Георгий Ярцев: «Ни один клуб в России не потерял столько молодых талантливых игроков, сколько «Спартак» за последние годы»

    Заслуженный тренер России Георгий Ярцев, сегодня отмечающий 60-летие, осветил некоторые фрагменты своей тренерской карьеры.

    Об открытии Павлюченко и Алдонина для российского футбола: «А Быстров? А Анюков? Если собрать всех, кого я открыл для сборной, то соберется не одна команда, а две. Я ценю, когда человек рвется быть первым. Когда мне достался «Спартак» в 1996 году, подошла целая волна подобных игроков. Но были моменты, когда приглашение того же Горлуковича вызвало смех, улыбки, покручивание у виска – мол, Ярцев совсем с ума сошел, приглашает отнюдь не спартаковского игрока.ь Потом где были эти критики, когда Горлукович несколько сезонов на таком уровне отыграл, что дошел еще и до сборной? Сейчас многие из ребят, которые начинали у меня, играют под руководством Хиддинка. Недавно в каком-то телерепортаже говорят: «Адамов дебютировал в сборной Хиддинка». Нет, Адамов дебютировал в сборной Ярцева в Японии. Но я и на это не обижаюсь. Я не злопамятный, у меня просто память хорошая. Светлые дни оставляю себе».

    Об отношениях с футболистами: «Говорят, Романцев не разговаривал совсем с игроками. Я тоже не допускаю панибратских отношений. Игроки свое дело делают, я – свое. Вот почему я в сборной не имел претензий к цээсковцам. Там чувствовалась рука Газзаева – дисциплина, порядок, на тренировку без опозданий, без нытья».

    О поражении сборной России от португальцев со ссчетом 1:7: «Такое бывает раз в сто лет. Ну не наш день был, и все. Причем ничто не предвещало такого тяжелого поражения. Наверное, когда-то прольется свет на этот матч. Но мне он показался очень странным. Наши игроки были вялыми и несобранными. Мало того, я много раз говорил: из девяти мячей, которые направлялись в наши ворота, попали семь. Не могу до сих пор объяснить, почему все это было. Только знаю одно: мы уж никак не хотели проигрывать с таким счетом. Я отходил очень долго. Жена увезла меня за город. Где-то неделю я вообще не появлялся нигде. Лес, грибы, баня, снова лес. Я жил на даче, закрытый, отрезанный от мира. Люба со всеми разговаривала. Когда пришел в себя, стал готовиться к игре с Эстонией. Сейчас с позиций своего возраста думаешь: что ты сделал неправильно? Но и сейчас говорю: ничего бы не переделал».

    О дружбе с Романцевым: «После моей отставки с поста главного тренера сборной он позвонил первым и сказал: «Держись! Я прошел через это, и ты пройди. Не ты первый, не ты последний». Есть друзья, с которыми я никогда не расстанусь. И среди них не только футболисты. К сожалению, уже нет одного из самых близких – актера Саши Фатюшина, и Александра Абдулова нет, с которым Фатюшин меня познакомил на своем дне рождения».

    О Хиддинке: «Он импонируте мне своей независимостью. Захотел человек сделать сборы, даже без контрольной игры, и сделал. И никто не выступает. Попробовал бы пойти на это в середине подготовительного периода российский тренер, получил бы на полную катушку ото всех. Я считаю, что Хиддинк поступает правильно».

    О заинтересованности со стороны российских клубов: «Выбор работы и сейчас есть. Футбол все больше и больше уходит в административную часть. И немногие президенты клубов, администраторы понимают, что их задачи часто решают тренер и футболисты. Когда есть эта сцепка, есть и результат. Не хочу сказать в укор, но где те президенты, которые не прислушивались к советам? Где сейчас «Динамо», «Ротор», «Торпедо», «Спартак»? Я жалею, когда такие команды рассыпаются. Мне кажется, что ни один клуб в России не потерял столько молодых талантливых игроков, сколько «Спартак» за последние годы», – рассказал Ярцев в интервью «Комсомольской правде».

    Материалы по теме


    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.