим взять по максимуму из того, что Европа уже имеет. Прежде всего, это касается тренерских кадров, интеллектуального развития. Наши мальчишки ничем не хуже европейских.

Мне интересно, как мы проведем последние матчи чемпионата. Одно могу сказать: у ребят нет чувства опустошения. И потом, у нас есть футболисты, которые не так много играют, у них с мотивацией все в порядке. И если мы на тренировках почувствуем, что кто-то из выходивших на поле в последних матчах успокоился, играть будут другие. Это очень важный момент. Мы в этом году играли спокойно. Выпадал один игрок, два, три, четыре – мы не чувствовали себя некомфортно. Когда идет двусторонка, еще не известно, кто сильнее. И прав был Божович после кубкового матча в Казани, когда сказал: «Еще не известно, какой состав сильнее – сегодняшний или тот, который в Перми в чемпионате нас обыграл». У нас два равноценных состава. И в конце чемпионата, когда на карточках висели несколько человек, не было беспокойства.

Пункта в контракте о правилах общения с журналистами нет, но на словах я говорю игрокам о клубных нюансах. Если футболист соглашается – подписываем контракт, нет – разговариваем. Как правило, соглашаются. У меня в этом плане особых тревог не возникало, сами ребята больше переживают, потому что выходили искаженные интервью и даже те, которые они вообще не давали.

У меня в ближайших планах хадж 29 ноября, я очень этого жду», – рассказал Бердыев в интервью газете «Советский спорт».

Материалы по теме


КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.