Владимир Быстров: «Причина моего ухода из «Зенита» была только одна: за меня предложили большие деньги»

    Полузащитник «Спартака» Владимир Быстров рассказал о причинах своего ухода из «Зенита».

    «Причина моего ухода из «Зенита» была только одна: за меня предложили большие деньги. Без согласия тренера такие вещи не делаются. Уже после того, как я расстался с «Зенитом», мы с Петржелой виделись в Чехии, и он сказал мне, что это, мол, было не его решение. Что я мог на это ответить? Бог ему судья... Мы попрощались и разошлись.

    Что за инцидент произошел у меня с Владимиром Боровичкой, вторым тренером «Зенита»? Однажды захотелось над ним подшутить, но потом сам испугался своей шутке. У нас в тот день был заезд на базу. Я приехал пораньше, взял огромный камень, который нельзя было не заметить, и положил его на парковочное место Боровички, чтобы он туда не смог заехать... Но Владимир, видимо, плохо видел с утра – и на скорости наскочил на тот камень.

    «Спартак» как был, так и остается «Спартаком». Нет ли мысли перебраться когда-нибудь в иностранный клуб? Сейчас я думаю только о «Спартаке». И надеюсь вырасти там как футболист.

    Матч для меня начинается, когда выхожу на поле и слышу свисток судьи. Предугадать что-нибудь до этого не пытаюсь. Думать об игре заранее значит лишний раз себя нервировать. Если все время будешь об этом размышлять, в самой игре у тебя ничего не получится. А если ты отключен от предстоящей встречи, то можешь спокойно накапливать силы и эмоции, которые очень пригодятся на поле.

    Я стараюсь верить в лучшее и не думать о плохом. Что касается данных, то здесь нужно довольствоваться тем, что тебе дал Бог. Мой рост 177,5 сантиметра, вес 69 килограммов, и это меня вполне устраивает. А обо всем остальном спросите у тренеров.

    Волнение и эмоции – не одно и то же. Без эмоций, как мне кажется, просто нельзя играть в футбол. Но это вовсе не значит, что они мешают мне справиться с волнением.

    Если тренер знает, чего хочет, и ты его понимаешь, то все воспринимается очень легко. Проблемы возникают тогда, когда что-то остается неясным или кажется тебе слишком сложным.

    Не буду пересказывать слова Хиддинка, которые мне особенно запомнились. Хиддинк может много чего сказать на установке, но это должно оставаться между нами. Может очень спокойно пошутить перед важной встречей, и все будут смеяться... Российские тренеры ведут себя иначе. Они считают, что перед игрой футболист должен отключить компьютер с телефоном и, лежа на кровати, смотреть в потолок. Хиддинк же относится к игрокам по-другому. Он доверяет нам, прекрасно понимая, что каждый из нас – профессионал, который знает, как готовиться к игре.

    Не так давно я получил травму крестообразной связки. Для любого человека это ерунда, а вот для футболиста – настоящая драма: раньше после таких травм нужно было уходить из футбола. Но сейчас врачи научились делать операции, после которых, потратив на восстановление несколько месяцев, можно продолжить карьеру.

    Снится ли мне футбол? Снится, но всегда в каком-то фантастическом виде – будто бегаю на коленках или еще что-то в этом роде... Однажды приснилось, что не забиваю пенальти. Очень хорошо запомнил тот сон, потому что вскоре все именно так и произошло в реальности.

    Представить себя в 40 или 50 лет не могу. Я чувствую себя на 20 лет, и мне кажется, что так будет всегда», – сказал Быстров в интервью «Спорт-Экспресс».

    Материалы по теме


    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.